Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 09 авг 2015, 17:34

Анфиса Лобова aka Звезда
Ах, ресурс, ах, ресурс… Да, ресурс. Что я, дура, не понимаю, что тонера в принтере надолго не хватит? Но Бубенцов свои почеркушки печатает, и Зануда целую книгу рецептов нахреначила – никто и не пискнул. Дрянь старая, ненавижу. Свои цеппелины с мясом могла и от руки переписать.
Мне, между прочим, больше надо. Сволочи, ненавижу, у девушки личная жизнь не складывается, а они… Уроды, тля. Ничего, твари, я всё равно выкручусь, я упорная, один хрен, будет по-моему. Я в «Петергoffпринт» пять тысяч тиража выгрызла! И пусть приходится корябать ископаемой, типа, ручкой по паршивой местной бумаге – талант не задавить, он всё равно себе дорогу пробьёт. Только бы опять кляксу не посадить, переписывай потом.
Ничего, я аккуратно, чтобы буковки ровные, и наклон одинаковый.
«Уже много дней твой образ постоянно стоит у меня перед глазами. Стоит смежить веки, или просто отвести взгляд от серой мути повседневной суеты, и твои черты проявляются передо мной, будто снимок на древней фотографической бумаге. Мужественный разворот широких плеч, гордо посаженная голова на мускулистой шее повёрнута в сторону. Хочется закусить губу от обиды – даже в мечтах ты меня не замечаешь. Не видишь влажного влюблённого блеска горящих глаз, трепета нежных девичьих губ, смущённого румянца, заливающего щёки… Хочется плакать. Иногда, когда больше не остаётся сил, я забираюсь в укромный уголок, чтобы вдали от равнодушных взглядов окружающих горькими слезами выплакать своё горе. А потом, утерев щёки и умывшись, я снова иду в суету бытия, ничем не выдавая терзающих меня чувств.
Боже! Если бы я могла хоть один раз прижаться к твоей широкой груди, обвить крепкую шею гибкими руками! Я представляю, как нежной кожи моего лица касается колючая щетина твоего подбородка… У меня внутри становится горячо и мокро, волна стыда и желания захлёстывает меня с головой, от затылка до кончиков пальцев моих длинных, стройных ног. Как невыносимо хочется… Но нет, этого я бумаге доверить не могу. Но и страдать в одиночестве, разрываясь от накрывшего меня чувства, больше не имею сил. Я решила – сегодня я или стану счастливейшей женщиной на земле, или мои надежды разобьются вдребезги, рассыплются прахом и смешаются с пылью, покрывающей всё в этой жаркой засушливой стране. Вечером, после ужина, молю тебя, приходи к пещерке на берегу ручья, той, что у трёх полосатых камней. Терпеть неизвестность дольше невозможно, это выше моих сил, я хочу стать твоей, впитать тебя, насытиться твоей мужской силой и уснуть на твоём мускулистом плече, отдав всё, что может отдать избраннику любящее женское сердце».
Ну вот, закончила. Пусть только попробует не явиться, лось сохатый. А уж там-то я его захомутаю. И в стойло! Мне осточертело уже с утра до вечера на побегушках у крашеной старухи носиться. Пора, пора обзаводиться своим местом в мире. Пока таким. Это, конечно, не Серебряков, не Крестовский, даже не Бубенцов, но я из него сделаю человека. А не сделаю – невелика беда. Нынче у меня вся жизнь впереди, со временем поменяю на более перспективного.
Аккуратно сворачиваю своё послание – треугольником, как для полевой почты. А ведь когда-то мы люто ненавидели свою училку, заставлявшую писать поздравления с девятым мая всяким старым пердунам. Пригодилась наука. Умная девушка даже из такого никчемного источника, как заросшая от женского простоя мхом школьная грымза, выжмет хоть что-то полезное.
Забросить послание в широкий карман пятнистой куртки проще, чем два пальца об асфальт. Пока самец жрёт, он, как токующий тетерев, ничего вокруг не замечает.

