Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение Цоккер » 27 дек 2015, 09:51

ВВГ писал(а):Хм... С каждого объекта приходит не одна оплата :)

Но у каждой оплаты своя собственная задержка :)
Ещё один пример - "пришли вагоны (мн.ч.) с грузом/товаром (ед.ч)"
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение ВВГ » 30 дек 2015, 11:14

Транзакция четырнадцатая
Лето полностью вступило в права. Со всеми необходимыми атрибутами. И солнце поднималось почти в зенит, заливая город жаркими лучами. И деревья радовали глаз не яркой весенней зеленью, а чуть потемневшей полноразмерной листвой. И количество велосипедистов на улицах приблизилось к числу пешеходов. Месяц на календаре поменялся на июнь. И, главное, Константин Алексеевич Колосов, директор третьей школы города Мухосранска, поставив в гараж надоевшую за зиму «Тойоту», ходил на работу пешком. Обычно люди эксплуатируют четырехколесного друга круглый год, некоторые выводят только летом, опасаясь обледенелых трасс, а Колосов делал наоборот. Не любил Константин Алексеевич процесс вождения. Но мороз и пронизывающий ветер нравился ему еще меньше, как, впрочем, и слякоть с дождями. А потому с первого июня и по тридцать первое августа автомобиль большей частью стоял на приколе, выезжая из гаража исключительно в случае дальних поездок или грузовых перевозок. То есть, очень редко. Словом, верная примета: директор пешком идет – лето началось!
Вот и сейчас шел. Войдя в школьный двор, привычно окинул взором своё хозяйство. Обычная для этого времени суета, когда занятия уже закончились, а каникулы еще не наступили. Деловито проносятся девяти- и одиннадцатиклассники. Кто на экзамен, кто с экзамена, у кого-то консультация… У остальных практика, испокон века используемая школой в корыстных целях: двор подмести, мусор вытащить, мебель перетаскать. Сильно зависит от возраста практикующихся. Двигаются неспешно, даже лениво: работа у детей энтузиазма не вызывает. Если где оживление – ухо надо держать востро, наверняка какую-нибудь проказу задумали и воплощают в жизнь. А уж что именно: поджечь старую автомобильную покрышку, используемую вместо клумбы, или раскрасить пару кошек «под зебр» - это уж как повезет.
Но это прежде. Когда не добралась до третьей общеобразовательной цепкие лапы республики восьмого (а ныне девятого) «В». Сейчас практика проходит дружно, весело, с невиданным ранее энтузиазмом. Вот пятиклашки тащат к мусорным бакам ржавые трубы: бригада Щукина меняет сантехнику на третьем этаже. Вроде ушли уже ребята в профлицей, ан нет, как работа – так здесь. Хотя, они же и учатся по этому профилю. На фасаде левого крыла болтаются на веревках парни из десятого «Б». Красят рамы. Правое крыло трогать нельзя, чтобы не мешать экзаменам, а левое можно. Шестой «А» разгружает старенький «каблук» учителя физики. Привезли новое оборудование для кабинета? То самое, обещанное департаментом образования пятнадцать лет назад и тем же департаментом купленное раз пять. По бумагам, естественно. А бедный Семен Михайлович так и пользовался динамометрами, выданными Учколлектором еще при Советской Власти. Всего-то и потребовалось, что поручить текущий ремонт школы не «штатному» подрядчику, не слезающему с хлебного места пару десятилетий, а никому не известному ООО с цифрой «8» и буквой «В» в названии. Выяснилось, что дети на ту же работу тратят вдвое меньше материала и втрое – времени. Может потому, что не пьют, не перекуривают и не воруют?
Конечно, без скандала не обошлось. В школу примчался не какой-нибудь второстепенный инспектор. Лично мадам Захарова Л. И., начальник департамента и родная мать мухосранского образования. Вместе с генеральным подрядчика. Странно как-то получилось. Константин Алексеевич был настроен на тяжелую борьбу, громы, молнии и не слишком большое взыскание, а вышло… Избили, можно сказать, высоких гостей. Культурно, вежливо, но до потери самообладания. Колосов и участия в разговоре толком не принимал. Сыпала номерами статей Павлова, подробно расписывали схемы незаконного списания материалов и отмывания средств Войнич и Куянов, объяснял политические последствия назревающего скандала Зонтов… И ведь слушала их Лидия Ивановна. Никогда никого нижестоящего по служебной лестнице не слушала, мгновенно срывалась на крик, а тут… Молчала, слушала, не перебивала… Бледнела только с каждой минутой. Или просто освещение в кабинете менялось… Вот спутник ее, тот за время разговора позеленел. И то сказать, мадам максимум должностью рисковала отделаться, а подрядчику грозило десять лет общего режима, как минимум, если Павловой верить. А никаких оснований не доверять Катеньке не имеется. До сих пор адвокатское бюро «Уланов и Павлова» все свои обещания выполняло. Сказали «десять» - и сядешь на десять.
А уж перенаправить сэкономленные средства на другие статьи и вовсе сложности не составило. Хорошему бухгалтеру деньги между счетами перераспределить – раз плюнуть. А бухгалтер в школе хороший. И завхоз, и педагоги… Очень усилился коллектив за последнее время, спасибо мымриковым доплатам… Еще, конечно, доброжелательное отношение вышестоящих необходимо, но оно после того случая другим и не было. На многое была согласна мадам Захарова ради процветания образования. Ну и чтобы этих ужасных детей никогда больше не видеть, не без этого.
Вот с этих денег и появились новые приборы в кабинетах. И весь необходимый для занятий спортинвентарь. И много еще чего. Современный компьютерный класс, например. И еще два на подходе. И, кстати, обновление кабинета физики в сентябре прошло, сейчас, разве что, мелкое пополнение… Константин Алексеевич попытался вспомнить, какие счета он подписывал в последнее время. И не вспомнил. Много их было. Расслабляешься, имея хороших помощников. Да и более важных задач хватает.
Например, что делать с нынешней параллелью девятых? Обычно из трех классов формировали два. Один физико-технический на базе «А», второй гуманитарный на основе «Б». А «В»-класс разбрасывали: наиболее способных – в десятые, остальных - по колледжам и профлицеям, которые директор школы по старой памяти именовал техникумами и ПТУ. А классный руководитель берет свеженький пятый…
Только с теперешним «В» всё не как обычно. Десятые же не по буквам комплектуются, а по уровню знаний учеников. А этот показатель у «граждан республики» очень даже приличный. То, что в среднем выше, чем у других классов, полбеды. Кто бы мог еще два года назад подумать, что Куянов и Жиров будут учиться без троек, а за стихи и рассказы Гуреева между городскими издательствами начнется форменное сражение.
Константин Алексеевич усмехнулся. Не было бы никакой битвы, сожрали бы малолетнего автора акулы издательского дела, вот только все договора «нового Пушкина» и «уважаемого Александра Сергеевича» проходили через нежные ручки Катеньки (иначе юриста школьной республики уже никто и не называет) Павловой, а финансовая часть соглашений перлюстрировалась железной дланью Олега Войнича.
И что делать с этим сборищем малолетних гениев? Ведь обычных способных ребят из параллельных классов тоже на улицу не выбросишь! Напрашивается третий десятый класс. Но непростое это решение. Чисто технически непростое. Департамент образования будет просто счастлив. Им и финансирование дополнительное изыскивать, и планы по заполнению различных учебных заведений править (точнее, срывать). Впрочем, проблемы ведомства мадам Захаровой Константина Алексеевича волновали мало. Своих вопросов хватает. Десятый «В», несмотря на недовольство «опытных педагогов» придется отдать Ирине Ивановне. А недовольство будет, безусловно, многие жаждут поработать с таким классом. Но это не обсуждается. А вот кого ставить на пятый в следующем году? Как перекроить расписание, учитывая увеличившуюся нагрузку на кабинеты физики и химии… И добирать учеников придется. Не все рвутся в десятый. Даже из «В» класса. Куянов в школу милиции собрался, а Зонтов и Войнич и вовсе сдают экстернаты за одиннадцатый. Им, видишь ли, надо успеть до армии по два высших образования получить! Да кто их отпустит в армию?! С такими-то мозгами! Но так или иначе, а с десяток человек придется отобрать у других школ. А это не рекомендовать коллегам хорошего подрядчика для ремонта… Много вопросов, очень много...
Директорский кабинет встретил телефонным звонком.
- Константин Алексеевич? – пророкотало в трубке. – Шарохин, госпожнадзор!
- Привет, Денис, - откликнулся директор. – Что у нас еще не так?
- Всё у вас так, - рассмеялись на том конце провода. – Кость, чем твои орлы сейчас заняты? Которые из восьмого «В».
- Из девятого, - автоматически поправил директор. – Экзамены сдают. За девятый класс.
- Нашли время! – огорчился заместитель начальника ГПН. – Нельзя их к нам на пару дней откомандировать? Надо срочно кабинет командиру отделать! – Шарохин сделал паузу. – Ты не думай, мы всё оплатим, как положено! Никаких скрытых взяток и шантажа!
- Денис, экзамены же! Неужели в городе нет строителей?
- Строители есть, - вздохнул пожарник. – И даже в порядке шефской помощи. Но нам нужны лучшие.
- А лучшие еще и экстернат за одиннадцатый класс намылились сдать. Но ты звякни Войничу, может, придумают что. Я тебе номер сейчас скину.
- Олегу? Ладно, - согласился Денис. – У меня есть телефон.
Директор улыбнулся. Во как! Госпожнадзор не обещает закрыть организацию в случае неисполнения, а готов деньги платить! Чудеса, да и только! Впрочем, какие чудеса? Год назад приходили такие бумаги, что хоть стой, хоть падай!
Взгляд невольно упал на образец эпистолярного творчества, в своё время настолько восхитивший Константина Алексеевича, что тот не поленился изготовить багетную рамку и повесить шедевр на стене кабинета. Конечно, не на центральном месте, а в уголке, чтобы проверяющим в глаза не бросался.
Документ был на месте. Текст на бланке хлебозавода «Южный» прекрасно различался из-за директорского стола. «Директору третьей школы г. Мухосранска… Просим Вас провести цикл занятий кружка «Умелые Руки», совмещенных с тренировками альпинистской секции вверенной Вам школы в цехах хлебозавода… Оплату гарантируем… Генеральный директор…»
Если бы не «альпинистская секция», можно подумать, детей приглашали профессию хлебопека изучать, а не чистить и ремонтировать дочерна закопченные потолки цехов с отваливающейся штукатуркой. Грязь, кстати, тоже отваливалась. Пластами. И останавливать печи никакой возможности, полгорода останется без хлеба. А если что-нибудь попадет в тесто – уголовное дело. Ни один строитель за этот ремонт не брался! А детишкам – море по колено! А еще был купол крытого катка на стадионе «Лермонтов», к которому не могли подобраться ни ремонтники, ни альпинисты. Кроме всё той же «альпинистской секции».
Много чего было. Даже не верится, что и двух лет не прошло с момента образования игрушечной республики. Да полно, игрушечной ли? Адвокатское бюро, мощнейшая строительно-ремонтная фирма, куча разноплановых магазинов по городу. А сколько еще неизвестного директору школы, находящейся под особым патронажем этой «игрушки»?
«Боже мой, - с ужасом подумал Константин Алексеевич. – А как мы будем жить, когда эти дети окончат школу?»
А оно Вам надо?
Аватара пользователя
ВВГ

