В одной далекой стране

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

В одной далекой стране

Сообщение RDL_python » 12 июн 2017, 20:13

Сказка первая...

- Мать... Мать... Мать... Мать...
Привычно стучало, как кастаньеты вторящие гитарному стоккато эхо, метаясь среди пальм и платанов буйно зеленеющего сада новой гасиенды Семьи Коматозо.
Это во дворе, благородные Доны семейства разминались распевая песни и текилу, в ожидании прибытия отцов семейства...
Они так разошлись, что просто не заметили вкативший во двор лимузин...
Дону Стиви пришлось кинуть в находящуюся, традиционно в углу двора, огромную кучу немытой посуды пару гранат. Чисто чтобы привлечъ их внимание.
Доны быстро, пошумев еще пол часика, подтянулись к нему и дону Питоньо прикатившему из столицы послушать новости...
- Почему в хате, как шаром покати? Вы куда вы ушлёпки обеденный стол сплавили?
Дон Питоньо был сумрачен и неразговорчив.
- Так, это, во дворе...
Дон Ульво стараясь удерживать отяжелевшее тело под твердыми и верными 35% по отношению к линии горизонта ногой бысто смел щепки от скуренного стола под порог...
- Мда?
- Чесссно ик благоротное!
Питоньо недоверчиво осмотрел двор со следами от выкопанных мин заваленный пустой тарой и объедками.
- А жрать привезли? А то, мы значит решили, немного размяться для празднования приезда Дона, и немного увлеклись...
- Понятно.
Питоньо сплюнул и сделав знак Стиви следовать за собой пошел на гасиенду. Сейчас говорить с донами, было бесполезно. Они были счастливые. Счастливые до полной потери ориентации и свойств сопряжения мысли со словами, как чужими, так и со своими...

- Стиви, у нас проблемы...
Питоньо брякнул в пыльное нутро подвернувшегося под руку пианино, свой чемодан и пару снятых с себя кобур, с тяжелыми пистолетами. Пыль взвилась красивым грибом напоминающим ядерный фаллос. Как в кино...
- Не вкурил?!
Питоньо, достал сложенный в четверо бумажный лист.
- Это выписка из нашего счета.
Стиви пожевав краешек сплюнул на мрамор пола с отвращением.
- Какое дерьмо...
- Верно. Всего четыре кило баксов. И Дон, которого надо было встретить, вместе со своей внучкой пропал... Как всегда - в неопределенном направлении.
- А донья?
- Ну мадам как обычно поехала в швейцарию, чинить свои наручные часы...
- Гхм... Может это она?
- Дона таво?
- Да нет, бабки сняла на починку часов!
Питоньо поскреб в коротко стриженных седых волосах и с огорчения достав из за пояса любимый армейский кольт пальнул в китайскую вазу у входа...
- Мама мия сантопередастобарматухошеккель!
- Мдя. Ситуация.
- И заметь, тяжба с городскими властями за компенсацию взорванной старой гасиенды, тоже требует бабла...
- Сволочи! Это их водопроводчики намудрили, так, что из всех щелей попер биогаз. У меня три банки соленых в маринаде ананасов погибло!
- А на чердаке сгорел между прочим антикварный немецкий дережопель, мне старший Во-Ва царство ему небесное как-то на днюху его подогнал.. Там красивые кресты были...
Доны немного помолчали, думая о своем и потягивая из горла стоящую меж ними бутыль текилы. Которая как бы сама собой откуда-то появилась. По залу скакал мотыльком, азартно делая ката стибренным у дона Питоньо плутораметровым ножом для чистки яблок, младший дон Во-Ва.
- А может нам банк взять?
- Нахрена мне еще банк здесь? Мне по гроб жизни хватает тех двух паровозов, на которых приехал дон Во-Ва младший со своим племянником! Эти кретины, снимали рельсы сзади и клали их перед паровозом по пути сюда.... А когда сюда добрались, на радостях пропили их.... Вот и стоят, два паровоза, на заднем дворе... Хорошо хоть дон Пивас Текилас приваливший из Петрогородского округа Мексикании приспособил их топки под парилку...
К слову, что он там парил, впаривал, запарывал, и кому, никто не толком не зал... Возле паровозов Питоньо навтыкал клейморов и растяжек на противотанковых гранатах чтоб их не растощили местные крестьяне. Но Пивас Текилас как то шастал на них не наступая и всегда возвращался от паровозов раскрасневшийся и довольный... Странное в мексике использование паровозоф. И Питоньо закрывал глаза на это безобразие в саду... Поскольку ему с этого "парения" всегда перепадала канистра свежего кактусового первача...

***
- Кстати, я обещал племяннице Город показать.
- И что? Что она хочет посмотреть в этих трущебах? Новый бо...эээ.. Школу танцеф?
- Там сегодня праздник, посвященный приезду зарубежного гостя.
- Стоп, он же завтра приезжает! Гос Секретарь этот...
- Вот по этому праздник сегодня. Нагонят ведь полиции, охраны. В кусты не отбежишь. Какой уж с такой кодлой шляющейся тут и там всякой шушеры праздник?
- Кстати мысль. Пойдем развеемся. Сними только руль с машины, а то наши доны, чего доброго спьяну покататься захотят...
- А может мы на машине?
- У тебя ж права на вертолет! Напорешься на Шерифессу и амба. Прошлый лимузин конфисковали, и этот отнимут!

В городе праздник был в самом разгаре. Гудели не хуже чем доны на вилле Коматозоф. Прямо под окнами мэрии стояли навороченные джипы местных крестьян нажившихся на продаже ворованных с плантаций и сада гасиенды Семьи противотанковых мин.
Из мощных 200ватных колонок внедорожников, на всю деньгу жарила жаркая латиноамериканская музыка.
Прямо на улице смуглые мулатки, пользуясь случаем, в танце обнажали то, что обычно прятали, подманивая зажиточных мачо разгоряченных ядрено забродившим на жаре пывом.
Питоньо, под шумок сам вспомнил молодость и поскакал козлом. Но не долго, вовремя заметив стоящего за одним из джипов и смотрящего с прищуром мэра. В кузове этого джипа что-то строчила, высунув язык от усердия шериф, в мятую казенную тетрадку. Быстренько схватил пива и отошел в тенек.
Тем временем шум нарастал, раскидывая толпу бамперами, вкатилось три новых авто до отказу забитых приехавшими на праздник.
Дон Питоньо с чисто энциклопедическим интересом стал разглядывать выпавшее из одной машины, прямо ему под ноги, тело. Тело было с ног до головы в коже и понтах.
- Ну прямо мой блин брательник. Таким сморчком не по сезону у нас в семье токо Шадоф обряжается...
Питоньо, пнул носком сапога тело.
- Релоуд юзер! Я в формате!
Питоньо заинтересовано присел на корточки.
- Смотрика и матерится как брателло... Слышь самородок? Ну-ка выдвень дископриемник...
Тело, услышав понятные его менталитету слова, выплюнув набившуюся в рот при падении кожуру бананов и дорожную пыль слегка приподняло голову
- Пользачъ или топчешъ наугад по эникею?
- Брателло...
Питоньо обречено вздохнул, поднял тело за ремень, и отряхнув взвалил его на плечо. От тела пахло знаменитым дорожным коктейлем "Призрачный Медвешко".
(нашел блин с кем... и что пить.. мдя... Правда в свою молодость, Питонье пил и не такое... Один только знаменитый "Керосиновый Влупень" знаменитого бармена Фишманелло что стоил... После него в туалете курить не рекомендовалось категорически... Но так в его молодость и малодш не такая хлипкая была... Бывало бочку ракетного топлива на троих за ночное дежурство усиживали... А утром по бабам, в самоход.. эх... молодость-молодость...)

- И каким ветром тебя в наши края? Опять кому-то порносайт вместо базы данных загрузил?
Брат не имея сил сопротивляться и поняв что до конца формата он без понтов подвешен сбивчиво прояснил появление своего акоунта.
- Банк подломил. Засэйвил малость зелении, на резервную копию. Они за мной ФБРастов нацепили, я и сделал перенос данных.
- Господи, горюшко ты наше американоживущее... Все люди как люди, женятся, дело заводят. А ты с компьютером живешь...
Утро было как всегда отвратительным...
Во дворе из за рассыпанного кем-то ведра конопляного семени, дико кудахча и стуча носами до щербин в базальтовом покрытии, ссорились сторожевые куры.
Хмурый дон Ульв сидя на краю разбитого вчера по веселухе бассейна, безуспешно кидал в них топором только подзадоривая этим несносных птиц. Птицы действительно давно не неслись.. Но зато могли снести все, что попадется на пути к жратве...
Подошел дон Зиппо ковыряющий в ухе именным вальтером с надписью "Гроссе Штир..(дальше чем-то замазано).. от Фатерлянд"
- Ты бы топор, привязал веревкой... Ато ведь кажный раз его граблями то тяжко подтягивать взад...
- Пробовал, но веревки, у нас тоже из конопли связаны, эти гадины их склевывают...
- О... Слышишь мат? Питоньо видно заметил таки, что это в его чемодане затеяли шашлык жарить...
- Кстати а где шашлычница то? Вчера, точно помню привезли.
- Она мне в подвале нужна. Вопрос безопасности семьи!
Фальконэ, заявив это, сделал суровое лицо. А Ульво вспомнив о чем-то, не стал далее приставать с вопросами.
Старики покряхтывая поплескали в лицо из бассейна и закурив, стали делать ставки. Закидает куриц Питоньо гранатами или попросит младшего Во-Ва шмальнуть по ним из фамильного пулемета.
Их "спор" обломал соседский кот, который видимо решил навестить кошечку донны...
Куры с ревом ринулись за новой поживой, и вскоре только отдаленные кошачьи взмявы, да хлопки противопехотных мин указывали, в какой части сада находится эта свора...




Так или иначе семья стала расползаться по делам...
Адвокат семьи достал очередную пачку мелко исписанных бумаг и бегал за разыскивающим по хате обойму от своего пистолета Питоньо, нудно приставая чтоб тот все это подписал. Дон Во-Ва, с племянником, навострили лыжи проверить местный кабак.
Короче в город вышли дружно, по двое-трое, где то через пару часов. Бросив на хате пару донов помогавших Стиви искать свинченный вчера с лимузина руль...

В город уже приехал мистер Стоун. Это смекнукли по тому, что везде была развешана вкривь и вкось киперная лента, за которую полицаи загоняли местное и прочее население. А еще потому что все оружие конфисковывали и забирали в оружейный магазин.
Его владелец ГОРелло де ля Бром (Gor van Bor по паспорту...), тут-же начал его же продавать. Из под полы. Их же владельцам. За безумные бабки...
За пистолет просил 1500, а за автомат 3000 песо, это при том что налика на руках у людей после вчерашней пьянки было всего по 50 песо выданной гордумой похмельной компенсации, а чековые книжки обналичивали только 120 песо за раз... Да и то с пятое на десятое... К тому же получать оные надо было в банке. А в банк, невозможно было пройти нормально через ряды озабоченной и роящейся в нижних этажах здания полиции.

Питоньо отпустил своих пастись и пошел жаловаться на жизнь Анне Марии.
"чик" тик-так, тик-так, тик-так, тик-так, тик-так...
Информация к размышлению... Анне Мария...
Мадам бар...ээээ... Школы танцев Ла Бианка. Анне Мария де"эспиноса Веске (В девичестве просто Анне Веске).
Характер нордический, стойкий. Средних лет, не высокая, обладающая выдающимися фигурными данными (мадам все таки...) Беспощадна к врагам "танцев".
Старая приятельница дона Питоньо, партнер в некоторых, только им известных, делах и соответственно друг и информатор Семьи... Что обеспечивало ей не рекламируемую, но твердую поддержку и защиту Семьей Коматозо. (картавый голос за кадром...) - Первейшая задача еволюцоннного момента, пиивлечъ на свою стоону насеение. Надо обепесить кышу наибоее вазным ео ченам. Бес их подежки евоюция не стоить... (С)
Питоньо потряс головой, и посторонние голоса ее покинули... На всякий случай, он даже поковырял в ухе паркером... Эти странные голоса его начали беспокоить с утра.. Вставал вопрос, чем же это они с доном Стиви закусывали вечером?

В салоне медотативно покачивался, посеред потолка, конструктиф. Сделанный из надуваемых эээ шариков - очень сильно похожий на посинелый фаллос...
С одной стороны это было рекламой, с другой успокаивало нервы, с третьей, напоминало некоторым буянам какой части тела они лишатся если будут тут хулиганить...
Питоньо напоили, обласкали, но развлечься и расслабиться не удалось, было полно дел...
Поговорив о них с мадам и пообещав прислать дона Фальконэ, чтобы помочь охране, раздав все свои наличные девочкам на конфеты Питоньо скрипя сердцем потащился дальше по делам...

Семье был жизненно необходимо заключить контракт с представителями Американской администраии, именно после поездки по этой теме, так и не завершив ее договором с оными, пропал ДОН. Дон Питоньо с присущей ему обязательностью, пошел отлавливать мэра. Приезд Гос Секретаря был как нельзя к стати. И один из информаторов доложил. что у него, имеются негласные полномочия на заключения контракта подобного рода.

Мэр нашелся на центральной площади. Улучшив момент когда полицейские рванули восстанавливать порушенный чьим-то авто барьер, Питоньо подошел и поздоровался.
- Как ваше здоровье дон Мэр? Вас еще не одолели, ваши кредиторы?
- Вашими молитвами дон Питоньо! Кстати нам есть о чем поговорить.
Мэр немного понизив голос подошел ближе.
- Если вам интересно взглянуть на нашего высокого гостя... Мэрии, не помешает небольшое пожертвование в городскую казну от частных лиц. Скажем жалкая тысяча песо...
- Кхе... Господин Мэр, городская казна понятие сами понимаете растяжимое... Не хотелось бы чтобы деньги столь необходимые для социальных программ нашего города ушли как вода в песок...
- Если вы сделаете это через моего секретаря, они дойдут, самым коротким путем. Туда, куда и следует.
Питоньо обалдело посмотрел в спины охранников уходящего Мэра... Мдя. Он то думал, что сейчас придется ломать комедию, часа полтора, чтоб подтолкнуть Мэра к нужной мысли.. Странные пути твои о господи... Всего тысяча песо, Ё!
Видимо слухи о задолжностях мэрии, не то что не преувеличены... А не отражают даже части этой проблемы если Госсекретаря Штатов, всего за 1000 листов местной валюты водят на показ народу...
Качая головой, он пошел к Банку. Но пройти в Банк не удалось, опять все перекрыла полиция. Помыкавшись так и эдак, Питоньо забежал на почту застав там единственного почтаря, что-то увлеченно разглядывающего в окно.
Времени было в обрез. Питоньо быстренько отсчитав ему 1000 фальшивых песо, дал сверх этого еще 40 за труды по оформлению (на что не было времени) перевода суммы для секретаря Мэра. И пошел искать куда-то запропавшего Брателло.
Все ж родная кровь, насосется еще опять "Призрачным Медвешко", или еще какой еще более ядовитой местной мутью и начудит. А вытаскивать из кутузки его даже адвокату семьи будет трудно, цены на подобные услуги с приездом Янки, взвинтились неимоверно.

Уже на выходе из города, пройдя мимо подозрительно трезвых полицейских, Питоньо услышал за спиной следующий разговор.
- Слыш мужики у дона то пистолет наверняка с собой. А разрешение у него только на хранение, точно говорю. Сам шериф так сделал чтоб было как на него надавить.
- Берем.
И в его сторону, затопотали подкованные бутсы полицейских энтузиастов спортивного бега.
- Эй стоять!
- Как там тебя, Блаародный?!
- Стоять кому говорю, документу к смотру!
Запыхавшиеся полицейские подбежав приняли документы и не читая жадно уставились на куртку дона.
- Оружие есть?
Питоньо артистично сделав непонимающее лицо, открыл ее с другого бока.
-Конечно доны! Вот любимый нож для чистки яблок, после взрыва канализации в городе такая антисанитария.
Огорченные полицейские плюясь и давая подзатыльники инициатору забега отвалили.
Питоньо спрятал документы, и поправив кобуру висевшую под курткой с другой стороны, решил зайти в Бар, так, от греха подальше, Вдруг сообразят что к чему, а у бара есть отличный черный ход якобы заделанный еще в прошлом году.