Солнце свалило за низкие горы, чтобы где-то там утопиться в море. Придурки, предпочитающие возиться с ружьями, а не с женщинами, построились клином и свалили куда-то на юг. Надо думать, ближайшие сутки – двое их здесь не будет. Чу! Что это за шаги доносятся до меня? Это торопится на свидание мой ласковый пирожок! Мой сдобный пончик! Готовься, любимый, сейчас тебя будут есть.
Поправляю платье и норовящий сползти на бёдра лифчик. Да, сползающий! Зато он кружевной и почти прозрачный, и сквозь тонкое красное платье очень сексуально просвечивает чёрным! Выхожу из укрытия.
– Ты всё таки пришёл! Боже, я уже решила, что напрасно жду, и ты отвергнешь меня, молоденькую дурочку, потерявшую голову от страсти! Обними же меня, сорви пылкий поцелуй с моих нежных трепетных губ!
Что ты делаешь, идиот? Крапива тебе зачем?
– А-а-й! Ма-а-а-ма!
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 10 авг 2015, 19:11

Семён Тихов aka Свояк
Грохот, дым, пыль, визг разлетающихся осколков и выбитого снарядами щебня. Следующий залп на фоне предыдущего почти не слышен – уши ещё не отошли от грохота восьмидюймовых, стадвадцатисемимилиметровые фугаски после них не звучат.
Янки, разозлившись на нашу вредность, взялись за очистку штата по-настоящему. И если на сухом пути мы по-прежнему имеем их, как бог черепаху, от моря нас снова отогнали.
Впрочем, мы и там умудрились нагадить пиндосам. Крейсеры пришли наводить конституционный порядок парой. Ветераны испанской войны, «Нью-Йорк» и «Бруклин». Видно кто-то из больших начальников оценил наши способности. Новейшие штатовские корабли собраны в портах Китая и Японии, собираются вместе с наглами макать Макарова и прочих, но этой пары ветеранов, заявившихся третьего дня с попутным приливом, для нас достаточно. С избытком.
Мы готовились. Всё-таки на нашей стороне опыт целого столетия войн, о которых здесь ещё никто не догадывается.
На деревянную рыболовецкую лохань, идущую к берегу под латаным-перелатаным парусом, гордые выпускники Аннаполиса внимания обратили не больше, чем пёс на ползущего через дорогу муравья. Когда парусник довернул вправо и от него к флагману потянулись пенные следы двух торпед, дергаться было уже поздно – гордые потомки испанских идальго атаковали почти в упор. Никто из них не спасся – прямое попадание пятидюймового снаряда с «Бруклина», столб воды и ломаных досок, косые акульи плавники… Но благодаря им невезучий «Нью-Йорк» и в этой войне не сделал ни одного выстрела – затонул, голубчик, как миленький.
«Бруклин» отработал за двоих. Разнёс захваченный нами во Фриско небольшой миноносец, подавил форт, пушкам которого не хватило дальности. Мониторы мы затопили сами – их старые, заряжаемые дымным порохом орудия тем более ничего не могли сделать. Железнодорожную батарею оснастить мы просто не успели. Не хватило времени и производительности мастерских. Теперь у нас с пиндосами пат – мы отрезаны от моря, американцам нет ходу на сушу. Их хвалёной морской пехоте хватило одной попытки высадиться под огнём крупнокалиберных пулемётов и снайперских винтовок. Крейсер не помог – к тому времени, когда он начал пристрелку, мы уже отошли с берега, а шлюпки с десантом утонули.
Теперь мы держим на побережье наблюдателей, на случай второй попытки десанта, а крейсер время от времени обстреливает понравившиеся его артиллеристам скалы. В общем, все при деле.
Иногда думаю – может, пока был шанс и кое-какие корабли в руках, надо было свалить на Камчатку? Но как тогда быть с мексиканцами, индейцами и китайцами? Бросить на убой? Нет, не по-русски это.
***

Грохот далёких залпов на эскадре Колчака расслышали из-за горизонта.
– Интересно – сжимает бесполезный пока бинокль Вера Алексеевна, - с кем это американцы дерутся?
Колчак отвечает через минуту, поправив фуражку и одёргивая китель:
– Они не дерутся. Они кого-то обстреливают. Стреляет один корабль, или два по очереди, и ответного огня не слышно.
– Что вы намерены делать в этом случае, капитан?
Колчак покачивается взад-вперёд, будто проверяет, достаточно ли прочно его «Варяг» сидит на воде.
– Военные корабли строят для сражения, уважаемая Вера Алексеевна. А посему вынужден просить вас покинуть мостик и спуститься в корабельный лазарет.
Колчак поворачивается к старшему помощнику:
– Сигнал по эскадре: приготовиться к бою, увеличить ход до восемнадцати узлов.