 
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 11 окт 2014, 09:48
Откуда: Тольятти
Карма: 365

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение Цоккер » 31 дек 2015, 00:04

ВВГ писал(а):а Колосов делал наоборот.

ПМСМ здесь лучше подошло бы "поступал наоборот". "Делал" лучше подходит к конкретному действию, а "поступал" - к ОБРАЗУ действий, например, "не ездить на машине летом".
ВВГ писал(а):Когда не добралась до третьей общеобразовательной цепкие лапы республики восьмого (а ныне девятого) «В».

Не добрались (лапы - мн.ч.)
ВВГ писал(а):На фасаде левого крыла болтаются на веревках парни из десятого «Б». Красят рамы.

Разве для покраски оконных рам нужно болтаться на верёвках снаружи здания? Обычно для этого достаточно подойти к окну изнутри и открыть его ;)
Если же речь идёт о каких-то специфических окнах, которые так просто не покрасишь, например, окнах спортзала - об этом желательно упомянуть для ясности.
ВВГ писал(а):Вместе с генеральным подрядчика.

На первый взгляд выглядит как несогласованность ;) Чтобы этого избежать, имеет смысл написать титул полностью: "генеральным директором подрядчика".
ВВГ писал(а):подрядчику грозило десять лет общего режима, как минимум

Если статья предусматривает "десять как минимум", то это уже "особо тяжкие", а значит - не общего режима, а строгого :twisted:
ВВГ писал(а):Но непростое это решение. Чисто технически непростое. Департамент образования будет просто счастлив.

Третье однокоренное слово подряд.
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение ВВГ » 31 дек 2015, 20:37

Цоккер писал(а):Разве для покраски оконных рам нужно болтаться на верёвках снаружи здания? Обычно для этого достаточно подойти к окну изнутри и открыть его ;)
Если же речь идёт о каких-то специфических окнах, которые так просто не покрасишь, например, окнах спортзала - об этом желательно упомянуть для ясности.


1. Покраска рам и переплетов (а может, заодно, и откосов) снаружи гораздо быстрее осуществляется с веревок. Даже если они открываются внутрь. Бегать по классам и открывать створки - занятие довольно утомительное.
2. Большая часть современных окон в типовых школьных зданиях полностью не открывается. Дотянуться можно, но, по-хорошему, надо страховку организовывать. А ведь и без этого см. п. 1.
3. Можно, конечно, указать, что не только рамы, но и переплеты, и конструкцию окон и т.д. Вот только директор школы такими подробностями заморачиваться не будет. Кинет взгляд и отметит: "Рамы красят". Была бы женщина, подумала бы: "Окна красят". И чихать хотела на то, что это неграмотно со строительной точки зрения.
Положа руку на сердце, большинство строителей, нарезая задачи, так же говорят :)
А оно Вам надо?
Аватара пользователя
ВВГ

 
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 11 окт 2014, 09:48
Откуда: Тольятти
Карма: 365

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение ВВГ » 07 янв 2016, 21:28

Вот что я надумал.
Книга будет называться "Детские игры".
Первая, уже выложенная здесь часть - "Дебют".
Вторая, которую начинаю сейчас выкладывать - "Миттельшпиль"
А третья - "Эндшпиль".
Для тех кто не в курсе - дебют, миттельшпиль и эндшпиль - три стадии шахматной партии: начало, середина и конец, соответственно.
А теперь переходим к миттельшпилю.