В баре было накурено - хоть топор вешай.
Из дыма доносился незатейливый латино-амереканский многоэтажный, перевитый упоминаниями девы Марии во всех склонениях, мат и звон кружек.
Прямо перед ним в пространстве открывшемся взору благодаря тому что оттуда дым сдуло при хлопке двери какойто наемник расказывал о своих похождениях таким же пьяным собутыльникам.
- А самая непобедимая, армия, оказалась Гондурасская. Команды в Гондурасской армии всего две - "огонь" и "валим!". Когда Гондурасская армия наступает - всё очень строго. Впереди пехота на бреющем полёте. За ними - офицеры на боевых зелёных сороконожках. И танки. Гондурасский танк спрыгивает с дерева, стреляет, дико хохочет и снова прячется в дупло. И как с ними такими воевать - никто не знает...

Отвлек от увлекательного рассказа наемника, Питоньо, звонок на мобилу. Его Брателло все ж успел во что-то вляпаться и его искали. Пока он истерично вопил, об этом, находясь на почте. Питоньо зашел в находящееся рядом с ней охранное Агентство и выписал ему, за его же бабло охранника до Гасиенды.
После чего, еще с пол часика, мило потолковал с главой Агентства, потягивая пиво о ценах на оружие и ганжубас.
Но как всегда толком расслабиться за интеллектуальной беседой не дали. Его скинул с дивана завибрировавший не на шутку сотовый (в последний раз бабам даю сотовый с вибро-вызовом побаловаться!).
Кто-то истерично кричал что Гасиенду обстреливают из автоматического оружия при этом что-то вопя про маму.
Охранники с загоревшимися глазами схватили свои винтовки и с надеждой в голосе поинтересовались - не могут ли они оказать Семье небольшую услугу в области защиты собственности.
Расстроенный Питоньо, естественно любезно согласился... И матерясь на чем свет стоит, пошел по следу стоящей на дороге до небес столбом пыли, от пробежавших тут перед ним нанятых охранников, на Гасиенду. Смотреть что там еще перебили гости.
Вспомнив, рванувших как стайка борзых по следу на охоте, повоевать охранников, ему вспоминился старый, времен его молодости и службы в армии, армейский коломбур.
- По дороге молнией мсчался Прапор... Строем... Зигзугом...
Это немного подняло настроение.


У поворота на Гасиенду ктото повесил на столб туалетную бумажку с номерками на ней сверху было написано
- Профессиональная фото и видеосъемка: Свадеб, Вечеринок, Портретная, Эротическая, Рекламная, Посмертная. Качественно Tel: 8-910-4444-909, icq# 328-277-045
Питоньо послюнявив карандаш дописал чуть ниже
- Лично обращаться, в Морг Больнички.
И пошкандыбал на Гасиенду.
На гасиенде уже было спокойно. Садовник куда-то тащил за ноги тело. Доны пили охлаждаемую в фонтане текилу. Из главного зала доносился шум гоняемых шаров. Недавно семья подсела на Гольф. И дон, вошел в дом, слушая в пол уха рассказ о отбитой жуткой интервенции по всей видимости русской мафии.
Стоя на последней ступени склизкой мраморной лестницы холла, Дон Питоньо пристально присматривался к почтальону, с которым дон Стиви азартно резался в гольф в главном зале гасиенды. Играли на то, кто больше раскрошит одним ударом напольных японских ваз. Пока вел почтальон. Одним шаром с отскоком о стены уделавший сразу три...
- Где-то я эту морду пиратскую видел!
Питоньо сдвинул шляпу и почесал скрытый короткой шевелюрой шрам на башке.
- Нет, не помню...
Там, где почесывал Питоньо в тщетном поиске воспоминаний, у него не было кости. Под кожей была пластина из авиационного титана. Ценная вещъ, башкой можно было смело дробить кирпичные блоки. Приобретенная когда то давно, в далекой стране, в пиратском рейде на месторождение золотых самородков. Правда расплачиваться за нее приходилось склерозом и головными болями в непогоду.
- Нет, точно эту хитрую рожу, я где-то видел...
Пока он это обдумывал, Стиви закрутил шар и тоже залудил с отскоком... Прямо дону Питоньо в лоб.
- О! Вот и дон Питоньо!

Почтальон оказался очень милым человеком. Сразу чувствовалось что служилым и "повидавшим". Выпили, поговорили.
Особо заинтересовала тема о господине ЛОБО. Он открыл на почте ящик для приема пожеланий. Этого неуловимого киллера, некое время безуспешно пыталась вычислить местная полиция. Судя по его осведомленности, профессианализму работы и неуловимости, он работал в одной из государственных структур и имел прямую оттуда информацию о городе, горожанах, окрестностях и их жителях.
Семью он не беспокоил, поэтому до сих пор Семья была равнодушна к его частной инициативе.
Питоньо, прикинув так и эдак, послал заказ Лобо на главарей русской мафии якобы обстрелявшей Виллу. Поставив только два условия - "Сицилийский Галстук" мерзавцам и фото исполнения (чисто для отчета перед Доном Коматозо).
По факту завершения заказа, можно уже было рассмотреть и предложение о более тесном сотрудничестве с данным господином.
Как и водится, приятную беседу на производственные темы не удалось довести толком до конца. Ее обломал приход Ирландских Козлопасов. Они решили подождать во дворе, поплевывая на мраморные статуи и задирая донов принимавших апперетив у разбитого фонтана.
С ирландцами, Семья жила довольно мирно. Не было тем для пересечения интересов.
Приняв соболезнования по поводу побитой пулями бандитов черепицы дон Питоньо решил занять господ делом, чтобы те не вздумали перебежать дорожку Семье в предстоящей торговой сделке.
В кратце, это прозвучало так.
- Господа, эти Русские охамели. Они должны понять, что приехали со своей водкой не в ту страну! Уже сейчас, они гонят низкокачественный самогон из воруемых с наших лужаек конопли и кактусов, подрывая нашу господа экономику! Я уже молчу про ихние отмороженные выходки. Это беспридел! И нам надо его прекратить. Семья окажет максимум услуг и экономической поддержки, тому кто в этом поможет. Я ясно выразился?
Возражений не последовало и Ирландцы ушли засучивая рукава.

Время уже было глубоко обеденное и Питоньо крикнул свободным донам, резавшимся топорами на длинных ручках в гольф, чтоб кончали херней страдать и тащили жратву на стол.

Господи, как же тяжело семье без задержавшегося в командировке повара дона Тяпонэ младшего...
Об этом по вечерам напоминали вопли из кустов вокруг забора виллы и не кошерный запах от теда же...
Что делать - каков стол, таков и стул...

В ожидании жарящегося на шампурах мяса, из пострелянных в перестрелке с нападавшими сторожевых куриц, Питоньо остановился у окна в сад.
Его внимание привлекла жарящая через поля, задрав подрясник, фигура сухопарого монаха. Его сандали издавали мелодичную дробь, а загорелые волосатые ляшки, так и сверкали на солнце.
- Слыш, Фальконэ, ты смотри, какие спортивные отцы у нас в церквушке то. У меня б уже дыхалка села. Да еще стакой цепищей на шее то бегать.
- Ага знатно бежит. И наверняка ведь под рясой еще автомат и фляга с освещенной текилой. И через мины ловко скачет...
- Точно, а я ведь сам их там втыкал. Грядка ананасов, грядка мин.
- Кстати, откуда он о них может знать?
- Господь ему указывает Фальконэ.
Монах тем времени свернул к Гасиенде еще издали хрипло прокричав.
- Мир вам дети мои! Кто пальнет, яйца оторву!
- Фальконэ, проводи отца сюдыть, видать святому отцу что-то серьезно надо с под нас.

Монах опустил подрясник, и чинно позванивая цепищей на шее, шел в сопровождении Фальконэ к вилле. Рожа лица у Фальконэ, была странно вытянуто торжественная и радостная одновременно. Давненько Питоньо не видел Фальконэ с такой, не иначе как гадость какую задумал, или по пути, в свой подвал кого затащил и будит там всю ночъ мучить злобно. А ведь обещал, в ближайшие пару дней, обойтись без зверств и насилий.
Когда монах наконец подошел ближе и скинул свой дурацкий капюшон. Питоньо, стало томно и плохо.
- Святая дева мария, Шеф... Как ты похудел!
- Де...
- Что стоите лоботрясы? Срочно, налейте Шефу! И тащите зажрать что ни будь! БЫСТРО!!!
- Да, я ...
- Еще одну!
- Да, бо...
- Скорей свиноморды скотские! Видите, Шеф слова сказать не может!
- СТОООП!
- Доно, вы как?
- Уже, ик.. Лучше...
- Фу... Ну нельзя же так пугать людей то в самом деле!
Далее разговор проходил в тихом семейном стиле... Дон Фальконе ползал на животе вымаливая прощения за содеянное (и в прок тоже) питоньо грузил шефа насущными делами, дон Ульво записной шутник и грубиян отпускал скарбезные шуточки о одеянии (но рук не распускал), прочие доны по возможности... Лезущие не в попад, огребали "Отеческое" благословение златой цепью по хребтине...
И как положено в этом скотском мире...
В самый интересный момент, в ворота Гасиенды вломилась взмыленная полиция славного города Ла Биянка, во главе со своим шефом Донной Черноколготко...

Вся Семья встала на уши. По началу решили что ктото заложил ШЕФА и полицию встретил дон Питоньо строгим напоминанием о том, что оне вторглись на частную собственность. И если ордера нет.
Далее последовала немая сцена потрясения наличным оружием (ну что у кого нашлось под рукой на тот момент). Особо живописно смотрелся дон Ульво выдравший с перепугу из фонтана статую... Мраморная русалка в его руках, занесенная в замахе, все еще продолжала пускать из интимного места струйку и вода красивыми брызгами дробилась о необъятное сомбреро стоящего рядом с двумя топорами в руках и вилами в зубах доно Пивас Текилас.

Шерифесса не на шутку обеспокоенная реакцией донов быстренько заверила их что и в мыслях небыло вторгаться.
Все дело мол, в прибывающем буквально через несколько минут на Гасиенду высоком госте. Мол, надо все осмотреть и выставить охрану.
Питоньо заметивший что любимый Шеф снова нахлобучил свой балахон милостиво позволил полиции выполнять ее не легкие обязанности.
Все равно текилу уже всю допили до нее, а ганжубас был задолго до этого момента отправлен на старые войсковые склады под видом гуманитарной помощи голодающей Америке. Где и дожидался момента заключения о этой помощи контракта.
Именно по этому, все ближайшие дни от клана Коматозо, никто не мог получить и щепотки дури. Питоньо строго настрого запретил торговлю с мелкими аферистами, во избежании преднамеренных подстав от конкурентов, которые могли повлечь срыв крупного контракта.
Даже если это не была подстава. Ну, кому скажите нужны жалкие два три миллиона песо - когда речъ стояла о миллиардах и безоговорочной монополии на данный товар во всем регионе?


И правда, через некоторое время в ворота виллы въехал представительский лимузин в окружении своры телохранителей.
Они Питоньо волновали мало, лишь бы не тибрили наставленные в саду мины.
Немного лишь опасался, что племянник дона Во-Ва вдруг не разобравшись метнет перед гостями на стол, что нить из семейной стряпни, а не из заказаного ранее в ресторане. Пойди тогда отмажься, что не хотели отравить дорогих гостей...
Слава Святой Марии обошлось. Пригодились и пострелянные утром курицы и контрабандная русская водка.
Не та, паленая, которой завалили весь Санто Короче приехавшие русские мафиози. А настоящая РУССКАЯ, привезенная еще из Лыткумбии. Та которую выменял у русского спецназа дон Соловье в обмен на сведения о том, где шарится американский спецназ в поисках своего сбитого доном Ульво по пьяни из стибренного у немцев противоракетного комплекса, спутника-шпиолна.
Беседа текла в нужном русле. Немного тормозил Мэр. Он, совершенно не понимл, что те советники для армии и структур полиции, о которых намекал дон Питоньо (это для американцев любимая тема - чтоб у них просили прислать всяких советникоф и психологов для правильного хода дерьмократизации общества) скоро подсядут на ганжу и будут клевать конопляные семечки с его, мэра, руки...
(Семье то, эти лоботрясы нужны были только для уравновешивания сил влияния внутри страны... Сами понимаете пока гос структуры бодаются - частный капитал без помех свои дела крутит...)
Хотя когда ему чуть ли не открыто намекнули, на то, что Семья поделится процентами со сделки, приличными процентами, заметно подобрел и даже невпопад на радостях хряпнул водки, прямо из горла...
Вобщих чертах павлиньи пляски вокруг весьма "дорогого гостя", прошли успешно и в нужном направлении. Питоньо с "гостем" на раз поняли, что оба нашли друг друга. И что с обоих сторон будут приложены максимальные усилия для консенсуса.
Это не сорвал даже изрядно захмелевший с непривычки от чистого пойла дон Стиви предложивший ради заверения Фроньшипа жахнуть над панамой пару ядерных боеголовок (слава богу, Питоньо вовремя отвлек от его предложения гостей. И его не расслышали. Кстати боеголовки были, и качественные. Их в щет долгов за товар приволокли какие то идиоты из бывших русских провинций).
Дон Коматозо, сидевший за столом, всю беседу одобрительно посмеивался, и щелкал под столешницей затвором стибренного у охранников посла УЗИ, только изрека вставляя наводящие фразы сдобренные добрыми порциями заморочек каталицизма (а что делать? Роль обязывала)...
Кстати, все старательно не замечали его странного реноме на этой вечеринке - приняв как должное.
- Все ж ДОН, в любом обличии ДОН, и это "прикрытие", гораздо лучше выставляемых на показ сексуальных меньшинств в нашем сенате.. (с) "Дорогой Гость"


Все сожрав и выпив, гости решили отвалить. Семья наконец вздохнула с облегчением.
Даже жудко уставший от такого напряжения мозговых извилин дон Питоньо не очень огорчился, что кто-то из гостей таки стибрил плававшую в бассейне большую, рогатую, морскую мину ( её в прошлом году привез в подарок Семье внучатый племянник дона Харона.). Ульво кинув статую поставил ее встряской на боевой взвод, и может оно и к лучшему что стибрили? Все ж морская смесь, которой в ней цельных сорок кило - эквивалент тротила 1\3. То есть если бы рвануло, то снесло бы начисто и Гасиенду , и сад, и поля ганжи, и ананасовые посадки с близлежащим лесом...
Последними с Гасиенды, как и обычно, выметалась городская полиция. Ее жалкие потуги тоже, что ни будь стибрить "на память", воспринимались донами с шутливым благодушием. Особо повесилила донов, попытка утащить противотанковую мину возле ворот... Повеселило то, что к ней то оные и были приварены чтоб не падать.
Короче уматали все. Только два отощалых полицая, скромно попросились покараулить на даче за кормежку и 600 песо сверху.
Ну да пусть их. Все ж, они были простыми крестьянскими парнями, с дуру выбравшими не ту работу в этом испорченном городе. Глядишь, посмотрят на Донов, и поймут каков путь настоящего мужчины в этом мире.

Дон Питоньо младший, тот который Шадов из Штатов, нервно озираясь загибал в пустоту тупой анекдот
- На новый год дети пришли на праздник в масках: Леночка - в маске лисички, Ванечка - в маске зайца... а сын админа пришел на праздник в маске 255.255.255.0
- Слыш Братело... Кончай мандраж гнать, я тебе уже и охранника выписал, а ты все трясешся. Не нужен ты здесь Америкашкам!
- Нет братан! Ты не понял они по мою душу привалили! Вон начальник охранного Агенства тот так и норовит наручники нацепить. Хлопни его. А то, я его пристукну, клянусь мамой !
По тому, что Брателло заговорил по человечески, Питоньо смекнул. что у парня от чистого, не загаженного выхлопными газами воздуха начисто крышу снесло.
Чтоб он еще чего не отколол, после столь удачного дня, и не обломал весь с таким трудом налаженный консенсус. А Питоньо, не мог никак пришить начальника Агентства, даже ради родного брата. Это был его контакт с зарубежным "Дорогим Гостем". Пока единственный и твердый.
Из двух зол он выбрал наименьшее и достав любимый кольт скрепя сердцем, пальнул в Брательника.
Мда. Пряча кольт, он не оглядываясь пошел в город в Танцевальную Школу.
Старикам объяснять сделанное долго не потребовалось. Они поняли с полуслова.
Молодежь... Она так и не понимает, что личное стоит после дел семьи для стариков семейства. Именно по этому - они старшие доны Семьи, ведущие ее дела. Ее опора, пока не ошибутся, или пока более молодые не поймут эти простые истины, на основе которых держится и процветает уже много лет Семейный Клан Коматозо. Дело - превыше всего!