Пойманный в глубине залива Бодега «Бруклин» дрался до последнего – на крейсерах русской эскадры не раз возникали пожары, в какой-то момент «Боярин» рыскнул на курсе и пошёл в открытое море, но через десять минут повреждённое управление починили, и корабль снова вернулся в строй. Колчак не стал соревноваться в точности стрельбы на дальней дистанции – на его стороне было преимущество в скорострельности и количестве стволов. Будущий адмирал – теперь он и сам в это верил, на полном ходу сблизился с противником. Молодость американского крейсера прошла давно, уйти от группы новых, быстроходных кораблей он не мог. Избиваемый десятками снарядов, теряющий одно орудие за другим, он продолжал безнадёжный бой, стремясь перед гибелью нанести максимальный урон врагу. Когда «Новик», разогнавшись до двадцати трёх узлов, подлетел на дистанцию гарантированного поражения и выпустил торпеду в избитый, объятый пламенем корабль, оттуда стреляли только две чудом уцелевшие пятидюймовки. Две трубы из трёх были сбиты, «Бруклин» кренился на борт, но сдаваться не собирался. Американец попытался уклониться от торпеды, но для очередного решительного поворота у него не осталось сил – скорость упала до пяти узлов, рулевые машины разбиты.
Когда подводный взрыв подбросил корму доблестного корабля, русская эскадра прекратила огонь и начала спускать шлюпки. «Бруклин» уходил под воду кормой, высоко задрав нос. Моряки прыгали в воду и плыли к подбиравшим их шлюпкам, поддерживая на воде раненых. Большие корабли тонут дольше маленьких. Погибающий крейсер дал своему экипажу достаточно времени для спасения. Потом в его недрах со стоном сдались переборки, вода добралась до котлов. Когда облако вырвавшегося из котельных отделений пара оторвалось от воды, над поверхностью уже ничего не осталось.
Убедившись, что на воде больше нет американских моряков, Колчак развернул «Варяг» покинул строй и медленно повёл крейсер к берегу. По кому-то там янки стреляли, значит, есть повод познакомиться.
– Вахтенный!
– Слушаю, Ваше Благородие!
Колчак, не отрывая бинокля от глаз:
– Белом в лазарет, найди там госпожу Стессель и пригласи на мостик. Живо!
Вера Алексеевна взбежала по трапу раскрасневшаяся, с выбившимися из-под косынки волосами.
– Боже мой, Вера Алексеевна, я торопил посыльного, вы могли не спешить столь сильно.
– Вы не понимаете, капитан, как я волнуюсь. Дайте, пожалуйста, бинокль.
Колчак кивнул, и один из сигнальщиков передал комендантше свой.
– Смотрите на пляже, на фоне красной скалы, похожей на прибалтийскую дюну. Ещё правее. Странный экипаж, я не вижу там лошадей. Паровой?
Стоящий у кромки прибоя броневик был Вере Алексеевне знаком. Вернее, он был знаком Лесе – покойных генсеков и министров перед закатом СССР возили на пушечных лафетах в последний путь точно такие же. На броне стоял мужчина в камуфляже, вооружённый автоматом и приветственно махал руками над головой.
– Это они, господин капитан. Прикажите спустить катер.
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Цоккер » 10 авг 2015, 21:14

Инодин Николай писал(а):Белом в лазарет, найди там госпожу Стессель

Бегом
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 14 авг 2015, 05:45

Семён Тихов aka Свояк
Таки припёрлись! Не прошло и полгода! Оперативность у наших охламонов, как всегда, необычайно высока.
Впрочем, это я по привычке забухтел, от нервов. Волнуюсь всё-таки – когда читал Семёнова и фильмы смотрел, разве мог себе представить, что вот так ко мне с моря будет «Варяг» подходить? Представлять-то я представлял, только с точностью до наоборот –японцы коварно осыпают русский крейсер снарядами, и тут я на линкоре с любимой марки из-за угла выплываю! Ка-ак врежу супостатам! Спасу наших, естественно. Иногда это был не линкор, а эсминец, но исключительно со мной на капитанском мостике.
А тут стою на берегу, «Варяг» изо всех четырёх труб дымит и ко мне приближается, за ним знакомые каждому советскому мальчишке силуэты: «Аскольд», «Богатырь», «Новик» и кто-то, на него очень похожий. А супостат, лупивший в меня из больших пушек, уже на дне. Их усилиями. Без моего героизма обошлось.
Радуюсь, конечно, но неправильность сюжета маленько скребёт под сердцем.