Часть 2

Миттельшпиль


Транзакция первая
- О состоянии дел в Мухосранске доложит господин Комзин. Слушаем Вас, Валентин Александрович.
Управляющий мухосранским отделением сети магазинов «Гривенник», встал, прокашлялся, выигрывая время, и еще раз обвел взглядом присутствующих. Легче не стало. Ни Мухортов, ни Тихушин никуда не делись. Первый – областной управляющий, второй – столичное начальство, директор по региональным продажам. Оба могут уволить Комзина одним словом. Тем паче, Тихушин славится умением принимать решения быстрые и жесткие. Да и для остальных Валентин Александрович – мелкая сошка из «какого-то там Мухосранска». Юристы, бухгалтера, экономисты. Сплошь областные и столичные. С Москвы, правда, не Главные, а замы, но от этого не легче. Сеть всю страну покрывает, большинство райцентров и одного спеца из центра никогда не увидят, а вот Комзину довелось много и сразу. В собственном кабинете, где ему сегодня нашлось местечко на противоположном собственному креслу торце стола. Но что делать. Сам настаивал на комиссии, не слышат в высоких кабинетах Столицы вопиющий глас из Мухосранска. Докладные и объяснительные не читают, а в отчетах только конечными цифрами интересуются. А они катастрофические! Вот с этого и начнем.
- Последние четыре года объемы продаж нашей сети в Мухосранске неуклонно падают, - произнес Комзин, глядя на Тихушина. – Причем темпы падения растут. Первоначально мы думали, что дело в успешных действиях конкурентов, - на внутреннем сленге «Гривенника» конкурентами называли исключительно федеральные сети, местных бизнесменов никто всерьез не воспринимал, - и приняли соответственные меры. Когда это не помогло, занялись детальным изучением ситуации. Открылась крайне неприятная картина, - Валентин Александрович сделал паузу. – У конкурентов дела идут еще хуже. Мы, всё-таки, считаемся дешевой сетью.
На самом деле ценами «Гривенник» принципиально не отличался от «Магнита», «Перекрестка» или «Пятерочки». Да и как он мог отличаться, если всё было согласовано на самом верху. Самый дешевый хлеб – в «Гривеннике», колбаса – в «Магните», масло – в «Елисейском». Разница цен в пределах пяти процентов. Всё на уровне, недоступном мелким магазинчикам. Периодически соотношения меняются в соответствии с утвержденным планом. Оно и понятно, какой смысл валить цены, сцепившись в ценовой войне. Больше не продашь, только выручку уронишь. Проще договориться, а конкуренцию сводить к маркетинговым операциям. Во всем мире так делают: федеральным сетям – прибыль, мелким бизнесменам – тяжелый труд по сведению концов с концами, а конечному потребителю – роль дойной коровы. Чай, в постиндустриальном обществе живем, в период глобализации.
Про всё это Валентин Александрович не рассказывал. Высокое собрание прописные истины знает лучше директора филиала. Рассказывал про то, что сбилось в Мухосранске.
На первое падение продаж он отреагировал достаточно быстро и стандартно: усилил рекламу. Пусть она работает далеко не так эффективно, как в первое постсоветское время, но всё-таки… Не помогло. Провел плановую распродажу, которая неожиданно провалилась. Не то, чтобы обороты совсем не увеличились, но по сравнению с ожиданиями…
Тогда провели серьезную проверку. И выяснили, что большинство мелких магазинчиков Мухосранска принимают, кроме денег, подарочные сертификаты некоей организации. В то, что выручка в этих самых «мымриках» в разы превосходит рублевую, Валентин Александрович не поверил. Тем паче, новой сетью, пусть даже и городского масштаба, не пахло. У каждой лавочки свой хозяин, примет объединения не видно, цены явно не согласованные.
Больше внимания Комзин уделил товару под знаком «Сделано в Мухосранске». Опытный взгляд торговца сразу уловил и отменное качество, и прекрасный ассортимент, и невысокие цены. Методы борьбы с подобными шуточками у «Гривенника» имелся. Выйти на производителя, сбить цены, козыряя объемами закупок… Вот тут Валентина Александровича ждала первая неожиданность. Причем, двухсторонняя. Собственное начальство категорически отказалось закупать новый бренд. Нет, на Мухосранск – пожалуйста. Но за его пределами…
- Ты соображаешь, что говоришь? – ревел в трубке бас Мухортова. - По всей стране торговать фигней из Мухосранска! На которой происхождение словами написано! Да меня Москва в три дня уволит! С тобой за компанию! У Вас популярно? Вот и торгуй в пределах своего бюджета!
Самостоятельный бюджет у городского «Гривенника» был несопоставим с областным и, тем более, российским. Но и не мал. Да и необязательно рассказывать производителю все нюансы. Пусть мечтают. Такими покупателями, как «Гривенник», не разбрасываются!
Оказалось, разбрасываются! Искомый товар производило полгорода. Каждый своё, естественно, но в сумме десятка три предприятий самой разной направленности. И ни одно не дало согласия на продажу. Нет, с «Гривенником» работать готовы, точно такую же продукцию поставлять – пожалуйста! Но без надписи. И без кое-каких добавок, авторские права на которые находятся у владельца бренда. Купите у него лицензию… Те «добавки», которые успели углядеть люди Комзина, имели определяющее значение. Убери-ка из еды соль! Никаких сомнений что те, что не увидели, из той же серии.
Общение с владельцем бренда не задалось с самого начала. Видимо, и не могло задаться. Небольшой аккуратный офис, неприлично молодой персонал и жесткие выставленные условия. В смысле сумма с таким количеством нулей, что Валентина Александровича чуть удар не хватил: годовая прибыль городского «Гривенника» была куда скромнее. Но внешне потрясение не отразилось, глава городской сети умел держать удар.
- Татьяна, Вы хотите сказать, то подобные суммы выплачивают мелкие магазины? – деланно удивленно спросил Комзин.
- Нет, - улыбнулась явно несовершеннолетняя девчонка в рваных джинсах и кожаной жилетке. – У нас дифференцированный подход к клиенту. Кто больше продает, тот больше платит. Делиться надо, - девочка улыбнулась столь плотоядно, что на Валентина Александровича пахнуло подзабытым ароматом «лихих девяностых».
Решение, конечно, было. Заказать в другом городе подобную продукцию… Может, эта соплячка судиться с «Гривенником» будет? Со столичными юристами, на таких делах сожравших не одну собаку, а целый питомник. Ну-ну… И ведь чуть не сделал эту глупость. Но бог миловал! Не успел Валентин Александрович. Прогремело по городу дело «8В» против «Metro», и решением суда четвертая в мире сеть выплатила этой самой «соплячке» таку-ую компенсацию! Именно за подделку бренда «Сделано в Мухосранске».
Комзин лично встретился с руководителями коллег-конкурентов. Кроме «метрошника», конечно, тот передавал дела новому управляющему. В остальных сетях царили паника, разброд и шатание. «Ашан» готовился разделить участь «Metro», еще двое безуспешно пытались достигнуть мирового соглашения, остальные благодарили бога и богов, что не успели вляпаться.