По пути ему встретился почтальон.
Лобо, выполнил заказ в наилучшем виде. Что ж, вот и повод заглянуть в банк.
Дон Питоньо пользуясь своими связями в банковской среде (которые предпочитал не оглашать даже в кругу семьи) разделил счет подстреленного брата на 2 части. И обе части перевел на совершенно другие банковские акредитивы. Причем, одну часть еще можно было вычислить по его личным операндам, а вот вторая бесследно испарилась. И знала куда, только Госпожа Управляющая Банком... Но, она вряд ли бы кому сказала это, даже под присягой.
Мир полон тайн господа. И эта, не первая и не последняя из них.
Одно можно сказать твердо, тот, кто подумал, что брат дона Питоньо пал жертвой уварованных им 100 000 баксов, лежащих на его счете. Просто не знал Питоньо.
Этот счет с долларами брата, был создан для трансфера "наемникам" и оплаты счетов семьи.
Себе питоньо не брал такие крохи. Честь превыше меркантильности для такого старого дона. Питоньо и зарплату то не получал уже много лет. А то что давали раздавал девочкам в Школе Танцев "на конфеты". И откуда у него деньги, и какие, знал пожалуй только сам ДОН и банкир через которого Питоньо прокручивал свои махинации.
Кстати пока он улаживал семейные дела, получил некую информацию, и решил проверить пришедшую ему на ум мысль.
Благодаря этой "идее" Семье возможно не прийдется оплачивать счет выставленный мистером Лобо. Если он, окажется прав, проблема с ним будет к утру решена. А самому мистеру Лобо, будет не до не оплаченного счета. Назревали, куда более серьезные события.


****

Питоньо подошел к двери, за ней забаррикадировались Мэр, Председатель суда Полицмейстер и еще кто-то...
За дверьми, кто-то точил боевой нож. Напевая под этот. идущий от хорошей армейской стали, по которой шаркает точило, заставляющий вибрировать кончики зубных нервов, звук, простой солдатский речитатив. Явно бывший Тигрейрос... Как его то, к этим, занесло?
Питоньо отодвинул пальцем чей-то нервный ствол тыкающийся ему в печень и немного даже подпел...
Любил дон Питоньо простые солдатские песни.
Все в этих песнях было правильно и называлось своими именами. Без всякого этого эльфийского - трава-мурава... она меня, а я его... Асисяй и утютю... Земля в иллюминаторе, а я опять на якоре...
Ясно, коротко, по сути. Как пуля бьющая в лоб. Чик, и все в мозгу...

Питоньо вздохнул, в мозгу свербила одна простая и ясная мысль. АРМИЯ... В соседней провинции Тигрейрос проводят очередные учения. Сейчас, там нет конечно Господина Генирало Алехандро... Старик ушел на заслуженный отдых... Но все же... Связи то остались. А связи, это то на чем большая часть бизнеса и держится.
И... Если б СЕМЬЕ, сейчас не был так позарез необходим КОНТРАКТ и полный консенсус с толстяком Стоуном...

"чик" тик-так, тик-так, тик-так, тик-так, тик-так...
Информация к размышлению... Армия...
Тигрейрос - армия Санто Короче. Небольшая, мобильная, высоко профессиональная.
Офицерский корпус армии со времен окончания Второй Мировой Войны комплектовался выходцами из немецких поселений, Фольксдойче.
Стойкость и самоотверженность ее солдат позволила на протяжении более 80 лет сохранять независимость страны от больших стран и ее беспокойных соседей. Несколько раз, когда ситуация в стране становилась критической, армия устраивала путчь. Но, генералам было не интересно без конца нянчится с гражданскими, и они снова восстанавливали гражданское самоуправление.
Региональный армейский центр (информация закрыта), Военный аэродром "Дас Пике"(информация закрыта), Казармы - практически в каждом городе (после последнего переворота и больших увольнений из рядов армии - почти все, пустуют...)
Основной род занятий: Учения, учения, вырубка кокаиновых плантаций, учения, учения, ловля партизан заползающих из соседней страны, учения, учения, пьянка в кабаках, уничтожение плантаций ганжубаса, учения...
СЕМЬЯ, всегда с пониманием относилась к нуждам защитников ганжубасного отечества. Не конфликтовала с ними. Постоянно сдавала им, через информаторов в военных кругах, на пожёг нарко плантации конкурентов и изредка свои, переставшие приносить доход...
Тем более что акции по сжиганию дури были всегда праздником для соседних деревень. Ну если не всех, то тех, в сторону которых дул ветер точно.
Примечания: Терпеть не могут - Полицию, Таможню, Американцев...
(картавый голос за кадром...) - Аймия честь ум и совесть насей епохи.. хи-хи... Не надо баяться чеавека с ружом!... Ео надо ипользовать!(С)

Питоньо потряс головой, прогоняя эти назойливые голоса... Опять блин.. Не надо было пить ту гадость сидя в банке...
Питоньо потряс головой, прогоняя эти назойливые голоса... Опять блин.. Не надо было пить ту гадость, сидя в банке...
- Зульфийяаа открой личико...
За дверью, что-то с шумом упало и фсе стихло...
Перед дверью то же. Питоньо, стоял и думал, почему он сказал именно это...
- Кто там?
Наконец послышался из-за двери чей-то изумленный и настороженный голос.
- Питоньо. Не видишь что ли? Будем дверь открывать или в гляделки играть сквозь нее?
- Этого вы, от меня, никогда не дождетесь!
Раздался из за двери истеричный и задушенный голос. Задушили его квалифицированно и быстро. Так как почти тут же послышался другой.
- Что надо?
- Разговор есть, пустите?
- Так говори.
- Короче, могу вывести вас оттеда.
- Мы тебе не верим.
- Я вам тоже, но мэр мне нужен живым и на месте.
Снова ожил истеричный голос, видать придушили его не сильно.
- Не слушайте его, это провокация!
- Ну и дураки. Я предложил, а дальше как хотите.
Питоньо сплюнул и потеряв интерес к тому, что будет далее пошел в банк. Мэр ему действительно был нужен. Ему совсем не светило, что на его место америкашки посадят своего, не дай бог честного, олуха. Шериф тоже его ни капли не чесал и потому, он действительно мог помочь всем запертым в комнатах мэра слинять, до тех пор пока америкашки, не успокоятся. В темноте коридора, на этот случай, ждали сигнала два нанятых бойца с автоматами, которых не видели охранники из агентства, стерегущие осажденную комнату. Естественно не из семьи. Подставлять бизнес ради олухов янки и латинос, Питоньо не собирался.
Дав им отбой, Питоньо зашел в банк где гостевал Стоун.
За спиной, гулко ударили автоматные очереди.
- Мдя.. Мистер стоун, тяжело вам дерьмократию разносить, где попадя почем зря...
- И не говорите Дон Питоньо.
Мило побеседовав с Стоуном в банке пару часов, под звуки мата и пальбы в коридорах мэрии, Питоньо собрался домой.
Но домой пройти было сложно, в темных коридорах (от того, что прежде всего все кто сражался, палили по лампочкам, видимо соревнуясь в меткости) мэрии, шел не шуточный бой.
Запертые в комнате выбрались наружу и увлеченно вели перестрелку сами с собой и засевшими на первом этаже. Короче в мэрии полным ходом шла четвертая мексиканская революция.
Питоньо выдернув из темноты пару тройку каких то бойцов, сколотил штурмовую группу и со словами
- Надо это кончать!
Выхватив именной кольт, рванул по лесенке.
На верхней площадке, почти ему в лицо какой-то паразит высунув язык строчил из МП5.
В мизинец больно шарахнуло осколком бетона, отколотым пулей от стены, а любимая шляпа, в верх которой пришла очередь, стала похожа на конструктив под названием бешенная метла после пожара.
Вот это, переполнило терпение благородного дона, лишив его снисхождения к любимым латиноамериканским развлечениям, типа переворот и революция.
Он закрыл глаза и представив перед внутренним взором своим старшего сержанта тигрейрос Протоса, рявкнул изо всех сил.
- Анну тля ПРЕКРАТИТЬ!!!
Стрельба стихла, из всех щелей высовывались удивленные морды испачканные пороховой копотью подсвечиваемые светящимися в темноте раскаленными стволами.
Только отстреленные гильзы, мелодично позванивая друг о дружку продолжали катиться подгоняемые эхом рева отставного унтерофицера Питоньо.
- Стройся! Рааавняйсь! Смиирррна! Приготовится к отбою! Оружие карты и прочую дребедень до утра спрятать! Вольно, разойдись!
Воевавшие, облегченно вздыхая начали выбираться из щелей и разбредаться кто куда.
- Давно пора, патроны совсем кончились.
- В самый раз, пора перекусить.
- Утром по похмелке самая война, а сейчас одна морока!
- Я их столько, я их столько.
- А мне нравится когда девочка...
Короче, на некоторое время, в городе воцарился мир и спокойствие. Все разбрелись по брошенным делам.
Питоньо забрел проведать эротически подстреленного в выперающую челюсть начальника охранного агентсва, а затем в Школу танцев.
Там правда никого не было. Чуть погодя туда же приполз и дон Соло с товарищем.
Когда выяснилось что это он, точил нож и пел, в комнате мэра, Питонь ударился в воспоминания о бравых Тигрейрос. И они таки на воспоминались. Питоньо принесли на гасиенду в состоянии полного умиротворения.
Но. Это, уже совсем другая история...
_________________
"На любой ваш вопрос ,
Мы дадим вам ответ.
У нас есть пулемет...
А у вас его нет! " (с)
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 897
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 429

Re: В одной далекой стране

Сообщение ВинипегНави » 12 июн 2017, 21:50

RDL_python писал(а):Сказка первая...

- Мать... Мать... Мать... Мать...
Привычно стучало, как кастаньеты вторящие гитарному стоккато эхо, метаясь среди пальм и платанов буйно зеленеющего сада новой гасиенды Семьи Коматозо.

Привычно начал редактировать, расставляя запятые, но запутался уже в первом предложении. :)
Затем скоренько просмотрел объём предстоящей работы - о, ужас!
А потом подумал, зная тебя - ну вряд ли ты (Вы?) нуждаешься в пунктуационной правке.
Лучше просто прочитаю, получив удовольствие от твоего слога. :D
А мнение скажу завтра. Всё-таки у нас уже 2 часа ночи.
"Собака - друг человека, а критик - враг человека, хотя тоже СОБАКА." Неизбалованный читатель.
Аватара пользователя
ВинипегНави

 
Сообщения: 1015
Зарегистрирован: 13 фев 2016, 21:39
Откуда: Новосибирск
Карма: 1386

Re: В одной далекой стране

Сообщение RDL_python » 13 июн 2017, 07:52

ВинипегНави писал(а):...Лучше просто прочитаю, получив удовольствие от твоего слога. :D
А мнение скажу завтра. Всё-таки у нас уже 2 часа ночи.

:? :oops:

Хотя... :? :D

Я правда не со зла. И ранее то не шибко грамотен был а потом - когда память "просела" и вообще "ахтунг полный".

Этот рассказик один из написанных к "игре". Зарисовка о мафиозной семье(клане) Коматозо...
Все описанные "герои" - вполне реальные люди.

Например - Дон Коматозо де Альмавива и прочее, прочее...

Изображение


А вот события.. Мда.. Они если честно - порою вполне реальны были - например гора немытой посуды в углу "локации"...
Я как "Старый Дон" и вечный "Домоуправ семьи" назначал на мойку посуды проштрафившихся по игре и по жизни...
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 897
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 429

Re: В одной далекой стране

Сообщение RDL_python » 13 июн 2017, 07:59

Но по чести - надо было "начать" - с начала...


"Нарковойны - 2004" или "Передел власти".

Глава первая.
Утро на гасиенде.

Утро заладилось. Дон Фальконэ стоял на веранде. Поглаживая свой животик и прихлебывая в меру холодное пивко, он наслаждался тихим и музыкальным пиликаньем местной фауны в разлохматых зарослях заброшенного сада старой гасиенды. По тенистым аллеям бродило заплутавшее эхо...
- Мать, мать, мать, мать....
Утро и правда, было на диво тихим и мирным.
Мелодично журчал водой фонтан, в котором дон Шуравьи мыл запыленный Мерседес. Тихо сопел и хрустел красной черепицей, ползающий по крыше с пулеметом дон Во-ва. Где-то рядом, в недрах дома, раздавались приглушенные вопли, переходящие в ультразвук. Нет, кошку там заживо не готовили в микроволновке. Это проснулась дона Коматозо.
А большую микроволновку, занимавшую пол кухни использовали для более серьезного дела чем развлечения, в режиме гриль, там просушивали Ганжубас. С кухни, выкатил огроменную тачку нагруженную пустыми бутылками из под текилы и грязной посудой дон Стиви, под присмотром подозрительно озирающегося по сторонам дона Питоньо.
Никто не стрелял ни в кого из тяжелого оружия, не орал матерные итальянские частушки, не пытался поджечь все подряд с перепоя. Даже с заднего двора, не раздавалось как обычно, чьих либо жутких воплей, при попытке избавиться от вчерашнего ужина.

Давайте познакомимся с новыми жильцами этого славного особнячка. Ранее принадлежавшего, зажиточному рантье с дуру решившему сделать бизнес на кукурузе. И на ней же и разорившемуся. Здесь теперь живет...
Семья дона Коматозо.
Дон Коматозо д"Альмавиа, д"Себасьтяно, д"Карузо, Эспиноса идальго.
Его жена: Дона Эстебана Коматозо д"Капуэрто, д"Эспиранса, д"Капирайто Эспиноса.
Его дочь: Дона Миранда-Эстебана Коматозо, д"Капуэрто, д"Эспиранса, д"Капирайто, д"Альмавиа, д"Себасьтяно, д"Карузо, д"Эспиноса идальго.

Благородные доны.
Дон Доннер. Телохранитель дона Коматозо. Таскаюший не снимая пинжак на 4 размера больше, но из за количества оружия под ним, вполне прилично на нем смотрящийся.
Дон Соловье. ОЧЕНЬ застенчивый и ЧРЕЗВЫЧАЙНО скромный...К тому же и тяжело вооруженный дон, личный телохранитель Донны Коматозы.
Дон Питоньо. Ворчливый и высокий. Бывший военный, поэтому сильно подозрительный ко всему, и ко всем дон, управляющий новым имением.
Дон Фальконэ. Или по нашему, дон Зиппо. Начальник охраны, полненький, жизнерадостный и очень пакостный дон. Как он получил такую голимую Юсовскую погремуху? Кто знает. Но толи за любовь все поджигать, толи за то, что когда Дона обычно доставала свой мундштук и вставляла в него длинную и тонкую ароматную сигарилку, он всегда оказывался рядом чтоб поднести ей огонька.
Дон Тяпонэ, старинный повар семьи Коматозо, умеющий готовить смертоносно вкусно и поэтому переживший много донов. Посему являющийся старейшим членом семьи.
Дон Фо-ма (ударение на - А), продвинутая и тюнингованая версия местного жителя, женившийся на дальней родственнице дона Тяпонэ, и взятый им помощником на камбуз. Очень пальцующий молодой дон, вечно пропадающий где-то с селянками.
Дон Шуравьи, водитель дона Коматозо. Высокий и стройный дон, любящий катать всю семью на семейном мерседесе.
Дон Стиви. Благородный боец клана Коматозо, вечно переживающий, что нет у него гранатомета...
Дон Ро-мата. Благородный боец клана Коматозо, вечно говорящий что он, в обще то не пьет и не ест эту гадость, но кончающий вечер как и все.
Дон Ульво. Пожилой дядя по материнской линии, шурина тестя, дона Коматозо.
Дон Хорон. Благородный боец клана Коматозо, не понимающий как он вообще тут оказался, но гордый, что это у него наконец таки получилось.
Дон Во-ва(ударение на - А), очень замороченный дон, любящий проводить время на крыше гасиенды с ручным пулеметом.
Дон, друг дона Во-ва(ударение на - А), молодой человек восторженной наружности, вечно шуршащий в кустах и поджидающий приходящих. И затем и пугающий их, выскакивая за их спиной с большим пистолетом.

В обще, стоит отметить, что семья Коматозо, это действительно Семья. Каждый член клана Коматозо, состоит в той или иной родственной связи друг с другом (а не то... , о чем вы подумали!).