Пока я так рефлексировал, на крейсере засуетились и плюхнули на воду паровой катер. И катер этот берёт курс прямо на мой БРДМ. Подходит к берегу, сбрасывает сходни, на пляжик деловой походкой спускается нечто симпатичное, однозначно женского полу, в длинной, почти до пят, юбке из тёмно-синей ткани, в перетянутой ремнём чёрной кожанке, через плечо переброшен ремешок самого натурального «Маузера» в деревянной кобуре. Но главное – красная косынка на всю голову. Я так на башню и осел – оптимистическая, мать её, трагедия. Крейсер-то с царским орлом над форштевнем, и флаг Андреевский. Тут у кого хочешь разрыв шаблона приключится.
А тётка к бардаку подходит даже не разглядывая, словно всю жизнь на таких ездила.
– Алё, – говорит, – военный! Тебе про славянский шкаф заливать, или без пароля обойдёмся? Лично мне, – говорит, – твоя аватара в бандане и без того знакома.
Я на неё таращусь, и знакомых женского пола перебираю – хоть убей, такой не припомню, хотя на склероз и до переноса не жаловался.
– Здрасте – говорю, рад видеть вас на нашей Калифорнийщине, – а сам по новой список штудирую. Лицо симпатичное, но не мой типаж, я северный тип предпочитаю, а у этой скорее что-то семитское просматривается.
– Нет, Свояк, не старайся, всё одно не узнаешь. Веру Алексеевну Стессель тебе видеть не приходилось.
Оно правда, конечно. Но в таком случае, значит, госпожа Стессель у нас в сети регулярно шарит и личность мою запомнила. И так мой скепсис на роже отразился, что дамочка не выдержала и расхохоталась, заразительно так.
– Брось, – говорит, – дуться, про перенос в чужое тело забыл, что ли? Цинни я, тапки тебе в книжку про попадание в Кума-Манычскую котловину кидала. Постап которая.
– Семён Семёныч! – хлопаю я себя по лбу, хохочем уже на два голоса. Галантно протягиваю даме руку и помогаю взобраться на броню, в длинной юбке это та ещё акробатика.
– Сергей Михайлович! – обращается Цинни к стоящему у катера в позе жены Лота мичману, – возвращайтесь на крейсер, передайте Александру Васильевичу, что я встретила тех, кого ожидала. Сейчас мы быстро съездим в местный штаб, и на берег прибудет группа лиц для обсуждения совместных действий.
– Каких действий? – вполголоса удивляюсь я. БРДМ в кильватер к крейсерам пристраивать?
– У нас на кораблях целый стрелковый полк имеется. Найдёте куда пристроить?
Вот это номер!
– Хе! – говорю.
И головой – дёрг. Улыбается, знает, у кого спёр. Точно наша.
– Тогда спускайте ноги в правый люк, а я за руль сяду, стоит наших порадовать.
И мы покатили. Я даже штатную упряжку волов не стал привлекать – для такого случая бензина не жалко.
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 16 авг 2015, 07:16