- Понимаешь, Валя, - говорил Сема Еськов, директор «Копеечки» и старый приятель Комзина. – Сидит напротив тебя сопливая мокрощелка, и гвоздит статьями из кодексов. И возразить нечего, потому как она знает, что права. А рядом такой же щегол выворачивает руки по финансам. Я уже в лоб: «Помилуйте братцы, меня же за такие траты уволят без выходного пособия». А они: «Мы Вас в «Мухосранский мымрик» товароведом возьмем. С голоду не помрете». Откуда они взялись, Валя? У меня же внуки всего на пару лет моложе этих живоглотов! Нельзя же быть такими меркантильными…
- Ну и попроси внука замолвить словечко, - в сердцах бросил Валентин Александрович, не подозревая, что дает другу на редкость полезный совет, в результате которого тот в конечном итоге оказался в том самом «Мухосранском мымрике», но не товароведом, а заместителем директора и без особых претензий со стороны старого работодателя. Сам же Валентин Александрович получил еще одну привязку. Тот самый магазинчик, чьими подарочными сертификатами пользовались, как платежным средством.
Но и это всё Комзин сегодняшнему собранию рассказывал коротко, можно сказать, пунктирно. Много уже докладных писал. А вот дальнейшее…
Дальнейшее называлось словом «мымрик». И подарочным сертификатом оказалось только формально. Мымрики больше всего напоминали деньги. Ими выдавались зарплаты, оплачивались покупки, их одалживали, перехватывали до получки, покупали и продавали. Всё в наличном виде. Безналичных «фантиков» не существовало, открыть мымриковый счет было нельзя даже в недавно созданном «Мымрикбанке», где они имелись в обменном пункте, причем без маржи, курс продажи и покупки совпадал! Но даже необходимость возить «наличные» вместо давно привычного и быстрого электронного перевода не останавливало предприятия во внутригородских расчетах. Мымриковый оборот в Мухосранске в разы превосходил рублевый. По сути, рубли использовались только при выходе за пределы города и в сетевых магазинах, оборот которых постоянно падал: конечный потребитель предпочитал платить в мымриках, поскольку мымриковые цены всегда оказывались ниже рублевых, с запасом съедая преимущество федеральных сетей. Настолько снизить цены своей властью Комзин не мог, стать инициатором ценовых войн с конкурентами директору «Гривенника» не улыбалось.
Вот это и докладывал Валентин Александрович высокому руководству, немало обеспокоенному как падением продаж, так и паническими докладными руководителя подразделения. Единственное, о чем Комзин предпочел умолчать, была история появления мымриков, выуженная из внука старого товарища и подтвержденная из независимых и весьма серьезных источников. Несмотря на подтверждения, не хотелось прослыть фантастом или шизофреником.
Выход из положения Валентин Александрович видел, но без одобрения сверху реализовать его не мог, да и не стремился: не хотелось становиться крайним. А в одобрение управляющий не поверил ни на минуту. Даже когда узнал о приезде долгожданной комиссии.
- Вы это всё серьезно? – прогудел Тихушин. – За деньги народ не покупает, а за какие-то фантики покупает? То есть, понятно, что покупает за фантики, но люди добровольно берут ими зарплату?
- Извините, Никита Сергеевич, - опередил Комзина Мухортов, - но факт! Эта зараза уже и в область проникла. Несколько магазинов принимают эти бумажки.
- А где их берут покупатели?
- Сейчас многие в Мухосранск на заработки ездят. В районе не хватает рабочей силы…
- Так кризис же в стране, - столичная власть непонимающе уставилась на областную. – Безработица…
- Это в стране кризис, - пояснил Мухортов. – В области, опять же. А в Мухосранске – нет. Ни безработицы, ни перезатоваривания. Мне Валентин Александрович очень убедительные цифры предоставил. Да они и у Вас есть.
- Но продажи-то падают!
- У нас – да. И у конкурентов. Но те, кто ввел в оборот эти мымрики, явно в прибыли.
Тихушин мрачно уставился на собственную руку, выбивающую барабанную дробь из столешницы.
- Кто они?
Отвечать на этот вопрос Комзину не хотелось. Честно отвечать. Врать – тоже. Но старый торговец всегда найдет выход из положения.
- Точно неизвестно, - осторожно сказал он. – На поверхности какие-то юнцы, поголовно несовершеннолетние. Но вот кто стоит за ними?.. Родителей и близких родственников проверили – не тот контингент. Словом, непонятно…
- Плохо… - пробурчал Тихушин. – Надо бы найти. Всегда дешевле стукнуть по человеку, чем по бизнесу. Но раз нет… Значит так! Торговать за фантики мы не будем! Тем более, за чужие. Свои выпустить можно, но больно возни много. Попробуем иначе. Снизим цены. Процентов на пятнадцать. Даже на двадцать. Чтобы за эти самые мымрики точно дороже обходилось. С конкурентами согласуем, они поддержат. И подключим… Сергей Афанасьевич, как думаешь, кто тут по теме?
- Налоговую, - мгновенно отозвался областной начальник отдела экономической безопасности. – Можно еще ОБЭП, но вряд ли. Нет тут состава преступления. Ну и Роспотребнадзор. В отличие от ментов, там всё схвачено.
- Что ж вы так, - Тихушин укоризненно взглянул на Мухортова. – Ментов надо в первую голову!
- Пока Серафимович на месте – не выйдет, - вздохнул тот. – С ним и Ваши, Никита Сергеевич, справиться не могут!
- Серафимович… - Тихушин сделал вид, что вспоминает. – Да, неприятная фигура… Бог с ним. Теперь отдел маркетинга. Как МММ в 94-ом валили, помните? Вот и обеспечьте! Компанию в прессе, депутатские запросы, прочую лабуду… Чтобы эти мастера в своих мымриках задохнулись! А как до уголовного дела дойдет – щенки сами хозяина сдадут. Тогда и поговорим с этим гением… Ладно, на сегодня всё! Детали по ходу действия. И вот что, ты, Валентин Александрович, местный, но не твой это масштаб. Так что, ты на торговле останешься, а для самой операции я человечка пришлю. Слушать будешь, как меня.
Комзин согласно кивнул. Понятное дело, не хочет столичное начальство делиться славой от разгрома свежеиспеченного конкурента. В общем-то, Комзину это и не надо. Почему-то его больше волновало, кто окажется крайним при противоположном исходе противостояния. Оно ведь на войне не только победы случается. А поражения бывают такие, что товароведом в «Мухосранский мымрик» - за счастье покажется…
А оно Вам надо?
Аватара пользователя
ВВГ

 
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 11 окт 2014, 09:48
Откуда: Тольятти
Карма: 365

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение Цоккер » 07 янв 2016, 22:37

ВВГ писал(а):Причем темпы падения растут.

Звучит не очень хорошо. Предлагаю вариант:
"темпы падения увеличиваются".
Методы борьбы с подобными шуточками у «Гривенника» имелся.