Кто первый подал идею смотаться от настырных Федерастов и Фэберистов в эту пыльную Санта-Короче. Не помнил уже толком никто. Толи от того, что эту идею обмывали битый месяц. Толи от того, что затем пили еще месяц, прощаясь со старой гасиендой. А может из-за того, что когда приехали в эту дыру пристрелили того умника.
Какая в прочем разница? Раз мы уже здесь (как справедливо заметил сам Доно Коматозо).

В этой стране был полный бардак. То хунта, то дерьмократы, то еще кто-то, то еще куда-то.
В городке ближайшем к вилле, под прозвищем Альмавива, был бардак и того хужее. Три банды не могли поделить его меж собой. Банда Скорпионов, банда Картелья и банда Шерифа. Веселья в ихних разборках добавляла подрастающая шпана местные тинэйджеры, и Кабальерос - банда задиристых выскочек.
А для полного умопомешательства из столицы сюда в войсковую часть стоящую неподалеку, перевели боевого генерала Алехандро. И он от скуки и злости, натурально играл в солдатики. Благо их у него в подчинении было достаточно. Устраивал учения прямо где попало (или там, куда ткнется на карте стек после того, как его в нее кинут с криком: - А, катитесь вы...).
Короче каждый прел от жары и оттягивался всеми доступными средствами.
Перед нашим приездом в городке шла борьба за раздел власти между двумя наибольшими группировками, окончившаяся разгромом банды Скорпионов и смертью их главаря. И пальцы теперь больше всех, гнул какой-то Картель. Само собой в городке, где их местных мачо и до этого было не много, после всех этих разборок, не причастных к оным разборкам осталось кот наплакал. А причастных здорово поубыло. И ждать, что оне наплодятся от бурной Латино-американской любви враз и сразу, было глупо.
Сглаживало картину этого всеобщего и буйного умослетания, и остонавливало от взятия конечностей в охапку и быстрого убегания отсель, только одно. Ганжубас тут рос, аж четырьмя урожаями за сезон. Этим все и кормились.
Это было основным источником доходов практически всех жителей городка, возделывание плантаций и производство наркотиков. На что даже шериф не мог не закрывать глаза.
А ловля курьеров сбывающих партии готового товара привлекала еще и ЦРУшников и ФБРовцев из близлежащей СШАнии (куда и сбагривали все это добро). Они сюда ехали то ли в надежде сорвать баксов, которые тут никто не ценил, в стране в ходу были только песо последнего правительства, то ли попрактиковаться на кошечках.
Кстати о США. Недавно власти США получили официальное разрешение от последних местных властей на проведение полноценной полевой операции по борьбе с мафиозными структурами на территории Санта-Кроче.
После чего в Альмавиве, эти мучачос, просто обнаглели. В баре ходят смутные слухи о возможном появлении сил спецназа. Впрочем в это, никто не верит, как и в то, что нынешний президент пропрезидентит хотя б пол года.

Впрочем мы заговорились, политика политикой, а на веранду гасиенды наконец вышла великолепная донна Коматоза.
Все кто к тому времени сумел таки проснуться, как свирепые беговые тараканы Кобанго, прыснули по углам.
Ну, по тем, в коих было меньше таки наставлено пустых бутылок из под выпитой вчера Текилы.
Текила - это такая водка, только делают ее из местных кактусов. Видно и похмелье от нее такое бешенное, что делают из местных кактусов, а не из мексиканских, как принято во всем мире.
- Эй любезный?!
- Да мадам?!
- Вы сказали моему мужу, что эта дыра купленная по дешевке, была его самой крупной ошибкой?
- Конечно мадам!
Донна, приблизилась к мраморной лесенке ведущей в сад. И недоуменно стала разглядывать окрестности.
- ЗИППО!
- Здесь мадам!
- Это что за гадость вы устроили в саду?
- Где мадам?
- Вон там, у платана!
- Это не платан мадам, это пальма!
- Ах, какая разница! Что за гадость там у вас огорожена?
- Ганжубас донна!
- Опять? Вы пятьсот акров им засадили и еще теперь в саду?
- Его цветение успокаивает Дона после бесед с вами мадам...
- Ах вот так?
Она щелкнула пальцами, чтоб принесли что ни будь прохладительное. Затем возлегла на шезлонг стоявший тут же рядом и достала свой длинный мундштук.
- Что у нас нового?
- Да как сказать донна...
Замялся дон Фальконэ, поджигая сигарилку донны.
Донна Коматозо обиженно поджала губы и выложила на край столика рядом со своим шезлонгом вынутую из за корсета маленькую берету.
Дон Фальконэ икнул и тут же выпалил.
- Ваша дочь еще не возвращалась из города...
- Мерзавка... В смысле, молодежь, гармоны...
- Ээээээээээ
Сказал дон Фальконэ и сделал неопределенный жест рукой.
- Кстати, кто мне скажет, что делают вон там на крыше какие то люди? Как только выхожу там постоянно что то поблескивает.
Мадам ткнула мундштуком с тлеющей сигариллой в направлении еле виднеющейся за дальними деревьями крыши.
- солдаты мадам.
Подал голос кто то из прятавшихся по углам обширной веранды плавно переходящей в терассу.
- И что они там делают, эти солдаты?
- Смотрят донна.
- Куда смотрят?
- На женщину мадам, гы...
Последнюю реплику явно подал дон Ульво, записной шутник и грубиян.
Мадам подозрительно окинула окрестности взглядом слегка приподняв солнцезащитные очки.
- На какую?
Ответом была очень красноречивая тишина.
Дон Питоньо с солдатской прямолинейностью попытался навести мадам на цель.
- Донна, они простые крепкие деревенские парни. А в казарме донна, оно без женщин очень тоскливо. А с крыши аккурат нашу гасиенду и видать.
- Да как у них глаза не повылазят!?
Мадам возмущенно выпустила клуб ароматного дыма и более картинно сложила на шезлонге свои длинные стройные ноги.
- Дык они для этого очки и надевают. На резинках мадам. Чтоб не выпадали.
- Хамы !!!
- Деревенские, мадам.
- Деревенские хамы!
Все облегченно вздохнули. Донна, была в хорошем расположении духа.
- Кстати о деревне. Скажите шоферу, что мы туда поедем! Моя дочь не ночевала дома. Я волнуюсь.
Донна достала косметичку и преложив в ней мешающийся Десерт Игл, достала маленькое зеркальце, чтоб оценить, не сбился ли макияж.

Мадам по причине хорошего настроения собралась мигом. Где-то через час или два, она уже поставила весь дом на рога, а дон Шуравьи подогнал к центральному крыльцу Мерседес. Семья вышла проводить хозяйку.
Мадам была как всегда великолепна, и по пути до машины успела еще выдать пару напоминаний приказаний и замечаний.

- Дорогой здесь ужасный климат для моей крокодиловой сумочки!
- Тяпонэ, перестаньте класть в мой ленч не порезанные красные перцы и поливать его кетчупом!
- Соловье, ваш торчащий из под полы автомат задирает мое платье! Станьте с боку!
- Питоньо уберите немытую посуду в угол двора, машина не проедет!
- Стиви, лапочка, кончай ковырять в носу стволом! Это не модно.
- Ро-мата, там в моей спальне летает комар. Нет, пожалуй два. Позаботься чтоб их там не было к моему приезду... И не надо искать их в шкафу с нижним бельем как в прошлый раз!
- Хорон не трите выхлопную трубу своей грязной сорочкой!
ИТД ИТП
Наконец она уселась на задний диван машины .
Дон Коматозо провожавший супругу поинтересовался .
- Когда вас ждать дорогая, вы не задержитесь?
- Нет! Я хочу попасть домой сегодня, а не завтра, как вчера!
И машина тронулась со двора.
Все облегченно вздохнули (дон Коматозо один раз, все остальные дважды).

(Написано по мотивам материалов допросов... Продолжение следует...)



Кончились радости - началися гадости...
(или Глава вторая)

Едва донна покинула гасиенду. У ее порога стали появляться гости. Парочками и по одиночке.
В воздухе запахло жаренным.
Толи день сегодня был такой, что припекало больше чем обычно, толи на кухне Тяпонэ заладил что-то вкусненькое готовить.
Гости к дону Коматозо валили толпой. Валили и в гости, и все, что смогли затоптать в саду. Даже не смотря на честные предупреждения развешенные господином Питоньо управляющим гасиендой, на всех заборах вокруг нее.
- Внимание мины!
- Охраняется бешенным ежиком!
- Федерастам и ФБРастам не входить!
- Данжер (прочие опасности)!
Кстати о минах, их постоянно приходилось проверять, деревенские их воровали и распилив пополам делали из них миски. Кому из деревенских доставалась часть с детонатором, было видно по снесенной крыше хаты.

Гости были тоже перегретые по дефаульту, а некоторые и больше.
Какой то деревенский кретин приволок в подарок отрезанную неумытую голову крестьянина. Видно думал, что мы приверженцы каннибализма. Его попинали и отпустили, повесив голову на веранде.
Второй недоумок приволок огроменный мешок подтухших рыбных палочек производства "АОО Урюпинск Рыбпотребсоюз" и они долго воняли на столе пока их не съел какой то наиболее голодный гость.
Заглянул в гости даже генерал Алехандро, очень милый человек. В ладно сидящей униформе расцветки "Пятнистый прелый Ганжубас".
Его любимой присказкой, когда он здоровался было
- Мы вас еще не расстреляли? Ну в следующий раз...
Обаятельнейший и внушающий мужичище! Весь в боевых шрамах, медальках, и затянутый в полную боевую экипировку. Идя по дому, посшибал длинным стволом своего автомата, все вазы и статуи в коридорах по пути в кабинет Дона.
Сержант его сопровождавший, спер заначенный охраной косяк ганжубаса и пару одичавших куриц метавшихся по двору (дон Питоньо их использовал для травли диких кротов пытающихся копать под ганжубас в саду). Они были безумны и яростны, и в руки не давались до последнего. Но сержант был еще более диким и яростным, да и к тому же в каске и броне жилете. Посему и не пострадал когда их ловил. Последнему очень порадовалась внешняя охрана, так как от этих психанутых куриц, когда они были голодны, приходилось спасаться влезая на забор.

Самым неприятным, оказался какой то недоумок протащивший мимо охраны пистолет. Незнаем, что там ему сказал Бос, но он начал палить во все вокруг себя. Слава богу в дона Коматозо, он не попал.
Но когда его уже выкидывали за ворота. Пара шальных пуль настигла дона Питоньо и дона Стиви пытающихся с помощью пожарного брансбойта и бочки ФЭРЫ-УЛЬТРА-МК-2 отмыть хотя б часть грязной посуды сваленной там.
Их с ранами и тяжелыми увечьями нанесенными осколками от побившейся посуды, отвезли в город в больницу.
При этом дону Питоньо пришлось хуже всего. Так как не денег, не документов, у него отродясь не было, а жил он на то, что сам сопрет из гасиенды.
(Дон Коматозо справедливо рассудил. Завхозу платить не стоит. Все равно, он наворует больше чем сможешь дать...)
Очень милая врачиха донна Кар-мэн, умотала его с ног до головы бинтами и положила в крайнюю палату. Дон Питоньо провалялся там на леднике, до тех пор пока не окоченел окончательно.
Поговорить там было не с кем. Рядом хладел какой-то поц с биркой на синем пальце правой ноги. Слева потерявший голову дон. Короче скукатень. Питоньо затосковав, попросился назад на гасиенду.
Его немного попользовала во все места всякими шприцами и клистерами донна Кар-мэн, и отпустила страдальца. Предупредив, что справа по коридору полицейский участок.
-Туда не ходи. Там тебя шериф, опа...
Так же сказала, что не стоит идти не имея тугамент через город.
-Туда не ходи. Там тебя ФБР, опа...
Так же сказала, что не стоит идти направо через город.
-Туда не ходи. Там тебя Бандиты, опа...
Так же сказала, что не стоит идти налево через город мимо патруля.
-Туда не ходи. Там тебя Тигрейрос, опа...
Питоньо сказал
- Ну и ладушки...
За что получил еще клистер и по мордам.
Короче пришлось ломится через черный ход и обходить весь этот гадкий городок набитый "Опниками" вокруг, по буеракам и перелезая через заборы, это при всех то ранах и клистерах. Да и при том, что Питоньо был уже не молодой задорный хлопчик ломящийся как бычок на случку...
На гасиенду он приполз весь изодранный, весь как ежик в колючках от кактусов, со сбитыми ногами и кулаками. Охрана, его даже было чуть не пристрелила со страху. Но опомнилась, когда он заревел что назначит их мыть посуду!
Ко всем прочим неприятностям из города вернулась донна, и закатила скандал. Нет, ну скандал с битьем посуды, и морд подвернувшихся под руку донов, было делом обычным. Просто ну не все же сразу то!


Когда перевалило за полдень к нам зачастили ФБРцы. Что они хотели не знал никто, но вели себя нагло и разнузданно. Когда у одного из них, уже в серьез зашуганная охрана, попыталась отнять заначеный пистолет, они открыли пальбу.
В перестрелке смертью геройского идиота погиб дон Хорон. Благородный боец клана Коматозо, так и не понявший как он вообще тут оказался, но гордый посмертно, что это у него наконец таки получилось.
После этого на гасиенду нагрянула целая шобла полицейских, всех подряд и по очереди, повязали и повели в полицейский участок.
Единственно кого не тронули была Донна. Но тут, даже полицейские видно сообразили, что ее арестовывать - себе дороже станет.
В городе это произвело настоящий фурор, когда по всем улицам пять раз, до полицейского участка провели строем весь клан Коматозо. Толи полицейские глумились, толи это была кольцевая, но таки наконец всех распихали по камерам.
В тюрьме было довольно весело.
Кого-то жутко колотили, и он завывал дурным голосом
- Сатрапы! Свободу рабыне Изауре!
По коридору шлялся чем-то озабоченный бармен. Его быстренько тоже поймали до кучи. Шериф приказал его от...ээээ... колотить и выкинуть вон.
Дон Во-ва начал пилочкой для ногтей пилить толстенную металическую дверь камеры. Это сильно огорчило шерифа Рэтэ д"Звездак. Он ему прострелил ногу и приказал поколотить. За порчу тюремного имущества.
Дон Питоньо и дон Ульво, сидевшие в одном застенке. Гадали заначеный кроссворд на эротические темы и промеж делом ковыряли стену найденной вилкой. Иногда их отвлекали просачивающиеся сквозь стену к ним, всякие "духи", один из них очень похожий на дона-сержанта из "Тигрейрос" Портоса, даже угостил пивом.
Когда они уже проковыряли путь на свободу. И привесив на остатки вилки бумажку с надписью
"Ушли в подкоп будем позже", и собрались восвояси... Двери заскрипели и всех пинками выгнали из участка.
Пол города собралось возле участка и каждый уверял, что это он помог освободить уважаемых его гостей.

Конечно дон Коматозо, повел своих людей в кабак, и мы отметили свое освобождение. Подозрительно знакомый, поперек себя широкий душой дон Фишманелло, намутил всем по коктейлю. Что в нем было, никто не понял. Но было здорово. Особенно когда отрыжка шла ртом при прикуренной сигарете, огонь вырывался анатуражно, как у дракона на старинной гравюре...
Дон Ульво, правда заметил, что керосина в коктейль налили маловато. Но по такой жаре и так было нормально.
Тем временем мимо кабака, в застенок инквизиции, федерасты и ФБРисты проволокли дона Тяпонэ. Которого наконец таки схватили. Кое кто, было порадовался что вот и конец нашим страданиям, но затем смекнул, что готовить кроме Тяпонэ никто ваааще не умеет, и стал переживать за него.
Буквально через несколько минут весь город уже стоял на ушах, потому как Тяпонэ кого-то там взял в заложники прямо в застенке.
(уже позже мы узнали что докторша, проникшаяся к нам симпатией. Принесла ему пистолет, наверно чтоб не мучился. А он ее, тут же и взял заложником... мда...)
В перестрелке наш доблестный Тяпонэ, был убит, наверно не знающим что такое "вендетта по корсикански", помощником шерифа Димонэ д"Гаичелло.