Margarita Zanudene aka Максимка
Вчера с соседнего склона скатился огромный камень. Красивый, полосатый такой. Лежал там неимоверное количество лет, и вдруг решил сменить своё положение в мире. Впрочем, что я могу знать о настроении камня? Представляете, как он отлежал тот бок, который был обращён к горе? А может быть ему надоели лучи солнца, каждое утро бьющие… Не знаю, куда там могли бить эти лучи, я же не камень. Но вот теперь он лежит внизу, наши сосны надёжно укрыли его от палящего светила. Видимо, из благодарности за то, что скатываясь с горы, он ни одну из них не сломал.
Камень лежит довольно далеко от моего ресторанчика, и виден плохо. Я колдую с джезвами и время от времен поглядываю в его сторону. Иногда камень заслоняют крепкие мужские спины, обтянутые белой или пятнистой тканью. Белые, как правило, перечёркнуты ещё и парой ремней. Запрет на курение в павильончике наших гостей удивил, но курить они дисциплинированно ходят на улицу.
Остальное время они пьют кофе и рисуют что-то на картах. Когда они собираются вокруг составленных в кучку столиков особенно плотно, может показаться, что в центре моей стекляшки кто-то перепугал целую стаю страусов – всё, что выше пояса, скрыто от глаз, весьма забавная картина получается.
Время от времени из невнятного гула голосов выпрыгивают отдельные фразы:
– Нет! Это решительно невозможно! – доносится из этой мешанины тел.
– Ха! Я делал это с парой пулемётов и пятью десятками плохо обученных пеонов. Просто забудьте представления о возможном, сложившиеся во время последней турецкой войны, и вы увидите, что иначе просто нельзя.
Потом зал снова укутывает смутный бубнёж, для того, чтобы разлететься от звонкого:
– А как это согласуется с цивилизованными правилами ведения войны?
– Изумительно согласуется – мы ведь не собираемся палить из пушек по женщинам, детям и безоружным. А всю эту чушь, типа: «мы вынуждены атаковать вас, господа, защищайтесь»! оставьте, пожалуйста, старику Дюма и его мушкетёрам. Ничему вас японцы не научили!
– Англичане? Я вас умоляю, они всегда строгие сторонники правил, во всём, что касается действий их противников. Не они ли в Африке целый народ не столь давно загнали в концентрационные лагеря? Детей, стариков, женщин? Не знаете? А врага следует знать, это ещё дедушка Сунь Цзы завещал. Его тоже не знаете? Как я вам завидую, молодой человек! У вас столько интересного впереди!
Царский офицер от неожиданности выпрямляется, с удивлением разглядывая заявившего это безусого и безбородого парня – ему и двадцати не дать по внешнему виду. То, что собеседнику давно за пятьдесят, внешне никак не проявляется.
Обострение купирует внезапное появление среди офицеров алой косынки. Меняется тональность разговора, но – мало этого, мало. Нужно помочь.
Кофе, ароматный, как любовь и горячий, как вулканическая лава, разлит в маленькие фарфоровые чашечки, тесно составленные на подносе из нержавеющей стали.
Из-под подноса – коротенький подол и трогательные в своей невинности стройные детские ножки-тростиночки в плетёных босоножках, над подносом – широко распахнутые голубые глаза, взбитые светлые кудри и яркая красная лента. Анфиса сегодня просто пай-девочка, воплощённая мечта профессора Гумберта Гумберта.
Поднявшаяся было в ресторанчике пена уязвлённых мужских самомнений при её появлении оседает и растворяется без остатка.
– Спасибо – произносит хозяйка косынки и маузера, завороженно глядя на пену, поднимающуюся над очередной джезвой.
– Чёрный?
Киваю молча.
– Можно мне чашечку? Только большую?
Достаю с нижней полки, переливаю, подвигаю ближе. Анфиса тут же ставит рядом стакан ключевой воды.
– Какое счастье… – женщина закрывает глаза,– там, у нас, всё больше чай дуют, из самоваров. Получить приличный кофе ближе Кавказа просто нереально.
Лицо у неё усталое, но упрямое волевое выражение не сходит с него даже сейчас.
Придвигаю поближе к ней корзинку с тёплыми ещё круассанами:
– Вы в самом деле надеетесь разгромить Англию и США в этой войне?
Дама открывает глаза, смотрит в лицо с каким-то непонятным мне сожалением.
– Можно подумать, у нас есть другой выход.
Последний раз редактировалось Инодин Николай 16 авг 2015, 10:39, всего редактировалось 2 раз(а).
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Цоккер » 16 авг 2015, 08:59

Инодин Николай писал(а):скатываясь с горы он не ни одну из них сломал.

он ни одну из них не сломал
или
он не сломал ни одну из них
Инодин Николай писал(а):в центре моей стекляшку кто-то перепугал целую стаю страусов

стекляшки
Инодин Николай писал(а):мы ведь не собираемся валить из пушек по женщинам

палить
Инодин Николай писал(а):пай-девочка, мечта профессора Губерта

Может быть, "Гумберта"?
Инодин Николай писал(а):– Какое счастье… – закрывает глаза.
– Там, у нас, всё больше чай дуют, из самоваров. Получить приличный кофе ближе Кавказа просто нереально.

Переход на новую строку создаёт впечатление, что вторая реплика принадлежит другому персонажу. Лучше будет так:
– Какое счастье… – закрывает глаза. – Там, у нас, всё больше чай дуют, из самоваров. Получить приличный кофе ближе Кавказа просто нереально.
Инодин Николай писал(а):Анфиса тут же ставит рядом стакан ключевой воды.
– Какое счастье… – закрывает глаза.
...
Лицо усталое, но упрямое волевое выражение не сходит с него даже сейчас.
...
Открывает глаза, смотрит на меня с каким-то непонятным мне сожалением.