Метод (ед.ч.)
Самостоятельный бюджет у городского «Гривенника» был несопоставим с областным и, тем более, российским. Но и не мал.

На коротком предложении ломается ритм восприятия. Предлагаю вариант:
"Самостоятельный бюджет у городского «Гривенника» был несопоставим с областным и, тем более, российским, но и не так уж мал."
Но внешне потрясение не отразилось, глава городской сети умел держать удар.

Здесь необходимо дополнение:
Но на его лице потрясение не отразилось
Вы хотите сказать, то подобные суммы выплачивают мелкие магазины?

что
деланно удивленно спросил Комзин

Два наречия не сочетаются. Лучше будет "с деланным удивлением спросил ..."
Со столичными юристами, на таких делах сожравших не одну собаку, а целый питомник.

сожравшими
и решением суда четвертая в мире сеть выплатила

и по решению суда
... не подозревая, что дает другу на редкость полезный совет, в результате которого тот в конечном итоге оказался в том самом «Мухосранском мымрике» ...

Прошедшее время ломает логику фразы. Здесь должно быть будущее время: "...в конечном итоге окажется..."
необходимость возить «наличные» вместо давно привычного и быстрого электронного перевода не останавливало предприятия

не останавливала
Несмотря на подтверждения, не хотелось прослыть фантастом или шизофреником.

Здесь желательно добавить местоимение: "ему не хотелось".
Компанию в прессе, депутатские запросы

Кампанию
при противоположном исходе противостояния

Повтор, плюс созвучие. Надо бы переформулировать.
не только победы случается

случаются
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение ВВГ » 11 июн 2017, 17:51