Выпив за упокой, мы вернулись на гасиенду.
На гасиенде было пусто. Битая немытая посуда, горами тут и там. Ветер гоняющий по мрамору полов мелодично позвякивающие стрелянные гильзы. Всюду расставлены бутылки из под текилы с торчащими в них ароматными свечами, или набитые вонючими окурками.
Запустение.
Обойдя помещения и не обнаружив донну, благородные доны тяпнули еще по рюмашке.
Но тут приехал с очередной селянкой дон Фо-ма, и сообщил, что видал неподалеку от базы Тигрейрос прячущегося в кустах дона Зиппо.
Кайф был обломан. Ибо, Зиппо от донны, далеко не убредает.
И правда, вскоре на гасиенду прибежали запыхавшийся дон Зиппо и дон Стиви. Зиппо доложил:
- значит так.... В то время когда мы с Шурави меняли косяки на кокс у Скорпионов. Пришла их донна и сказала, что слышала выстрелы в районе виллы дона Коматозо. Мы не придали этому значения. Ну блин тут дело а баба с какими то россказнями... После обмена, ко мне подошел солдат и за 50 песо сказал...
Что семья схвачена, сидит в полицейском участке. И нас тоже ищут и из города не выпустят. Мы не поверили и поехали проверять, но наткнулись на патруль, который сходу взял нас на мушку. Только отчаянный шаг Шуравьи (быстро и назад), когда я закричал дурным голосом спас нас. Он быстро развернулся и мы поехали обратно к Скорпионам. Бросив у них машину Шурави с улыбкой достал из багажника бааальшой пулемет, а мне всучил м4...А дальше мы огородами и буераками бежали к вилле... Там в траве нас поначалу остановили чьи то душераздирающие стоны. Услышав стоны мы подумали, что пытают Тяпонэ. Но нет это пытался умереть от горя и ран благородный дон Ро-мата.
Он и рассказал остальное, ЧТО:
- Как только почти всех увели полицаи, прямо вслед, пришли ФБРасты и искали донью. Но видно попутав его с ней уволокли с кухни дона Тяпонэ.
После этого, перевязав дона Ромато, все кто еще остался из наших, схватили донну Комотозо, и закинули в машину. И последующие пол часа накидывали поверх нее все оружие, ну что смогли найти в арсенале.
Из под горы найденного оружия, были видны только ее большие и прекрасные, выпученные со страха, глаза.
Донна, не переносила оружия.
Авто просело днищем на землю, и как на зло, не захотело заводится. Решили убегать от греха подальше как есть, то есть пешком.
Пришлось часть оружия бросить здесь, а взять только то, что смогли навесить на донну. С расчетом чтоб она еще могла стоять.
Донна была великолепна.
С большими красивыми глазами, горой оружия и двумя раненными висящими доннами по бокам.
С боков ее обвешивали раненые дон Соловье и дон Ромато. Кто то сказал, что мы лучше её сами того... Ну или, пристрелим, чем отдадим на надругание грязным мучачос, и она все это гордо донесла до базы Тигрейрос.
Вот таким образом и приползли к базе Тигрейрос. С расчетом, что Дон Женераль Мужик Кавалер Алехандро, сможет отстоять, если что, честь несчастной женщины.
А сами втопили до деревни, штурмовать тюрьму. Когда в нее уже пару раз саданули из ручных гранатометов, выяснилось, что мы оттеда выпущены. И чертыхающимся "спасателям" пришлось волочь всю взятую с собой груду оружия обратно.

Смеркалось. Из города вернулся поддатый и угрюмый дон Коматозо.
Вслед за ним пришло два каких то поца, под стволами в висок, один из них признался, что он племянник Тяпонэ.
Тяпонэ младший жутко кидал пальцы. Питоньо ему конечно верил. Но не мог никак решить. Пристрелить его за упертый в прошлом году из заначки ганжубас, или таки признать родственничка кореша.
Особо не в пользу Тяпоне младшего еще было и то, что дон Тяпонэ младший, жарить пельмени совершенно не умел, а все остальное готовил и того хуже.

(Написано по мотивам материалов допросов... Продолжение следует...)




ПЕРЕВОРОТ
(или Глава третья)


Ко всем прочим гадостям в городе пошел полный безпридел. Бравые полицаи хватали кого попадя.
Не стесняясь особо в средствах. Одному солдатику приписали находку пакета с двумя килограммами наркотика прямо в зашитом кармане штанов. Казино так и вообще раз пять арестовывали полным составом, просто закидав паки ганжубаса через окна. Федерасты и ФБРасты не отставали от полицаев и палили во все, что движется, что не движется подталкивали.
К нам зачастили представители "обиженного" меньшинства прося помощи в обуздании безпридельщиков.
Еще через некоторое время в городе стали раздаваться длинные автоматные очереди и взрывы гранат.
К нам прибежали перепуганные Скорпионы и оне рассказали ЧТО:
- Дон генерал Алехандро, поглядев на этот бордель, тоже озверел. И навел порядок. Ну, так как он его (порядок) видел.
Перестрелял всю полицию и ФБРастов. Затем поставил на кажном углу танки, для эстетического равновесия навешал колючей проволоки и расставил патрули. Сказал также, что кто пукнет не ровно - сам себе федерасть, и того расстреляют. Плюнул. И свалил себе на базу.

Дон Коматозо вместе с Скорпионами куда то свалил. Видно посмотреть на революцию.
А буквально через пару минут пришел рассерженный дон генерал Алехандро (он к нам завернул по пути из города).
Дон Питоньо собравшийся сходить по маленькому и нарвавшийся на него, понял, что сходил заодно и по большому.
Дон генерал очень строго попросил дона Питоньо оставшегося за старшего найти дона Коматозо.
Желательно за час.
Иначе, он (дон бригадный генерал Алехандро), за себя не ручается...
Видно Донна Коматоза гостившая на его базе, его достала еще больше чем все вместе Федерасты и ФБРасты в городе...

Уходя солдаты пристрелили дона Во-ва и его друга которые переоделись в камуфло и косили под наемников.

Искать дона Коматозо отправили дона Стиви. За одно, так на всякий случай, тут же выпили за упокой его души. Помогло. Он, вернулся живой.
Все были потрясены героическим решением боса идти выручать свою супругу из когтей льва.
За одно, так на всякий случай, тут же выпили за упокой его души.
К нам на виллу, как на островок спокойствия посреди буйно помешавшегося пространства, стеклись еще оставшиеся в живых неприкаянные персонажи типа Бабочколова и почтальона.
Доны разобрали арсенал и засели в глухую оборону. Стемнело совсем. С болот потянулись наглые комары, размером с кулак, крыльями как пропеллер вертолета и носами как отбойный молоток.
Время шло, а не Донны, не Дона не было...
Дон Тяпонэ-младший (как полный отморозок и наиболее юный и без башенный персонаж), предложил следующее:
- Берем, банк, почту, телеграф. Затем штурмуем казармы Монкада. И, Вива ля Куба...
Его немного охладили.
- Банка в этом тьмузадрищенске отродясь небыло...
- Почту сожгли еще в прошлом году.
- Телеграф уже восемь лет как строят...
- Насчет казармы...надо серьезно обдумать... А ну как, нам там накладут?
- НО...
- Еще остался не раздолбанным кабак!
Еще немного поспорив, решили все же сделать хоть что-то...
Дон Шуравье подогнал к гасиенде Мерседес и в него сели:
- Дон Шуравье с M4A1
- Дон Дон Тяпонэ-младший с M16A2
- Дон Питоньо с M16A4
- Дон Стиви с HK G3 SG1 (но к сожалению всего с 1 м магазином патрон)
- И кто то из гостей боящийся один идти в город (но не подумавший что будет если машину обстреляют)
У выезда с гасиенды немного притормозили. И целые четверть минуты думали, что важнее отбивать у Тигрейрос Дона, или захватить кабак? Выбрали кабак.
В город ворвались ожидая засад и стрельбы из всех щелей. В городе было подозрительно тихо.
Машину бросили за кабаком и дон Тяпонэ-младший с доном Шуравье стали красться под окнами к двери.
Дон Стиви взял под прицел двери полицейского участка. Дон Питоньо стоя за пределами падающего из выбитых окон света, пользуясь тем, что из ярко освещенного помещения его никто не видит, держал под прицелом внутреннее пространство кабака.
Тяпонэ споткнулся, об какой то выкинутый в окно чайник, и не анатуражно им загремел на всю вселенную.
Пока те кто были в кабаке бросились смотреть, кто там под окном шарится (и подставили себя, даже те кого он не приметил, прямо под прицел дона Питоньо).
Дон Тяпонэ-младший молниеносно пробежав за угол на корачках, ворвался внутрь уложив находящегося там вооруженного солдата.
Кабак был взят под контроль. Это не смог изменить даже пальнувший ему в ногу из старинной дедовской пистоли дон Фишманелло.
Доны Питоньо и Стиви прошли с опаской до хазы Скорпионов. Там был дон Фо-Ма со своей Селянкой, и прочие Скорпионы, всего с двумя стволами. Доны проводили их до полицейского участка. В нем был всего одын одинокий Тигрейрос и Скорпионы вместе с ним там и окопались.
Город был теперь фактически под контролем клана Коматозо, ибо его бойцы были наиболее тяжело вооружены. Вот только зачем, никто толком не понимал.
Дон Стиви и Питоньо, немного почесав в затылке, отправились взад на гасиенду. Поскольку делать тут было просто нефинг.
На гасиенде их ожидала приятная неожиданность в лице Дона Коматозо и его второй ненаглядной половины. Дон Коматозо услышав о подвигах своих бойцов, восхищенно сказал:
- Б...ть, ну и на..я?! А ну, пошли...
И взяв вместо пропавшего в дебрях травы телохранителя, дона Питоньо, направился в город. Та еще прогулочка была. Кругом не добитые федерасты, где-то шаряться Картельщики, объявлено военное положение и всех кого заметят с оружием могут шлепнуть, а мы они ночью по дороге в город...
Короче дошли.
Зашли в кабак, так как тут тем временем собрались все кто смог выжить. И не успели квакнуть по первой, как тут то всех и настигли проснувшиеся наконец вояки, во главе с генералом Алехандро.
Тяпонэ-младший и пикнуть не успел, как его заковали в наручники. Разоружать остальных просто было незачем. Тяпонэ это делал еще при входе в кабак.
Из примечательных событий конца этого вечера-ночи, было всего два.
Какой-то отморозок решил травануть Шуравье (позже выяснилось , за то что ночью Шуравье снес голову телохранителю дона Альвариро(Картель), тот ему подбросил наркоту в машину и дона поимели в полицейском участке..)
Еще, Тяпонэ договорившийся с солдатами, которые понимали что служба службой, а "вендетта" это святое. Позволили ему при помощи Питоньо стянуть из кучи оружия нож и "пописать" Хулио Альвареса Димсонэ убившего дядю.
Тяпонэ таки расстреляли. И солдаты, матерясь и плюясь, пошли спать. Но мы тусовались там до тех пор пока генерал Алехандро, не увел сержанта Портоса вознамерившегося уничтожить все спиртное в кабаке.

Перед тем как лечь спать, пили дольше, чем обычно. Решали параллельно три вопроса.
- Нахрена нам, это все сдалось? Не свалить-ли?
- Что делать с баблом, доларей дофига, а песо .....
- Не мочкануть ли на прощание Картель, который все это время отсиживался в стороне, и делал нам пакости?
Допили и решили более плотно обсудить это с утра. Легли спать с оружием на готове.


Утром похмелялись и пристреливали оружие по раздолбанному вчера туалету. Посуду никто не мыл, так было пакостно на душе.
Даже донна Коматоза взяла в руки винтовку и разнесла в пыль фаянс в кабине с литерой Ж (жонтельмен).
Она и решила возглавить поход на мерзавцев из Кортелю.
Всех подвел дух дона Во-Ва. Он начал под конец палить из пулемета с крыши и видно шмальнул раз дцать по проходящему мимо патрулю Тигрейрос(именно они расстреляли его бренное тело). Те лежа под обстрелом вызвали подкрепление.
Гасиенду обложили, и всех, включая донну Коматозу разоружили и по арестовали. Причем за обстрел, или за попытку впарить им партию ганжубаса и сами толком не поняли.
На свободе остался только дон Коматозо.
Отвели их всех не в тюрьму города, а в карцер казармы. Там жуткого вида врач изувер, долго раскладывал на металлическом столе орудия пыток поясняя их назначение... И для примера совершил с доном Шуравье противоестественный акт.
Многие донны видя это и слыша жуткие его вопли не выдержали и кричали кричали:
- Зольдатен! Может обойдемся без жестокостей? Просто забейте нас прикладами!
- Мама! Я пойду в армию!
- Пристрелите меня! Только не в федерасты!
Донне Коматозо пришлось тоже плохо. Над ней попытались надругаться всей казармой (даже лица женского состояния)...
Чем это окончилось не понятно (история умалчивает)...
Так как она, вернулась домой одна. Изрядно измятая, но с гордо поднятой головой и победно торчащим в углу рта мундштуком с дымящейся сигорилкой.

Дом с приведениями.

Гасиенда пустовала.
На веранде сидели и курили дон Коматозо и Донна Коматозо.
В тени веранды маялся мерно стуча каблуками по мрамору, дон Доннер, которого донимали какие то голоса внутри головы. Наконец он не выдержал:
- Бос, они здесь!
- Кто они Доннер?
- Наши люди!
- Не мели чепухи, ты как Питоньо стал, тому тоже федерасты под каждым кустом мерещились! Теперь эту виллу лет десять надо разминировать.
- Бос, я не шучу!
- Да дорогой, у меня такое впечатление, что меня кто то трогает! И голоса...
- Маньяки! Я с вами сам с ума сойду!
Дон взял стоящую у шезлонга бутыль текилы и отхлебывая из горла пошел во двор.
- Возьми деньги, пойду выведу из гаража машину.
- А мои платья?
- Какие к дьяволу платья? Ноги надо делать!
Пока дон Коматозо возился заправляя машину с веранды раздавались приглушенные голоса. Дон морщился. Наверно его благоверная, как всегда пилила последнего оставшегося дона. Пытаясь вместе с деньгами из сейфа выгрести все тряпки и цацки из дома...
Идти и разнимать их не хотелось. Он посигналил чтоб они поторопились.
Но тут его встревожил хлопок выстрела.
Когда дон Коматозо вбежал на веранду он увидел следующее.
Трясущуюся в истерике супругу и тело дона Доннера. Он явно сам застрелился.
- Да какого?!
И тут на грани суха, чуть превышая шелест листвы в саду, он услышал голоса своих людей.
- Ну чего Доннер, полегчало?
- Ато.
- Питоньо не лакай из бутылки, ато то что выпил висит в воздухе!
- Дайте ка я похлопаю по плечу Боса, гы...
- Смотри у донны рожа то как посинела, даже шпаклевка не скрывает!
- Ульво старый козел, нельзя так о даме!
- Сам козел!
- Не козел, а дух!
- Гыыыы. Гаааа , уууу Хеее...
Когда супруги в Мерседесе подняли колесами пыль уже за воротами гасиенды, у них в ушах еще звучала перебранка и дружный смех донов...
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 897
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 429

Re: В одной далекой стране

Сообщение RDL_python » 14 июн 2017, 20:10

А не правдали - жарко - Господа Благородные Доны?


Савойя местной аэролинии, заложила крутой вираж над холмами, и некоторое время неслась так низко, что едва не цепляла крылом верхушки деревьев. Дон ВоВа оторвался от чтения журнала и скосил глаз в иллюминатор. С его профессиональной точки зрения, маневр ухода от зенитного обстрела перед посадкой, был выполненный пилотом просто безукоризненным. Ну ещё бы, с того времени как Санто Короче благодаря американскому давлению прошли повальные сокращения армии, масса военных оставшихся без работы хлынули в итак переполненный рабочий рынок. Естественно, что при таком раскладе, рабочие места получали самые умелые.
С другой стороны в итак страдающей от безработицы стране еще больше выросло недовольство этим фактом. Ладно, когда о этом кричали у бирж труда нищие крестьяне, на них чтобы заткнуть, было достаточно полицейского. Но вот когда о этом заговорили десятки и сотни бывших военных специалистов, потерявших стабильный заработок и положение в обществе. И стоит заметить, опять же, не просто бывших крестьян. А офицеров и младший командный состав...