В выделенных фразах нет подлежащего. В результате создаётся впечатление, что действия совершает Анфиса (как ближайший упомянутый персонаж). Надо бы ввести подлежащее, хотя бы в виде местоимения.
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 16 авг 2015, 10:39

Цоккер, спасибо. Поправил, как сумел.
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 17 авг 2015, 06:31

Из европейских газет:

«… таким образом, неожиданный удар, нанесённый Россией, переносит масштабные боевые действия на территорию западного побережья САСШ…»

« Потеря Калифорнии грозит обернуться значительными сложностями со снабжением флота на Тихом океане. В Вашингтоне рассматривается вопрос об отзыве эскадры из Китая».

« На волне чудовищного патриотизма, вызванного раздутыми продажной буржуазной прессой, в разы труднее становится ведение разъяснительной и агитационной работы в пролетарской среде. При попытке организации стачек солидарности с английскими и американскими рабочими несколько наших лучших товарищей были избиты несознательными элементами и переданы в лапы царской охранки. Но нельзя, нельзя опускать руки, товарищи! Исторический процесс не повернуть вспять! Мы вынуждены сейчас отступить, свернуть революционную работу, но это временное отступление. Мы перестроим свои ряды, разработаем новую, беспроигрышную тактику и вновь устремимся в атаку!»

«Браво, Матильда!
Наша гениальная танцовщица в ознаменование очередной выдающейся победы нашего флота – захвата моряками-балтийцами севшего на камни британского крейсера «Пенелопа» на субботнем концерте сделала сорок три фуэте без остановки! Итальянская школа посрамлена! И такую нацию собираются победить выродившиеся потомки норманнских завоевателей?»

Где-то на побережье между Данангом и Хайфоном.
Старенькая моторная джонка Лаома (что в переводе с великого и могучего китайского языка означает старая матушка) на переходе из Хайкоу скрипела, как плохо смазанная повозка рикши, и текла, как расколотое корыто алчной старухи из русской сказки. Дважды за время пути им попадались небольшие французские корабли, и дядюшка Хо приказывал готовиться к бою, но – пронесло. Зато джонка была большой, в её трюм поместилось множество полезных вещей.
Набежавшие из подступивших к самому пляжу джунглей парни в коротких штанах и огромных конусовидных шляпах из рисовой соломы, сгибаясь под весом тяжёлых коромысел, носят на берег вязанки японских винтовок. Будто хворост в деревню волокут. Парней вовсе не смущает, что погрузкой командуют племянницы почтенного дядюшки. Тяжёлым трудом заслужили смелые девушки это право, заработав деньги на закупку оружия и боеприпасов.
– Наша древняя земля заслужила право жить свободно, - думает дядюшка, любуясь ладными фигурками своих племянниц, – Не будь я старый Хо из славного рода Ши Мин, франкам придётся рано или поздно убираться с нашей земли!
Дядюшка улыбается – не только винтовки привёз он из далёкой северной страны. «Слезой комсомолки» отольются колониальным эксплуататорам страдания гордого народа Вьетов!
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Инодин Николай » 26 авг 2015, 18:06

Евсей Осинский aka Warlock
Захлопнув входной люк, я старательно зажал его, до упора закрутив расположенный с внутренней стороны штурвальчик, блокируя возможность отпирания снаружи. Нет, какие уроды! Я спокойно спустился в недра своей – именно своей лодки, хотя пожар обиды всё ещё палил меня изнутри.
Последний раз редактировалось Инодин Николай 01 сен 2015, 21:20, всего редактировалось 1 раз.
Инодин Николай

 
Сообщения: 488
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2125

Re: Замочить Того. Стирать без отжима.(О наболевшем).

Сообщение Цоккер » 26 авг 2015, 19:23

Инодин Николай писал(а):С утра пытался охотится на кроликов.

Охотиться
Инодин Николай писал(а):эта крышка останавливается сзади, и возвращается назад, если нажать на малюсенький незаметный рычажок справа.

1. Неудачное сочетание "сзади - назад". Может быть, "вперёд" или "на прежнее место"?
2. Затворная задержка у ПМ сделана под большой палец правой руки, а потому находится слева.
Конечно, есть вариант, что персонаж играется с пистолетом, держа его стволом к себе :twisted: тогда рычажок действительно окажется справа :evil:
Инодин Николай писал(а):еда было у меня прямо под ногами. Хитрозадые британцы сложили его слоями прямо на полу

Еда была, сложили её (видимо, первоначально вместо "еды" было "продовольствие")
Инодин Николай писал(а):это ничто, исчезающее малая величина.

исчезающе малая
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Пред.След.

Вернуться в Мастерская

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3