Продолжим

Транзакция вторая
Вечера встречи с выпускниками в третьей школе давно стали доброй традицией. Впрочем, насчет «доброй» - вопрос спорный. Люди собираются разные и давно уже ничем между собой не связанные. Выпуски последней пары лет словно и не уходили никуда. Те же разговоры, те же шуточки, то же стеснение перед учителями…
Те, что постарше, самоуверенно хвалятся собственной крутостью: оконченными ВУЗами, марками автомашин, престижной работой. При этом большей частью врут и ревностно вслушивается в откровения одноклассников. На самом деле у Сереги «Фольс» последней модели или заливает? Я тоже про «беху» свищу, а езжу на отцовской «Калине». У Томки полный шкаф платьев от Кардена или это одно-единственное, да и то контрафакт с перешитыми лейблами?..
Поколение за сорок нарочито охает, вспоминая, как Мишка Любочку за косички дергал в третьем классе, недоумевая про себя, как этот пузатый слонопотам мог к кому-то подобраться незамеченным, и кому могло прийти в голову заигрывать с желчной язвительной каргой, больше всего похожей на Бабу Ягу из детской сказки… Или ахает, узнав (четвертый год подряд) о смерти учительницы немецкого, хотя все поголовно учили английский и даже имени-отчества покойницы не помнят.
А в сторонке стоит одинокая бабушка с табличкой «10-А, 1962». То есть, год выпуска тысяча девятьсот шестьдесят второй, тогда и бабушка помоложе была, и учились всего десять лет… Стоит, ждет, надеется встретить свою первую незабвенную любовь, неуверенно вспоминая, кто из одноклассников уже того, а кто еще коптит белый свет.
И бродят потерянные учителя старшего возраста, пытаясь разглядеть в самоуверенных распальцовщиках, пузатых мужиках и располневших мадамах тех стройных, веселых, озорных мальчишек и девчонок, которых они когда-то пытались научить разумному, доброму, вечному…
Под конец все выпьют дешевой водочки в память и за встречу и разойдутся по домам, оставив в родной школе пару ведер конфетных фантиков и полную столовую немытых кружек. Из-под чая, конечно, никакого безобразия.
Большинство, собственно, и не ходит на подобные мероприятия.
И этот вечер встречи ничем принципиально от других не отличался.
Вот только для Ирины Ивановны всё это было в диковинку. Не было у нее выпускников ни шестьдесят второго, ни девяносто первого, ни даже две тысячи десятого. Один класс, который до сих пор в школе «восьмым ве» зовут, хотя успел он и девятым побывать, и десятым, и одиннадцатым. Связь с которым не прерывалась и в полтора года после выпуска. Так что ничего неожиданного. И одновременно – всё новое. Вроде и видит ребят регулярно, но в повседневных заботах не обращала внимания, как они изменились. Точнее нет, развились. Потому что «первенцы» её такие же, как всегда. И в то же время – другие.
Захарова. Как всегда в черном и белоснежном. Жакет, юбка, блузка, модельные туфли на высоком каблуке, сложная, но строгая прическа. А в придачу обворожительная улыбка и точёная фигурка. Бизнес-вумен. Поговаривают, на переговорах с председателем правления Мымрикбанка у партнеров мысли в головах путаются настолько, что подписывают всё, что предложит Надежда Сергеевна.
Савина. Всё та же пацанка в рваных джинсах и жилетке. Добавились стильные ковбойские сапожки и шикарный стетсон. Полгорода мечтает о благосклонном взгляде из-под полей экзотического головного убора. Те, кто не пересекался с Татьяной на фоне деловых разногласий. Пересекавшиеся стараются держаться от «этой отмороженной» подальше. Наверное, чуют невидимый кольт на поясе…
Павлова. Вновь в чем-то, напоминающем прокурорскую форму. Совсем чуть-чуть, если не знать, что имеешь дело с участником судебных процессов с противоположной стороны, можно и перепутать. Хотя предложения работы Кате уже поступали. Из прокуратуры – точно. И такая же крохотная, как была в восьмом классе. Хотя нет, подросла немного, просто на фоне Рафика смотрится совсем маленькой.
Вот Куянов вытянулся. В дверях пригибается, чтобы макушкой притолоку не снести. И в плечах – косая сажень. Бицепсы куртку не рвут, но сила ощущается. «Сила» - неточное слово. Мощь! И как люди против него на ринг выходить решаются?! Дети же, Рафаэль еще по юниорам выступает! А вот это новость: свеженькая полицейская форма и лейтенантские погоны. Получилось с досрочным окончанием. По стопам одноклассников.
Весь класс поступил в институты! До последнего человека! За всю историю школы такое один раз было, в далеком семьдесят восьмом, когда Ирины Ивановны и на свете еще не было! И тогда это был «А» класс, математики, лучшие из лучших! А тут «В», остатки! Да и тогдашние не пытались окончить досрочно, а сейчас чуть не половина либо уже, либо вот-вот. Ну, человек десять – точно. А Зонтов с Войничем по второму высшему добивают. Где это видано: в восемнадцать лет – две «вышки»? Да еще с их нагрузкой по руководству республикой.
Не умерла ведь смешная игра, придуманная пять лет назад с неясно сформулированными целями. Показушности меньше стало, пореже вспоминаются «министерские должности», «заседания правительства» чаще называют рабочими совещаниями или вообще без названий обходятся, а суть осталась. По-прежнему бывший класс – единое целое, и проблемы одного – проблемы всех.
Гуреев. Александр Сергеевич. Бывший двоечник и раздолбай, завсегдатай галерки. Всё такие же мятые штаны, всклоченная рыжая шевелюра и мечтательный отсутствующий взгляд. Восходящая звезда отечественной литературы, прорвавшаяся через поток графомании, захлестнувшей Интернет. Через «поток» этот, правда, всем классом переводили. Но два десятка хороших книг, изданных в бумаге только за последние полтора года, того стоят!
Жиров изменился разительно. Куда только делась полудетская расплывчатость фигуры, сидящая мешком одежда и расхлябанные жесты. Красивый, подтянутый, улыбчивый, излучающий прямо-таки невероятную харизму. И завораживающий голос…. Журналисту иначе никак. Хорошему журналисту, конечно. А особенно если он еще и главный редактор собственного журнала. Не совсем собственного, республике издание принадлежит, как и магазины Савиной, кафе Туголуковой, адвокатское бюро Павловой, строительные фирмы Войнича, автомастерская Копцова… И ведь не разругались, не рассорились, деля совсем немаленькие деньги. Чаще всего так ведь и бывает, а здесь вот – нет. Свои отношения берегут куда больше денег.
Что это? Педагогический успех учителя? Ирина Ивановна и мысли такой не допускала! Тоже мне, второй Макаренко! Не успев стряхнуть пыль институтской скамьи – совершать подвиги на ниве воспитания! Может, дети такие подобрались, особенные? Только почему их до пятого класса третьим сортом считали? А может… Впрочем, к чему гадать. Как вышло, так вышло.
Зонтов. Восемнадцатилетние в костюмах редко смотрятся хорошо. Солидности не хватает. Не в фигуре, в поведении. Но это не про Лешку. Впрочем, какой Лешка? Алексей Владимирович! Даже в голову не приходит обратиться иначе, а уж тем более, на «ты». Хотя, ребята как-то справляются.
Войнич. Сегодня в пару к Савиной в джинсах и жилетке. Правда, джинсы целые, а жилетка замшевая. Без шляпы и в кроссовках. Не ковбой и не бухгалтер конца девятнадцатого века. Свой, неповторимый стиль. Впрочем, Олег способен менять стили, как перчатки. По ситуации. Почти дипломированный физик и экономист. Два высших образования за неполные пять лет! То есть, еще нет, но буквально на днях.
- Олег, как учеба?
Что может интересовать министра образования?
- Всё, Ирина Ивановна, - лицо Войнича расплылось в довольной улыбке. – Сегодня диплом получил. Теперь дважды магистр ненужных наук. Завтра в военкомат пойду.
- Не ходи, - махнул рукой Зонтов. – Я сегодня был. Военком сказал, дословно передаю: «Не фиг моё и своё время тратить. Скорее своего сына в Дагестан загоню».
- Что, так и сказал? – удивилась Савина. – Не верю!
- Не совсем, - согласился Леха. – Еще много оригинальных фразеологических оборотов. Но они смысл не меняют.
- Хотела бы я посмотреть, как он Ваньку в Дагестан загонит, - ухмыльнулась Надя.
- Понятное дело, не загонит. Просто мне тонко намекнули, что ответственные лица нашей республики должны выполнять свои должностные обязанности, а не бегать марш-броски с полной выкладкой, - Зонтов ухмыльнулся.
- Нас заметили, - мгновенно помрачнел Олег.
- Это новость? – удивилась Ирина Ивановна. – Вас уже пять лет, как заметили. Да и что вы хотите, ребята? В восемнадцать лет по два высших образования, у всех свой бизнес, а для людей сколько делаете…
- По два только у Войнича с Зонтовым, - поправил бывшую классную Жиров. – У остальных одно. А у Куянова еще и неоконченное.
- Оконченное! – Рафик аккуратно увернулся от лампы, норовившей зацепить голову, и погладил рукой правый погон. – Я уже два дня как лейтенант полиции. Только пока не ясно, в какой отдел засунут…
- Значит, оконченное, - не стал возражать Жиров. – А заметили нас, Ирина Ивановна, совсем в другом смысле…
- Народ, давайте не здесь, - оборвал его Зонтов. – Сегодня праздник! Встреча выпускников…
- Отдых в неофициальной обстановке, - поддержал Войнич. – Есть возможность сесть за парты и забыть о делах. Ненадолго.
Все, за исключением свежеиспеченного лейтенанта полиции, расселись за парты. Рафик внимательно осмотрел стол и взгромоздился сверху.
- Куянов! – прошипела Павлова. – Сядь как следует!
- Ну Катенька, - Рафик смущенно уставился в пол. – Я же не помещаюсь…
- Я тебе не Катенька, а…
- Дома разберетесь, - Зонтов окинул обоих строгим взглядом. – Давайте к делу!
- Ой, подождите, - вскинулась Ирина Ивановна, - что значит «дома»? Они что уже?..
- Нет пока, - проинформировал Жиров. – Но недолго осталось. В субботу.
- Что в субботу? – не поняла учительница.
- Свадьба у них в субботу, - пояснил Войнич. – Это же не новость, Ирина Ивановна! Уже в восьмом классе всё было ясно.
- Всё равно! Рафик, Катенька, поздравляю!
- Я не… - Павлова запнулась. – Спасибо, Ирина Ивановна! Хотя, - она перевела взгляд на жениха, - я еще подумаю…
- Ну Катенька…
- Прямо семейная идиллия! – стетсон Савиной грохнулся на стол перед Павловой. – Между прочим, здесь серьезные дела творятся! Мы собираемся классный час провести! – но выдержать тон до конца Танька не сумела. – И чаю попить! С тортиком.
- Ладно, ладно, - проворчала Катя. – И откуда вы всё знаете? Мы хотели здесь всех пригласить! Чтобы сюрприз… Рафик, конечно, Куянов Куяновым, но не из болтливых!
- Катенька! – расплылся в улыбке Войнич. – У нас в республике существует столько разных разведок…
- Это каких? – Гуреев, вынырнув из размышлений, недоуменно уставился на Олега.
- Военная, полицейская, экономическая, культурная…
- А военная?..
Будущий Пушкин был прерван возмущенным воплем прокурора:
- Ну, конечно! Культурная! Ну, Людка! Ну, я тебе!..
- А чего сразу я? – зачастила Сенцова. – Я сама не знала! И не сообщала никому! И вообще, предупреждать надо, что это секрет! И как бы мы, не зная, подарки готовили?
- Господа министры, молчать! – рявкнул Зонтов. – В субботу в два у ЗАГСа! Верно?
- Ага, - кивнул Рафик.
- Кто не успевает – в три в кафе к Наташке, - уточнила Катя.
- Как это не успевает? – возмутился Жиров. – Первая свадьба в нашей республике!
- У Ирины Ивановны уроки до часу! – поддержала невесту Людка.
- Так машину подгоним!
- Машину подгони, - благосклонно кивнула Надя. – А там Ирина Ивановна сама решит, куда и как удобней. Вам, мужикам, этого не понять.
- И пытаться не будем, - улыбнулся Зонтов. – Будем пить чай. Мы тоже сюрпризик небольшой подготовили… Вовка, неси торт!
Последний раз редактировалось ВВГ 11 июн 2017, 21:07, всего редактировалось 1 раз.
А оно Вам надо?
Аватара пользователя
ВВГ

 
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 11 окт 2014, 09:48
Откуда: Тольятти
Карма: 365

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение Цоккер » 11 июн 2017, 19:18

ВВГ писал(а):Выпуски последний пары лет

последней
И бродят потерянные учителя старшего возраста, пытаясь разглядеть в самоуверенных распальцовщиках, пузатых мужиках, располневших мадамах и ветхих стариках

По-моему, немного лишку. Всё-таки учителя обычно старше учеников лет на десять, а в старые времена - и поболее. И если уж те ученики стали ветхими стариками, то сколько лет должно быть их учителям?
Жакет, юбка, блузка, модельные туфли на высоком каблуке, сложная, но строгая прическа. Черный брючный костюм, белая блузка.