Не далее как вчера, в столице, он встретился с группой военных на полном серьёзе предложивших свои услуги Семье. Встреча эта была не случайна. Толкнуло на такой шаг этих людей два фактора. Вопиющая для них потеря своего места в обществе, без каких либо перспектив. И то что Дон, совсем недавно едва не стал мэром одного из центральных районов, в котором кстати, некогда был один из самых больших военных гарнизонов и сразу две военных базы. Собственно по делам покупки одной из них под "хозяйственные нужды" Фармакологического Концерна Эль"Коматозо Дон ВоВа и ездил в столицу, возвращаясь из дальней командировки.
Военные выдвинули ему лично, и конечно семье которая никогда не скрывала не смотря на свое реномэ (кстати, ныне несколько подправленное легализированным бизнесом в среде медикаментозных препаратов) симпатий к армии, пару очень заманчивых предложений, узнай о которых, кое кто в правительстве и муниципалитете Санта Короче - его бы пробил не хилый понос...
Занятый этими мыслями во время перелёта, он не заметил худощавого господина, наблюдающего за ним с одного из кресел заднего ряда. Данный господин, практически не отличался от других пассажиров. Ну разве что, военной выправкой, которую вдалбливают с кадетской скамьи, так что кажется, что строевые сержанты просто вбивают юным кадетам металлическое распятие в спинной хребет, перекладина которого застревает в хребте и в плечах, и там остается на всю жизнь. Но кого удивишь бывшим военным, в стране, где благодаря дерьмократизации, за прошедшие три года, от армии остались только рожки да ножки?

Наконец колёса самолета ударили в грунт. Те, кто не успел пристегнуться сразу, еще при первом маневре захода на посадку, уже и не думали об этом, ловя свою ручную кладь или пытаясь вскарабкаться обратно в кресло.
Дон ВоВа, стоически лёгким кистевым движением отбил прилетевший откуда то из глубин салона раздутый радикюль, с разинутой в истошном крике и с налитыми кровью от перепуга глазами, торчащей из него куриной головой. И еще пару мелких крупногабаритных предметов.
Наконец тряска и прыжки кончились, видимо, под колёса наконец попались плиты бетонной посадочной полосы. Вернее той её части, которую не успели расковырять себе в подсобное хозяйство местные крестьяне.
Самолет лихо крутанулся на месте, так что всех кинуло на правый борт и резко оттормозился. В результате чего, все кто прилип к борту, отлипли и рухнули к дверям пилотской кабины. Двери оной не преминули отворится, и из них появился пилот, чья довольная разбойничья харя при виде этого, стала скучной и тоскливой.
- Всё, Короче! Выметайтесь!
И глядя с тоской на слабое шаволение пассажиров добавил.
- Шевелим кеглями, мне еще в Тамбу сгонять надо, с вами и взлечу, ждать не буду...
Что сразу придало к движению в сторону выходного люка направленность и скорость. Там даже образовалась небольшая пробка, к слову сказать быстро продавленная одним толстым гражданином финансовой наружности.
Дон ВоВа впрочем, не торопился. Он раскурил сигару чиркнув большой спичкой о висящую над иллюминатором надпись НИХТ КУРИЙТ и выпустив клуб дыма, встал, достал из багажной панели свой дипломат.
Летчик, узревший при этом, два заткнутых за его пояс сзади хромированных кольта прищурил глаз и оставил при себе комментарии поведению господина. Только пошевелил усами пытаясь прочесть надпись на затворной раме ближайшей к нему пушки.
ВоВа же спокойно надел шляпу и небрежно, двумя пальцами держа, протянул пилоту визитку под которой была сложена крупная купюра.
- Молодец. Повеселил.
Пилот, доволно осклабился, и сунул визитку в нагрудный карман.
- Всегда пожалуйста. Если что обращайтесь!
- Принеприменно.
Проронил ВоВа с легким кивком, уже покидая салон, по слегка отломанному в спешке пассажирами трапу...

Солнце ударило в его солнцезащитные очки пулей пятидесятого калибра. ВоВа, даже немного задержал первый шаг.
У аэровокзала шумела штормовым прибоем толпа встречающая прибывших. Сдерживало это мракобесие, только наличие таможенников в поношенной российской форме времён второй мировой войны и стальной забор с решёткой толщиною в три пальца. Такой тяжеленной, что ее так еще никто и не украл.
ВоВа, посторонив элегантным пинком очкастого гражданина с двумя распухшими чемоданами, прошел к таможенной стойке. Там, с угрюмым видом, заранее говорящем что он о вас думает, его встретил таможенник на одном дыхании выплюнувший следующую фразу
- Документы мне, чемодан на стол, что ввозите, говорите, что скрываете тоже, что хотите к Хуану, что не хотите в полицию, если нет визы лучше сразу в палицию... Деньги оружие наркотики лучше сдавайте сразу... Всё изъятое идет в фонд голодающих дитей Папуфа Хвинеи и не возвращается...
Дон без лишних слов протянул ему свой паспорт с вложенной в него купюрой в триста песо.
Таможенник скучающе раскрыл паспорт и скользнув по ней взглядом, тем же унылым тоном гнусавя в нос оттарабанил.
- В связи с непрекращающейся инфляцией и ростом цен на ликёроводочные изделия суммы таможенных сборов увеличены в двое, советую вам быть внимательней в соблюдении таможенных правил...
Дон ВоВа сплюнув про себя, выдернул из рук снулого таможенника паспорт из которого чудесным образом уже исчезла купюра, и зарядив его следующей, вернул в руки служителя таможенного прилавка.
Тот поправил свои круглые очёчки и открыв его, уныло продолжил будто и не прерывался...
- Вы въехали на территорию центрального округа Сантокорочийской Республики, если вы не знаете законов данного окрунга...
ВоВа не слушая выдернул из его рук паспорт и уже не стесняясь сплюнул, и слегка открыл вид на левую, меньшую наплечную кобуру.
- Ну... Я что, прохожу?
Таможенник видно поняв, что Дон, таки не турист, а свой, местный Дон, огорченно засопел и сплюнув отважно таки добавил
- Ввоз оружия еще двести песо местного сбора!
ВоВа вынул двести пятьдесят и сунув их таможеннику, мало ли, вдруг еще вспомнит прививку от столбняка, или ещё чего, зашагал из сарая таможни, в котором из за пота выделяемого набившимися туда приезжими и встречающими, не только нечем было дышать, но и ощутимо щипало глаза.
После таможеннй конуры, на улице, под шестидесяти градусной жарой на солнце и сорока пяти в тени, показалось даже прохладно.
На Дона, тут же накинулись какие-то нищие с протянутыми руками и посудой, разносчики газет, самоявленные гиды и прочая зарабатывающая на приезжих приаэропортная живность.
Взглянув на них с укоризной, ВоВа метнул в задние ряды набившихся в таможню, горсть мелочи, чем разом отвлек их внимание и увеличил веселье на таможне. Там сразу что-то громко упало и шум сильно увеличился.
Позволив себе слабо улыбнуться, дон ВоВа зашагал в сторону служебного входа, там за приемлемую плату он прокатился с одним из аэродромных водителей к бывшим военным ангарам на лётном поле. Пара из них была куплена семьёй, о чем говорили щиты с такой милой сердцу надписью - ОСТОРОЖНО МИНЫ и небольшой припиской в углу - частная собственность Фармакологического Концерна Эль"Коматозо.
За тройным рядом колючей проволоки, под навесом, парился охранник со старым списанным военными карабином и кувшином пива. Другие видимо сидели в соседнем ангаре в конторке, там работал единственный в округе кондиционер и телик.
Завидев Дона, служака принял на краул и пинком отворил калитку затянутою всё той же весьма колючей проволокой, сворованной с натовской базы в Гондурасе два года назад доном Питонио, который ездил туда к какому-то своему дальнему родственнику.
- Рад видеть снова блааагародного Дона!
- Вольно Хуанио, чего тут твориться?
- Жарко Дон. Наши, футбол смотрят. Груз отправлен. Пристрелил с утра двух куриц и одного крестьянина воровавшего мины.
- Молодец!
Вполне серьёзно похвалил Дон ВоВа бывшего гвардейца Тигрейрос, ныне подрабатывающего в семье. Пройдя за ограду, положил на барьер турникета стольник песо.
(каждый знает что Тигрейрос - никогда не берут взяток. Но подобрать оброненное - в этом ведь нет ничего бесчестного?)
И кивнул на ангар.
- Отворяй.
На шум из конторы высунулись остальные охранники, ощетинившись оружием, завидив дона, радостно заулыбались и замахали руками. Но подойти отважился только дальний родственник по линии тёщи зятя дона Доктора Семьи, дон Хавчикилло.
Донна ВоВа, в семье любили, но опасались. Слишком он был крут на руку.
- Привет Хавчикилло, все жуёшь?
Дон Хавчикилло проглотил кусок лепешки которую перед этим надкусил и довольно заулыбавшись закивал.
ВоВа одобрил
- Правильно. В здоровом теле- здоровый жор!
Жора в доне Хавчикилло, было килограмм на двести с хвостиком.
- Как моё авто?
- В полном порядке дон ВоВа! Не сомневайтесь! Моют каждый день! Бензин доливают. Масло тоже. Всё самое лучшее! Шины лично надувал не далее как вчера!
- С подозрением глянув на "на надутого" надувальщика, дон ВоВа прошёл в открытый тем временем ангар.
Стоящий среди ящиков с медицинскими препаратами, стингерами, стрингами, боеприпасами, и прочим тут хранимым хламом, его джип, был с виду в порядке, ничего не откручено, и даже действительно, он был видимо недавно помыт.
Открыв дверцу он кинул на соседнее с водительским сидением кейс и достал из кармана пиджака комбат-сникерс+150.
- Держи гостинец дон Хавчикилло. Заслужил.
Хавчикилло с быстротой атакующей кобры выхватил подношение, и неуловимым взгляду движением сдернув с него обёртку, засунул в рот.
- Я на Гасиенду. Не балуйте тут!
Первый охранник уже откатывал ворота и отключал электро детонаторы растяжек под выездом.
- Гуммге...
Благодарно промычал вслед выезжающей машине дон Хавчикилло, влюбленным взглядом изучая обёртку сникерса...

Солнце жарило как на рекламе пляжей Майами. За окном мощной машины проносились незабываемые тропические пейзажи. Порою разбавляемые, распятыми приверженцами культа Вуду на придорожных телеграфных столбах связистами или туристами.
Иногда через дорогу перебегали местные непуганые жавотныя и повстанцы. С безбашенными животными без проблем справлялся армированный броневой сталью бампер, а повстанцы сами не нарывались, ибо кто тут может ездить один без пары джипов охраны на крутом авто знали и не рисковали здоровьем попусту.
Толи помнили тот забавный случай, когда после нападения на курьера семьи одна батарея дальней артиллерии Тигрейрос во время учений почему-то получила целый грузовик боевых осколочных и фугасных снарядов... И естественно, бравые защитники свободы Санта Короче, обрадованные неучтёнкой боезапаса, отхреначили с неизменной немецкой точностью (а инструкторы и офицеры Тигрейрос, все как есть, были из бывших воинов рейхсвера или бундесвера - кто его сейчас упомнит) по случайно набранным координатам повстанческой базы, всю эту гору боеприпасов...
Толи что не будь Семьи, и их заказов которыми те кормились, не было бы и поставок оружия, да и Тигрейрос более пристально бы обратили на их шалости внимание, пособив вечно лезущим сюда гринго из окрестных стран, через что, давно бы их всех вычистили из приграничных лесов как огородник макусу с грядок... Забыв извечный латиноамериканский вооружённый паритет... Когда, "пока есть текила" - я знаю, что ты есть, но не вижу где пока пью...
Машину сильно тряхнуло оторвав дона от плавно скользящих, как и полоса зелени за окном, размышлений. Он случайно переехал какого-то недоумка выскочившего прямо посерёд дороги с красными флажками в руках.
К чему бы это? Задумался дон, но к чему - стало очевидным буквально сразу.
Впереди работяги, в жёлтых и оранжевых касках под палящим зноем солнца долбали асфальт отбойными молотками кувалдами и всем чем придется.
Судя по паре большущих катушек кабеля, валяющихся в кювете, с изображением доисторического телефона, они собирались класть под него телефонный кабель.
Кинув окурок в бочку с гудроном, ВоВа объехал эту гопкомпанию и покатил далее. По чудесной дороге, будто залитой половодьем, так казалось, от восходящих с её поверхности потоков горячего воздуха.
Километра через четыре, хорошая дорога кончилась....
Ибо дорогу, опять перегородили работяги, со своими щитами.
Вернее кончилась не сама дорога, а хороший асфальт который не успели раздолбать телефонисты - А те кого он только миновал именно его и клали...
ВоВа снова врубил пониженную и поднимая густейший шлейф пыли помчал к Гасиенде...
Как же хорошо летом в Санто Короче...
Впрочем, лето, тут никогда не кончалось...
Ведь зима, была похожа на засуху где-то в Европе...



Когда машина свернула с трассы, резко заскрипели тормоза, спугнув стайку поджарых облезлых кур хищно шнырявших в кустах у обочины.
- Да едрись ты...
На чистом русском было выдуто кондиционированным воздухом из слегка приоткрытого водительского окошка.
Дорога, впереди ведущая в сторону гасиенды, от центральной, была конечно более отвратительна чем, то что называли центральной. Но возглас вызвало не это. И даже не почерневший остов полицейской машины загораживающий проезд. - Чуть далее в колее, поблескивал один из усиков взрывателя мины.
Не то чтоб водитель боялся повредить колесо. Взрыватель то был, противопехотный, только вот он знал, что у дона Питоньо давно оные противопехотные- закончились, и он снаряжал этими взрывателями противотанковые, и посему покупать новую машину - очень не хотелось. Ведь для этого, до столицы, пришлось бы ехать на местном транспорте. Так как в семье все разъехались в "отпуска" и только-только из них начали возвращаться...
Конечно не потому, что надоело парить шишки на пляжах и сорить деньгой в казино Вегаса, а потому, что все получили одну короткую, но вызвавшую у каждого ее получившего шок, телеграмму.
- Я ВОЗВРАЩАЮСЬ. ДОН.
Даже у полного дурака и сумасшедшего, не возникло никаких сомнений - кто её мог послать и что это значило...

Приткнув своё авто между стареньким в потёках ржавчины на броне, немецким раритетным полугусеничным броневиком дона Зиппо и эверестом немытой посуды сваленной у старого неработающего фонтана, дон ВоВа вышел из машины.
Покосившись на сваленную посуду, он благоразумно не стал хлопать как обычно дверцей, а тихо ее притворил.
С крыльца с неизменной папочкой под мышкой и хитрой улыбкой на лице спустился дон Адвокат.
- Привет корешь!
- Привет чернильная душа! Все строчишь кляузы?
- Строчу. Пришлось нанять секретаршу. Сам знаешь после расширения семейного дела, работы сильно прибавилось. Кстати ты вовремя, как раз решили полдничать.
Они обнялись по старому итальянскому обычаю и пошли в дом.
На газоне засаженном ганжубасом, им будто кивало в след пугало в стальном немецком шлеме одетое в столь же древний эССовский мундир и шмайсером на боевом взводе.
Кивало оно - потому как его пытался выдрать из оного газона молоденький охранник из молодых донов.
Когда-то давно, Зиппо нанял местных охранять сад и огороды, и нарядил их в эти где-то нарытые тряпки и каски. Выдал шмайсеры и по ведру патрон на рыло. Те, кто не подорвался на расставленных доном Питоньо минах, растащили это барахло и наряжали им пугал. Вороны привыкшие что пугала со шмайсерами, палят во всё летающее и просто шаволящееся... С должным пиитетом прдолжали потом относиться и к их мене подвижным репликам...
Сейчас это пугало стоило убрать от фасада. Если Питоньо, еще терпел морщась приколы своего кореша и собутыльника Зиппо, поклонника Дуче и коллекционера подобного хлама Третьей Империи, то вот дон Коматозо весьма холодно относился к подобным шуточкам. Влететь могло всем, причём без разбора и больно. Любил Дон это дело - Больно и всем...
А соскучившись по семье - мог в этом и увлечься, чего почему то - не хотелось...

Холл, встречал входящих нереальной после жары и духоты двора прохладой. В углу журчал перенесённый сюда со двора бассейн, в который кто-то наставил охлаждаться пару ящиков пива и текилы. Явный признак того что в доме нету дона Ульво.
Тогда рядом, надо было ставить в охрану не одного молодого дона с пулемётом, а пару танковых дивизионов усиленных огнемётной ротой.

В доме было на удивление тихо. Так тихо, что стук подошв ботинок казался громовыми раскатами. А знаменитое сумасшедшее семейное эхо, с наслаждением раскатывало его по всем пока пустующим уголкам залов и комнат, переливаясь и утончаясь в тончайшую барабанную дробь
- Тукррррррррмать рррррррмать рррррррррррмать....
Дон ВоВа поёжась тихо сказал дону Адвокату
Тихо-то как, будто перед расстрелом...
- Тебе виднее
Беззаботно ответил дон Адвокат, и почесав свой утончённый нос заметил
- А мне нравиться. Никто не орёт чертовых матерных итальянских частушек, не палит во все что попадя, не кидает гранат. От работы не отвлекает.
- А ты к Зиппо в подвал перенеси офис. Оттуда редко чей крик вообще доносится.
Адвокат неодобрительно покосился на приятеля. Но тот был вполне серьёзен и даже добавил.
-А если кто, что подписывать не хочет... Заодно и средства убеждения будут под рукой...
Адвокат немного позеленел представив "средства убеждения" из арсенала дона Зиппо и сглотнул возникший ком в горле.
-Нет уж.. Я лучше так, в своей старой комнате потерплю...Да и окошки там в подвале дюже узкие с решётками...
Дон ВоВа пожал плечами и заметил
- Зря. Решётки это хорошо... Так сказать если что, уже привычно...
Дон Адвокат опять немного позеленел, и неодобрительно глянул на приятеля
- Чур меня! ...


В обеденном зале, как обычно стол ломился от харчей. Знамеитые спагетти и прочие национальные блюда стояли в перемежку с солеными ананасами местного семейного посола, бобами в перце и перца с бобами, всякими инородными явствами и демократичными бутылками самоизготовленой текилы, что была естественно не в пример ядрёней (и дешевле) закупаемой для шибанутых эстетов в дюти-фри...
В углу стола как обычно закинув по американски ноги на данный угол напротив старого и седого Питоньо сидел утянутый в кожу его братец - дон Шадоф из Штатоф. Сильно поднявшийся за последнее время, он сейчас мучил брата каким-то бухгалтерским списком. Дон Питоньо завидев гостя, с облегчением швырнул стопку листов на тарелку перед собой и махнул, чтобы тот садился рядом
- Дон?!
Дон ВоВа подошел и поздоровавшись за руку сел на предложенное место.
- Как ваше здоровье дон Питоньо?
- Не дождётесь!
Откровенно хохотнул старик, наливая себе и гостю для разминки Русской с аппетитно скатывающейся слезой по покатому боку холодной бутыли
- С возвращением!
Дон ВоВа благодарно кивнул и выпил. Водка была хороша. Впрочем Питоньо знал толк в водке, не зря он лично проконтролировал уход на тот свет заезжих русских мафиози покусившихся на самое святое после ганжубаса в этой стране... Эти идиоты, решили подделывать текилу и водку... Нет ну ладно вискарь какой то мочеподобный... ТЕКИЛУ И ВОДКУ!!!
В этом, он был полностью солидарен со стариком - святое не фига лапать, и уж тем паче подделывать!
Впрочем, этим лопухам, ещё крупно повезло. Их просто перестреляли. Случилось это еще до приезда дона Инквизитора... Вот если бы он приехал позже....
Он глянул через стол. Инквизитор лукаво улыбнулся ему через строевой лес бутылочных горлышков, будто прочтя мысли... Уж этот весельчак, точно сразу снял офис в подвале у Зиппо и наверняка уже переплюнул его в "средствах убеждения", нет сомнений - они с Зипо точно многому друг у друга научились...
Питоньо тем временем налил по следующей и наклонившись, якобы придвигая закуску сказал
-Тут такое дело. Хозяин уже в пути. А у нас, как обычно, ситуация. Наши партнеры в Вашингтоне, не могут влиять на всякие правительственные подкомитеты. Дерьмократия мать её. И сюда, пролезло несколько крыс копающих под наше Семейное дело.
Портит нервы, так же, еще и то, что тут еще роют под нас местные, что и понятно после того как клан задавил всякую хилоту. Но это-то, как обычно терпимо. Но вот гринго... Это проблема и убытки. Как для нас так и для партнёров в департаменте ихнем же... Надо постараться...
Он кивнул подтверждая то о чем подумал ВоВа и спросил жестом, и добавил
- Причём зарыть их, надо очень чисто. И без шороха. Ты понимаешь?
Хитрый старикан пришурил глаз, нанизав дольку соленого ананаса на серебряную вилку и плеснул по старому семейному обычаю на три пальца текилы из большой оплетенной бутыли.
Дон ВоВа не был таки от рождения глуп и во все прекрасно въехал. В принципе, это было дело семейное и естественно, он не мог отказаться от него - но хитрый старик что-то точно не договаривал. Стал бы он, просто так сажать его рядом с собой для разговора...
- А еще что?
Дон ВоВа взял вилку и тоже подцепив дольку поднял стакан. Питоньо довольно улыбнулся и подленько хихикнул.
- Тебе это поможет со связями. Кстати, ты ведь хотел быть мэром этой трущёбы... Но я, тебя, тогда отговорил... Сейчас, есть такая возможность и это никак не повлияет на расклады бизнеса Семьи.
Дон ВоВа прищурился и расправил плечи. Подлый старикашка, никогда не шутил подобными вещами. Сказанное, означало картбланш в этом вопросе, и полную... А это было нешуточным делом. От денег до последнего ствола и ржавой заточки самого замухрышестого дона - полную поддержку Семьи...
Дон Питоньо, всё так же улыбаясь, продолжил...
- Но мы тут прикинули с Доном...
ВоВа вздрогнул, если Пионьо еще можно было в душе послать нахер и стормозить, хоть и огребя после за это... С САМИМ - осуждать, перечить или шутить даже в мыслях не стоило... Ой как не стоило...
- В общем, нахрен тебе эта навозная куча? Не пора ли подумать о чём ни будь большем? Ведь мы, уже стары чтобы топорща локти лезть кое куда...
Питоньо с усмешкой, обозначил куда, взглядом в потолок с лепниной пострелянной и утыканный осколками.
- Поддерживать своим опытом, и словом. Особо к выгоде Семьи. Это да, а вот амбиции - это для вас, для молодых. Мы же любим, делать дела в тени... С нас уже достаточно и так...
Дон Питоньо влил остатки текилы из бутыли в стаканы, под самый край. И ВоВа ошарашенный открывшейся перспективой, вбил в себя пайку даже не закусив. Впрочем и не почувствовав крепости спиртного, так как ум его работал на таких оборотах, что казалось сейчас задымится чисто выбритая голова и вспыхнет татуировка на затылке...
Он не был настолько глуп, чтоб подумать, что стариканы уступают своё место - но в свете недавней встречи с военными в столице... Да Он...
Питоньо, засмеявшись хлопнул его по спине. Будто только что рассказал веселый анекдот. И отвернулся к столу.
О том, что сказанное ему не послышалось, пришедшего в себя дона известила брошенная уже в пол оборота фраза
- Если что надумаешь, или вопрос, какой, зайди ко мне вечерком, на чашку кактусовки... Лучше все решить до приезда Дона, чтоб не мешаться у него под ногами с мелкими делами...
- А что же тогда крупное?
Изумленно спросил себя дон и решил пока сделать перерыв залив пожар в мозгу еще одним полным стаканом холодной текилы...





А лето все так же катило знойное колесо солнца по бескрайним просторам маленькой Санто-Короче.
Где-то на границе средних лет крепкий сержант с полинявшей но так инее споротой нашивкой Тигрейрос зажав под мышкой АУГ, раскуривал сигару глядя на свежий еще не заросший следовой пролом в кустарнике, идущий через границу. А молодые солдатики, из недавнего набора, преданно глядели в глаза своему кумиру, трепещат в ожидании - не даст ли команду, догнать мерзавцев...И показать, чему таки они у него научились...
Где-то в кабаке разнузданная банда молодых контрабандистов подзуженная столь же молодой бандой торговцев дурью, обсуждала план нападения на конвой Семьи и пропивала за этим, последние песо полученные за прошлую проводку...
Где-то в мэрии, Мэр налив себе белое малайское, поданное прямо с ледника, раскрыв толстый блокнот, прикидывал, стоит ли купить поместье оставшееся от раздавленного с помощью его новых деловых партнёров, мелкого нарко барона Афоньосо.
Ибо сумма объявленная приставами, как раз совпадала с месячным пожертвованием, которое на днях ему должны были внести в "муниципальную кассу" его благодетели. А уж чуть подремонтировав, её, можно будет продать какому либо богатому господину в четыре раза дороже...
Где-то в городе, на снимаемой на жалкую пенсию, что выплачивало по увольнении из армии правительство. Отставной майор разливал дешёвую текилу в стаканы капитану и лейтенанту, своим бывшим подчиненным. Так же как он, ничего не умеющим, кроме как защищать свою страну и воевать. И потому также, горько пьющим на жалкие подачки называемые пенсией. Капитан, в этот раз принес какие-то старые вырезки из газет. Ранее тот тираж из которого они были сделаны был полностью изъят из оборота, а упоминание о событиях ими освященных - приравнивалось к подстрекательству на измену. С одной из самых больших пожелтевших фотографий. Видимо когда-то, она была на самой первой странице газеты, на них смотрел суровый генерал с автоматом в одной руке, и другой в кожаной перчатке, указывающий стеком, прямо в лицо смотрящего. На заднем фоне горел какой-то дом, и стоял военный джип с грозно наведенным на него пулемётом, мимо которого, солдаты волокли связанных молодчиков с бандитскими татуировками. На дверце джипа, ясно видна оскаленная, словно готовясь бросится на бандитов вписанная в эмблему, голова тигра. А над фото, жирно было набрано: В стране, за долгие годы, наконец воцарился порядок...
Где-то, на лесной базе бородатый команданте в чёрной бандане и линялой майке на которой с большим трудом угадывался портрет Че, опираясь на потёртый Калаш - проникновенно объяснял сидящим у костра молодым борцам за свободу, как и сколько и пьют крови через ставленников мирового жидомассоноимпериализмодерьмократизьма из их и страны и её народа крови...
Где-то в городе, в зале забранном тяжёлым бархатом и шёлком смуглая мулатка обнажив плечи выбивала кастаньетами ритм сдвоенный её загорелыми стройными ногами зажигая и будоража кровь мачо забрёдшего в школу танцев после опустошения кошелька старика отца...
Где-то кралась сквозь многоголосый рёв попугаев и путаницу сплетений тропической растительности очередная тактическая группа высланная на борьбу с нарко мафией... Которая как и многие другие скоро сгинет в этих влажных зарослях напоровшись на пограничный патруль, который окажется обучен и воружён не в пример лучше чем им предоставила сведения разведка, или на делянку обложенную клейморами как мёртвое дерево плесенью, или на повстанцев - которые не знают страха смерти в своём безъисходном фанатизме... Ведь им, в отличии от утверждений инструкторов ЦРУ, действительно нечего терять - кроме своей жизни - так тут все бедны... А те, кому повезёт уйти... Удивленно будут пытаться раз за разом безуспешно, вызвать подмогу в не отвечающее радио. И погибать гния заживо, от заражения, прячась от преследователей в малярийных болотах....
Где-то, худой крестьянин вернувшись с поля и похлебав жидкой похлёбки и поглядев на жилистые ноги супруги, завалит....

Но ведь на то, она и жизнь - чтоб быть прекрасной и многообразной...
Чтобы Где-то....


Инквизитор

Донна... склонила колени перед распятием. Старый сельский священник, осенив крестом её прикрытую газовым платком голову удалился в придел и там тихонько бормотал молитву не мешая даме говорить с господом.
Молодой Дон поправляя заткнутый за ремень ствол, еще раз осмотрел маленькую церквушку и вышел наружу. Мимо прошла крестьянка отвесив поклон. Не такой низкий, как старым донам семьи, но в полнее достаточный, чтобы было понятно, семью в этом селении уважают. Даже повстанцы, предпочитали лишний раз не отсвечивать, когда в храм приходил кто-то из Семейных.
Благой памяти еще дон Харон отбил всякую охоту у посторонних суваться в деревню, крестьяне которой по найму работали на полях близ гасиенды. А когда недоумки конкуренты взорвали семейную часовню в имении вместе с падре и находившимся там одним из донов. В селении гости из гасиенды стали появляться и того чаще. Так что крестьяне, уже знали всех поимённо и не боялись. Ибо они, конечно небыли членами семьи ни чуть, но были под её защитой в силу необходимости Семьи, в том что принадлежало ИМ. Местный падре, не был против, ибо перед богом все едины, даже такие закоренелые грешники как семейство Коматозо. Пожертвования, от них, он не принимал. Ибо не столько брезговал грехом приобретенным златом, сколько опасался навлечь этим беду на деревню, через алчных безбожников бродящих в лесах округи.

Всё так и шло пока в городе неподалёку не завёлся костел "церкви святой Гэхи" и еще какая то чертовщина. Долгое время падре терпел это мерзкое богохульство и разврат им сеимый среди прихожан - ибо ему бедному деревенскому священнику, с бедами его прихода, было во истину не достучаться до Ватикана. Но однажды, когда чаша терпения его была превышена после исповеди одного крестьянина - решился. Надел рясу по чище и по новей и взял посох и собрав в кулак всю свою решимость - отправился к гасиенде.


Брат Мрачелло шлёпал старыми разбитыми сандалями по мягкой и горячей пыли просёлочной дороги. На землю спускался вечер, неся умиротворение. Но, как оно и бывает раскаленная за день земля, не торопилась расставаться с впитанным задень жаром. А от растительности шло влажное марево и дурманящий запах. Особенно от посевов Ганжубаса.
Посему наслаждаясь в пути природой брат Мрачелло периодически вытирал свою танзуру платочком некогда бывшим в его приходе простынёй Святой Магдалены, но со временем, обносившаяся и поветшавшая святыня перешла таки в разряд платка падре...
Перед поворотом к гасиенде святой отец поглядел в иссиня безгрешное небо и послушал рассыпающийся по окрестным полям, заливистый смех птички коноплянки. Которая, от прочих птичек - всегда отличалась заразительным, заливистым, совершенно идиотским смехом...
Но как не прекрасен был этот миг обращения к высшему и единения с окружающим - а отца звали к себе серьёзные божьи и мирские дела привязывавшие его к этой грешной земле и его приходу.
Тяжело вздохнув и положив крестное знамение, святой отец стиснув зубы и приготовив на всякий случай к бою посох и тяжёлые чётки сделанные из старых гильз пятидесятого калибра, решительно свернул с большака и зашагал в сторону Гасиенды Коматозо.

У последнего поворота к воротам гасиенды, показались обгорелые остовы полицейских машин и воронки от разрывов. Оценив на глазок сколько было потрачено боеприпаса на каждую, святой отец одобрительно крякнул. Судя по воронкам, первую машину, взяли в вилку уже третьим попаданием. Из второй видимо успели выскочить копы и миномётчик сработал "пятёрку" - положил четыре мины вокруг и пятой накрыл саму машину. Сработано было профессионально.
Пробормотав над остовами короткую молитву, отец Мрачелло двинулся далее. Но дойдя до первого остова и пристально вглядевшись в окружающее, со вздохом покачав головой, перехватил посох. После небольшой манипуляции из нижней части посоха выдвинулось старое лезвие немецкого штык ножа. Укрепив себя знамением и свой труд молитвой, падре стал аккуратно протыкать перед собой землю на пути к воротам.



Эль"Глюко Сурилио - или по простому и домашнему Глюк, дежуривщий в тот вечер по охране ворот, высунулся из конуры привратника во двор и свистнул привлекая внимание собравшихся у фонтана донов.
- Не свисти! Бабла не будет!
Лениво обмахиваясь веткой банана буркнул ожидающий своей очереди за получением из фонтана пивной бутылки Куцилло Сурилио, а его естественно брат более склонный к любознательности Солдато-Ризо Сурилио сидевший на ступеньках входа и разбиравший старенький но проверенный не раз Калаш, поинтересовался
- Чего, тоже пива хочешь? Или приглючилось чего?
- Кончайте острить! Похоже, падре из деревни... Толи к нам дело - толи мины тибрить пришёл!
Более серьёзный Эрнесто Данте д"Химерио Назгул поставленный старшим на важное дело, выдавать пыво по счету охране, и следить чтоб они оным не увлеклись, прикрикнул.
- А ну, кончили базар. Позовите кого старшего. Пускай глянет, может это не Падре вовсе, а федераст или ФБРаст какой, маскируется под него?
Доны враз посерьёзнели, а Ризо-Солдато мигом продемонстрировал, как из горы разных деталек и пружинок - получается автомат Калашникова.
Так как у всех, к рождению этой гениальной мысли в руках уже было надпитое пиво братья Сурилио переглянулись.
Баррига Сурилио или по свойски - семейному Барыга, быстро попытался спрятать руками выпитую уже емкость и даже отвернуться, но был застукан слегка пинаем, и как человек "не при делах", отослан в дом за кем ни будь из старших.