??? Юбка в брючном костюме - это как?
поток графомании, захлестнувший Интернет

захлестнувшей
только у Войтича с Зонтовым

Войнича
в два у ЗАГСА!

Наверное, правильнее будет "у ЗАГСа".
Цоккер

 
Сообщения: 2252
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2029

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение ВВГ » 11 июн 2017, 21:06

Цоккер, спасибо поправил у себя, сейчас перезалью.
А оно Вам надо?
Аватара пользователя
ВВГ

 
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 11 окт 2014, 09:48
Откуда: Тольятти
Карма: 365

Re: Сказ о детях, мымриках и судьбах государства российского

Сообщение ВВГ » 06 июл 2017, 23:22

Вернусь в первую часть. Четырнадцатая транзакция становится пятнадцатой. А новая четырнадцатая - ниже.

Транзакция четырнадцатая
Вечерело. Большое и круглое начальство давно убралось восвояси обдумывать ближайшие перспективы собственной деятельности, еще раньше разошлись по домам родители с малышами, даже старушки покинули вверенные им посты на лавочках у подъездов, а республика восьмого В всё еще болталась всё в том же дворе. Не на блестевшей свежей краской площадке, а неподалеку, где во времена бурного роста жилищного фонда безвестные строители складировали бетонные блоки, да так и оставили излишки стройматериалов в середине планируемого сквера. Тем более, сам скверик разбивался значительно позднее и совсем иными силами: еще родители нынешних восьмиклассников в бытность свою школьниками выводились вкапывать и поливать саженцы. Тогдашнее подрастающее поколение, не ознакомленное с планом генеральной застройки, рассадило липы и тополя вперемешку с кустами сирени таким образом, что ныне вывезти забытые конструкции без масштабных лесозаготовительных работ возможным не представлялось. Да и ненужно было никому.
Разве что пару лет назад была попытка возвести на данном месте православный храм, но не нашла поддержки у жителей ближайших домов. К религии жильцы относились по-разному, большинство индифферентно, и уж точно не считали церковь плохой заменой куче бетонных блоков. Но заодно с блоками слуги господа планировали прихватить и сквер, и детскую площадку, и расположенную по соседству неофициальную парковку. Обычно мухосранцы не проявляли большой общественной активности, но когда дело шла о своем, кровном… Объединенные силы любителей зеленых насаждений, хозяев четырехколесных друзей и молодых родителей, возглавляемые возмущенными бабушками и дедушками сначала с позором выгнали присланных строителей, а после наголову разбили оккупантов в рясах и десанты поддержки из мэрии и гордумы. Парковка, площадка и сквер остались нетронутыми, а с ними и блоки, вывозить которые в порядке христианской помощи ближнему своему церковники отказались категорически. Впрочем, народное ополчение этот вопрос интересовал в последнюю очередь, а подрастающая смена и вовсе была подобным исходом довольна: блоки служили местом вечерних посиделок уже не первому поколению окрестных подростков.
Сегодня их оккупировали «республиканцы» дабы отдохнуть после ударного труда, распить дружным коллективом пару (и еще десяток вдогонку) ваучеров кваса и потрендеть за жизнь. Видимо, в школе не наобщались. Впрочем, пустых разговоров в восьмом В не любили, потому разговор быстро перешел на текущие вопросы: учеба, объекты, вчерашний поход в театр, планы…
Докрасивший последнюю скамейку Окунь походкой бывалого моряка, прихрамывающего на обе ноги, подтянулся к остальным, кинул кисточку в ведро с растворителем и повернулся к Щуке:
- Слышь, бригадир, а мы в натуре забесплатно горбатились?
- В натуре, - кивнул тот.
- Так мы что теперь эти, которые в книжке? – Окунь принял от Савиной бутылку, и надолго присосался.
- Кто? – не понял Гуреев.
- Которые бабке дрова втихаря склали, - пояснил Карась, - а потом на мелкого стрелки перевели!
- Не склали, а сложили, - поправила Сенцова.
- Он так и сказал? – Линь протянул свой ваучер Войничу. – Склали, а потом горбатого слепили, чтобы самих не замели!
- А на хрена они? – не понял Сазан.
- Что на хрена? – Щука сплюнул под ноги. – Складывали?
- Ага!
- Типа помочь.
- А чего тогда втихаря? – не понял Сазан. – Надо было наоборот, чтобы знали все!
- Им так западло было, - оторвался от кваса Окунь, – хорошими делами прославляться. Сделают чего, а потом горбатого лепят, типа сами не при делах.
- Это вы о чем? – подозрительно спросила Савина.
- Да Людка книжку читала, - Щука кивнул на Сенцову. – Сильна, однако, наизусть шпарит!
- Когда это?
- Когда фасад на хлебозаводе красили. Самое оно под байки валиками елозить! И книжка прикольная.
- Погоди, - Войнич удивленно уставился на девятиклассников. – Вы что, Гайдара не читали?
- Мы же его не проходили! – Карась смущенно почесал в затылке. - Его и в программе, вроде, нет!
- А вы только по программе читаете? – тут же влезла Савина.
Щука пожал плечами и выразил точку зрения бригады:
- Мы и по программе не читаем. Времени совсем нет.
- И чем же вы таким заняты уже девять лет? – в голосе Павловой звучали фирменные Савинские интонации: с кем поведешься…
- Раньше гуляли, - Щука подколку проигнорировал, - теперь работаем. Когда читать-то. И всё равно тройку поставят.
- А зря, между прочим, - ехидно проинформировала Танька. – Тройку, конечно, поставят, но вырастете необразованными – придется всю жизнь детские площадки красить.
- Бесплатно? – испуганно переспросил Линь.
- Хуже, - Савина даже цыкнула на него зубом для пущего эффекта. – За коммунальную зарплату. В рублях!
- Свят-свят-свят, как говорит моя бабушка, - Сазан испуганно перекрестился зажатым кулаком слева направо.
- Неправильно крестишься, - заметила Сенцова.
- Да мне по фиг, - отмахнулся девятиклассник. – Бога всё равно нет, а на зарплате не отражается.
- Так скажет мне кто-нибудь, мы теперь что, эти самые? – Окунь сделал паузу на один глоток. – Тимуровцы?
- Они самые! – Рафик откинулся на высящийся сзади блок. – Особенно Мишка с Димоном.
- Каким Димоном? – тут же заинтересовался Гуреев.
Ни одного Димы в восьмом В не было.
- Щуку Димой зовут, - просветила его Сенцова. – Дмитрий Щукин.
- А-а-а…
Полученная информация ввергла Сашку с ступор. Не то, какое имя носит Щука, а что оно у него вообще есть!
- Тимуровцы, - задумчиво протянул Зонтов. – А идея-то правильная…