Через несколько минут из дома раздался ужасающий вой противовоздушной сирены и на крыльцо в полном вооружении выскочило всё его население.
Фасад гасиенды разом стал похож на старинное фото в стиле оборона Дворца Монкада - его обороняльщики во всеоружии...
В середине живописной группы людей, украшенных поверх обычного одеяния, навешанными крест накрест пулемётными лентами, оружием разного калибра, эпох и стран (а некоторые были даже в шлемах снятых с нескольких рыцарских доспехов стоявших на первом этаже гасиенды), стоял грозный и обоятельный, подлый и не приклонный, страшный и обворожительный, гнусный и бесподобный дон Дон Фальконэ Вальтер д'Эстебана Коматозо. Сам бессменный глава охраны и контрразведки семьи. Поведя своими горячими очами(чем воспламенил раскиданную кем-то во дворе солому), он спросил...
- Ну и где эти Федерасты и ФБристы что посягают на уют мирного домашнего очага Семьи ?
У него из под торчащего подмышкой пулемёта вынырнул дон Пивас-Текилас, чуть зашибив краями своей необъятной бронированной сомбреры Анну Падрино д"Сурилио державшую запасную ленту для пулемёта старого дона, и в ожидании, когда она востребуется - пока, красившая пули оной, разноцветным лаком для ногтей.
И с лязгом и грохотом - брызнув мраморной крошкой всадил в оный мрамор ступенек крыльца свой любимый малый пятидесяти миллиметровый миномет(большой лежал в сарае и бежать за ним видимо не было времени).
Он плотоядно подмигнул дону Зиппо и спросил
- Жахнуть?
- Погодь!
Заслонил ствол миномета в который уже по плавной кривой опускалась несомая рукою Пивос-текилас мина, дон Зиппо.
- Мне повторить вопрос.... Или тут все усравшись онемели?!

Молодые доны - и в правду были слегка в шоке. Никто из них не ожидал посылая за кем нибудь старшим Барыгу - такого полного шухера в семье.

Выскочили из хаты - все кто был в тот вечер дома...
Донна Арья зашедшая в гости и теперь державшая здоровенный английский "Бур" своего двоюродного брата на вытянутых руках, чтоб не пачкать ружейным маслом кружева платья. Дон ДОК... Или Х"Ерург вернувшийся в семью после очередных долгих скитаний по миру(никто не знает какого чёрта его туда постоянно носит)... И в семье ласково называемый "Доктор Зло" или "Последний Шанс"... Стоял взвалив за спину четырёхведерную комбат-клизму и сжимая в крепких натруженных руках 249ймк2 явно одолженный из под кровати дона Питоньо - судя по тому что оружие было хорошо ухожено и заряжено трассерами.
Его ассистентка и секретарь - донна МАДсестра обнажившая верх бедра где был принайтован старый добрый двухствольный дробовик 16кадибра, и готовая по мановению брови патрона, принять пулемет и подать в замен пару широких патронташей заполненных шприцами 12го калибра с разной начинкой. Еще пара донов с ящиками боезапаса наготове и дон Адвокат- ADSF уже разложивший свою папку с документами и проверяющий ручку и кобуру под полой пинжака. Завершала картину Дона Миранда-Эстебана Коматозо, д"Капуэрто, д"Эспиранса, д"Капирайто, д"Альмавиа, д"Себасьтяно, д"Карузо, д"Эспиноса идальго сменившая почемуто в этот раз свой инкрустированный перламутром и бирюзой маузер на валявшийся на чердаке, и не весть как туда попавший, ржавый станковый огнемёт, времён второй мировой войны.
Тащить его помогал её жаних, троюродный племянник Дона Коматоза, дон Исохио, в очередной раз покрасивший свою разнузданную шевелюру сверхтоксичным не только на цвет ядом.
И конечно на флангах были... Не без известные всей округе - дикие и необузданные сторожевые куры...
Их налитые кровью, беспощадные горящие рубином глаза светились в темноте сгустившейся под кустами, как лазерные прицелы. А над двором плыло низкое и угрожающее, все более уходящее в инфро низкие частоты
- коооооо коооооооооооооо коооооооооооооооооооооо....


Молодые доны, стоящие в охране, все разом сглотнув, разом же замахали руками - тыкая друг в дружку и попытались объяснить причину шухера.
Дон Зиппо, честно попытался разобрать за многоголосым шумом похожим на звук издаваемым старым магнитофоном при быстрой перемотке ленты - когда головка воспроизведения коснулась ленты - суть проблемы.
Но судя по еще более покрасневшему лицу, не очень понял, о чем вообще идет речь.
И когда это понял, достав любимый вальтер саданул из него под ноги более серьёзному и рассудительному Эрнесто Данте д"Химерио Назгулу, поставленному старшим на важное дело, выдавать пыво по счету охране, и следить вообще....


В общем когда Эрнесто Данте д"Химерио Назгулу наконец удалось более менее связно доложить патрону что собственно произошло...
Визгливо заскрипела отворяемая воротная калитка и перед донами появился падре Мрачелло который увидав комитет по встрече только и смог что выдавить из себя
- Здрасте... Вам...

От неожиданности....
А когда вокруг такая куча взведенного к бою оружия, да в таких горячих руках... Даже при холодной голове, у всех, его держащих... Произошло то что и должно. НЕИЗБЕЖНОЕ...
Кто-то выстрелил - или оно само пальнуло - сейчас это уже не имеет значения...

Одновременный залп многих десятков стволов - сорвал со ржавой вязи литых ворот не только табличку - Фидерастам вход В... Но и многолетние наслоения краски, антирадарного покрытия и фикалий птичкоф...
Незатронутой оказалась только приоткрытая калитка на которой повис вцепившись в неё мёртвой хваткой, отец Марчелло.

Когда было роздано соответствующее количество затрещин пинков и подзатыльников, а с доний стребован весь их лак для ногтей на покраску ворот до приезда дона Коматозо - ибо кто его знает, успеют ли сгонять в город до оного приезда за краской...
Дон Зиппо, подошёл к падре и подергал его за сутану...
- Святой отец, отцепляйтесь... В дом вас нести, вместе с калиткой, - как-то... Неудобно...
Падре еще некоторое время повисел зажмурясь и лопоча молитву - после чего приоткрыл один глаз.
Убедившись, что беда миновала, доны стоят опустив оружие, и усмотрев в этом чудесном спасении начертанный с выше знак, слез и подобрал посох и чётки.
- Эээээээ
Немного заикаясь, обратился он к дону Зиппо.
- Конечно.
Зиппо Кивнул падре, и как добрый католик предложил пойти к крыльцу дома - ну и правда - чего стоять то в "дверях" с разговорами?

На крыльце тем временем молодые донны с неподдельным интересом следили за попытками Донны Миранды-Эстебана Коматозо, д"Капуэрто, д"Эспиранса, д"Капирайто, д"Альмавиа, д"Себасьтяно, д"Карузо, д"Эспиноса идальго жахнуть из антикварного огнемёта.
Подлая ржавая монстра, очень пронзительно и издевательски шипела, пускала ржавые пузыри - но напрочь отказывалась работать...
Дон Исохио, славящийся не только тем что с раннего детства был нежным и ранимым мальчиком, что не могло не раздражать его отца. Попытки которого приучить сына к "истинно мужским занятиям" ни к чему не привели - и поэтому упёкшего его в 12лет на учебу в самое жестокое и беспощадное место на земле. Кадетский корпус в Сибири. Где отучившись там 5 лет, он в совершенстве освоил игру на Варгане и оленьи упряжки - но и немного таки, поднаторел в мелких шалостях... Тем временем предложил подруге жахнуть по нему чем ни будь тяжёлым...

К счастью, Дон Зиппо, как раз к этому времени подошедший с падре прекратил это безобразие и опасные эксперименты.

- А ну маладешъ - Тащите ка его подальше от дома к забору. И жахайте там! Только мой вам совет донья - лучше таки вы по нему стрельните или киньте в него гранатку.

Дон Зиппо вытащил из необъятного кармана своих штанов малость позеленелую от времени гранату на длинной деревянной ручке.
Под его наблюдением аппарат оттащили к стене и там и оставили. Донья Миранда-Эстебана Коматозо, д"Капуэрто, д"Эспиранса, д"Капирайто, д"Альмавиа, д"Себасьтяно, д"Карузо, д"Эспиноса идальго покрутила в руках малость замшелую гранату и решив не рисковать дважды, попросила принести из маминой спальни её личную М16.
И когда винтовку принесли, из неё то и пальнула, по суперогнемёту.
Сразу с третьего попадания адский антикварный агрегат рванул так, что в клуб красно-черного пламени, взлетел на добрых пятьдесят или сто метров. И там, в воздухе, образовал фигуру напоминающую гриб.... Из шляпы которого еще некоторое время падали горящие обломки двух секций забора сметённые взрывом...

Взрыв был классный, от удара взрывной волны, все доны и доньи оказались сидящими на самой верноопорной части организма. А кур сторожащих по близости поживу, разметало по ближайшим окрестностям...
Впрочем за последних - кур - никто не переживал, ибо они всегда возвращаются. Даже когда семья переехала с одной гасиенды на другую - они сами её нашли и заняли своё обычное место в природо обороте и жизни семьи. В общем каждый знал они - всегда возвращаются...

Дон Зиппо потирая копчик, ушибленный засунутым сзади за пояс пистолетом помог встать Падре.
- Вы как святой отец?
- Ннормаально. Кккк классно жахнуло!
- А то...
Подмигнул дон Зиппо и жестом пригласил падре внутрь дома.
Пропустив святого отца вперёд, он рявкнул чтоб молодёж заткнула чем ни будь дыру в заборе и начала гасить всякую лабуду валящуюся на хату.
Падре, проводили в центральный зал и усадили за стол. Донна МАДсестра по ходу дела исполняющая если все вели себя нормально и была охота обязанности столодержателя в отсутствии одного из младших Тяпонэ за семейством которых пожизненно числилась кухня Семьи и обширный запас аптечки отравителя там же хранимой быстренько спроворила перекусить.
А что иначе за разговор, если на столе пусто?

Немного пришедший в себя но еще слегка оглушённый падре, стал заходить издалека. Описывая ситуацию примерно с того времени, когда в долину еще только впервые приехал дон Питоньо подыскивавший для Семьи приличную гасиенду.
Зиппо благочестиво зевавший в платок - почему-то сильно напоминавший парадный штандарт немецкой дивизии мёртвая голова. Кивал в так плавно текущей речи падре головой и время от времени подливал ему текилы и подкладывал тушёное мясо с овощами на тарелку.
Напротив них, примастился дон Адвокат ADSF строчащий что-то, как обычно в листы сложенные в папочку.
Когда, наконец падре осознал, что больше не лезет... А дон Адвокат ADSF строчащий что-то, как обычно в листы сложенные в папочку, пару раз вместо чернильницы сунул ручку в стакан с текилой.
Падре перешёл к сути своего появления на гасиенде...
Он собрав волю в кулак подробно описал о еретических замашках и вывертах видимых им лично и его прихожанами в "церкви святой Гэхи" адепты и адептки которой напрочъ потеряли стыд и чуть ли не без исподнего бродят по округи творя греховные не совместимые с канонами католической матери церкви обряды, чем явно тешат беса а не восхваляют господа и смирение пред ним.
Отдельно под восьмую бутыль описал видимое им в гнусном логове ля"Психосов что его и по сей день повергает в дрожъ.
Под конец добив десятую бутыль отец пожаловался что ему, бедному деревенскому священнику, с бедами его прихода, было во истину не достучаться до Ватикана.
И нечего противопоставить кроме слова своего и веры той чертовщине, богохульству и разврату сеемому среди прихожан. Асилы его как есть на исходе совсем...
Дон зипо глядя как несчастный падре пыжится подвинуть одинадцутую бутыль к себе...
Переглянулся с доном Адвокатом...
- Слушай - а падре то, и в правду - совсем обессилел!
- Проблема!
Подтвердил дон Адвокат и отняв у падре бутыль из ослабевших рук накатил святому отцу...
Тот благодарно посмотрел на дона Адвоката и скромно произнёс
- Доны? Я понимаю, что вам погрязшим в грехах, но всё же, как не странно, с должным пиитетом относящимся к святой церкви - нет видимой причины оказывать помощь тем более бескорыстно... Но может быть хоть маленькое желание заслужить у господа нашего прощения за свершённое, двинет вами по пути прекращения бесовой вакханалии хотя бы в чём то?
Святой отец обессилено уранил голову на свои чётки, от чего веревочка на которую были нанизаны гильзы и без того изрядно потёртая лопнулаи они мелодично позванивая раскатились постолу.
- Эээ... Проблема однако.
Потёр затылок дон Зиппо и поглядел на дона Адвоката у которого за его ультрамодными очками в платиновой оправе очень нехорошо и хищно горели глаза.
- Может звякнуть дону Питоньо?
Дон Адвокат, почесал переносицу черенком золотой ручки, от чего бриллиант вправленный в её навершие слился блеском с искрой в глазах.
- Думаю - не стоит.
Он поднял руку вперёд ладонью останавливая возражения донна Зиппо.
- Дон Питоньо человек старой закалки, и к таким вещам относится слишком серьёзно. Методы его - нам обоим знакомы. Повальный геноцид и стирание с лика земли целых селений - нам пока не нужны.
Дон Зиппо слабо возразил - те русские сами засадили по стырившим нашу ганжу Китайцам, что шла через них, градом на Тамани - дон Питоньо тут не причём!
- Группен Фюреру рассказывай!
Хмыкнул дон Адвокат, и дон Зиппо, обижено засопел достав свой любимый вальтер с полустертой надписью на ручке - Гроссе Штир...(далее чем то замазано) от Фатерлянд... Дон Адвокат же, не реагируя на это, плеснул еще себе и ему, на два пальца...
Залудив еще по стакану и плеснув со страхом и надеждой наблюдающему за их совещанием Падре, они продолжили...
- Есть мнение, что обойдёмся без экстрима и крупных тюнингов!
Поняв намёк, что в этот раз не будет подарков в виде пары грузовиков неучтённых боеприпасов к гаубицам, в артеллиристскую часть, где служил знакомый дона Питоньо - дон Зиппо решил уточнить
- Какие будут ваши предложения?
Чтоб перекрыть путь отговоркам и намёкам, Дон Зиппо сверкнув глазами, наклонился над столешницей авторитетом, и притянул себе бутыль, ибо он не был сторонником плескать на два пальца, а всегда честно разливал на три.
Дон Адвокат ADSF тонко улыбнулся и достал из внутреннего кармана своего пинжака от армани пухлое портмоне. Когда он его раскрыл и щелкнул какой то из многочисленных застёжек отделений - из него выпало и повисло качаясь на пурпурной шёлковой ленте небольшое распятие - стилизованное в виде старинной буквы АЙ...
Падре икнул, и без чувств, сполз под стол...
Зиппо хотя и строил из себя салдофона и садиста - обладал изощерёным умом, хитростью и сообразительностью...
- Тля - ИНКВИЗИЦИЯ!
Взяв распятие, он попробовал его на зуб и с уважением вернул хозяину.
- И когда ж ты успел? Нет, я конечно в курсе, что все адвокаты в некоей степени или садисты-сыновья сатаны или иезуиты.. Но чтоб инквизитор?!
Дон Адвокат ADSF убирая распятие приложил свой тонкий и ухоженный палец к губам в знаке молчания.
- Да так. Успел вот. Когда в Европе жил. А вообще, знаешь ты - знаю я и достаточно!
- Могила!
Уверил дон Зиппо и оба они одновременно заглянули под стол, где с выражением ужаса и одновременно умиротворения, свернулся клубочком отрубившийся падре Мрачелло...
Вернувшись к недопитому, дон зиппо налил и подмигнул собутыльнику
- Пару тройку крепких неговорливых ребят я тебе подгоню будь спок. Если надо и остальные наши помогут.
Дон Адвокат, уже снова воткнувшийся носом в свои бумажки, кивнул, не глядя сгребая пополненный стакан
- Конечно. Помощь церкви, святой долг для любой итальянской Семьи! А корешам в Ватикан, я сам звякну... Пусть пришлют бланки...
_________________
Какое приятное лицо... Странно...
Мы разве, вас, еще не убили?
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 897
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 429


Вернуться в Сказки шаолиньских монахов

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1