- Я тоже так думаю, - Карп говорил редко, но если уж говорил... – Может, еще чего хорошего сделаем? Мне понравилось.
- Точно, точно… - усмехнулась Савина. - Скоро год, как республику организовали, а всё фигней страдаем. С двойками боремся, бабки зарабатываем… Бездельничаем одним словом.
- А чем плохо? – Олег протянул Таньке ваучер. – Двоечников у нас уже нет. Все при деле. Магазины работают, как часы. Производство налаживается. Скоро банк откроем. Мы же не для себя стараемся, для людей! Обслуживание у нас лучше всех в городе, товар – тоже. По всей стране зарплаты задерживают, а у нас - нет. Да и повыше они, чем в области. А цены ниже. Людям на что жаловаться?
- Ни капли не сомневаюсь, что ты на раз-два докажешь, что правильный капиталист для простого люда отец родной, - хмыкнул Зонтов. – И сам могу…
- Ну для отцов мы годами не вышли, - улыбнулся Олег. – Но в целом правильно.
- Не о том я… - Леха резко вскочил, свистнул и заорал двум парням с характерно позвякивающими сумками, уверенно направляющимся к скамейке. – Мужики, окрашено!
Парни глянули на кучку молодняка, принюхались к лавочке, громко высказали своё отношение к жизни вообще и скамейке в частности и двинулись в направлении ближайшего подъезда: принципиально менять планы на вечер они явно не собирались.
- Так я о чем, - сел обратно Зонтов. – Бизнес – это хорошо, но надо бы что-то делать и для души. Вот как сегодня с площадкой, спасибо Мишке с Димкой.
- Ну давай еще пару площадок покрасим, - пожал плечами Войнич. – Не проблема.
- Не проблема, - согласился Зонтов. – Но с этим господин Колобков и сам справится… - Леха ухмыльнулся. – Если его вовремя пинать. Негоже за бездельниками их работу выполнять. Тут надо что-то такое… серьезное…
- Ага! – лицо Олега выразило крайний скептицизм. – Будем втихаря поленницы складывать! Или, как родители в своё время, старушек через улицы переводить…
- Смех смехом, - вмешалась Павлова, - а ветеранам помочь неплохо бы. И не надо тайно. Там уже возраст такой, что за продуктами сходить – проблема!
- А еще им пенсии порезали, - добавила Савина
- То есть как? – удивилась Сенцова. – Всем?
- Нет, - Танька скривилась в злобной усмешке. – Только тем, у кого больше двадцати тысяч! Мол, шибко богатые. Решением губернатора сняли ветеранские надбавки. А у кого больше? Кто пахал всю жизнь. Меньше у бездельников, но тем ветеранов не дают! Теперь у всех меньше!
- Обалдеть! – присвистнул Жиров. – Меркушину что, на новую дачу не хватает?
- На третий «Лексус»! – парировала Савина. – Или на дороги, по которым этот «Лексус» мог бы ездить!
- Ага, а по документам этот «Лексус» и есть дороги, - прыснула Павлова.
- Может мы… это… компенсируем? – робко спросила Наташка Туголукова.
- Может, и компенсируем, - задумчиво протянул Зонтов.
- А потянем? – Войнич приложился к пришедшей к нему бутылке. – Сколько их?
- Эти данные в соцзащите есть, - сказала Павлова. – Только не дадут. Они там любую информацию берегут, как государственную тайну.
- Гы! - Толик Жмакин вытащил из сумки ноутбук.
Минут пять все как зачарованные следили за порхающими над клавиатурой пальцами, пока Толик не протянул компьютер Олегу.
- Получите и распишитесь.
- Это что? – уставился на экран Войнич.
- База соцзащиты, - довольно сообщил Толик. – Жмакнул!
- Ты бы поаккуратней, - недовольно поморщился Зонтов. – Жмакальщик!
- Да ладно, - махнул рукой главный хакер республики. – Там и защиты-то толком нет! Страшно секретный пароль qwerty123, и тот на сохранении!
- У тебя вечно «защиты нет»… - пробурчал Зонтов. – А кончится тем, что самого жмакнут за какую-нибудь соцзащиту.
- Да ладно! – оскалился Толик. – За Пентагон же не жмакнули!
- Ты, Жмакин, не путай мелкое компьютерное хулиганство и диверсионно-разведывательный рейд по серверам идеологического противника, - недовольно поморщился Куянов. – Полезешь куда не надо – жмакнут.
- Толик, ты что, Пентагон взломал? – ахнула Надя.
- Это у них шутки такие, - махнул рукой Войнич и, подумав немного, добавил: - Наверное. Дальше Зеленой Хижины Жмакальщик наш вроде бы не забирался. Пока.
«Зеленой Хижиной» в Мухосранске называли резиденцию мэра. На «Дворец» или хотя бы «Дом» здание не тянуло.
- Ветеранов войны потянем, - продолжал Войнич. – А пенсионеров в целом – пока нет. Годика через два…
- Насчет всех – еще разбираться надо, что, как и почему, - уточнил Зонтов. – С каждым лично. Люди разные бывают. Даже старики.
- Тут важнее не деньги, а реальная помощь, - вмешалась Сенцова.
- Какая именно?
- А я знаю?
- Вот и подумай, - Лешка обернулся к Олегу. – Дашь ей данные.
- Девчонки из второй школы в детдом ходят, - сообщила Туголукова. – С мелкими играют, гуляют с ними. Пироги пекут…
- Дело, - кивнул Зонтов. – Свяжись с ними, выясни, чем мы можем помочь. И вообще по детским домам… Ладно, это я в образовании уточню…
- Гы, - Жмакин потянулся к ноутбуку.
– Отставить! – рявкнул Зонтов. – Это открытые данные!
- При синагоге хедер открыли, - вздохнул Боря Гофштейн. – Детишки все зачморенные какие-то. У них даже физкультуры нет.
Сильнейший шахматист Мухосранска в школе появлялся редко, но связи с родным классом не терял. Про дела же национальные периодически узнавал от двоюродной тетки.
- Почему?
- Не могут найти еврея-физкультурника. Нет таких в городе.
- Как это нет? – не понял Степка Разин, тезка и (по непроверенным данным) прямой потомок знаменитого атамана. – А Марик? Камээс по дзюдо и на коне не хуже любого!
- Так он и живет в Казацкой Слободе, - покачал головой Боря. – И не берут шестнадцатилетних учителями…
- Вести бесплатные кружки можно, - просветила Павлова. – Согласно статье…
- Катенька… - жалобно протянул Рафик.
- Я тебе не Катенька! А ты Разин, поговори с Марком. Он будет вести секцию, а вы со слободскими поможете.
Разин согласно кивнул.
- Правильно, правильно, - ласковым голоском пропела Савина. – Давайте научим евреев вольтижировке и рубке лозы. – она мило улыбнулась. - А казаков в шахматы играть. Борик лично займется.
- Борик не займется, - отрезал Зонтов. – Ему к матчу с Карлсеном готовится надо.
- К какому матчу? - оторопел Гофштейн.
- На первенство мира, - пояснил президент. – Который через одиннадцать лет будет. Но готовиться надо уже сейчас. Времени всего ничего, а ты еще даже не гроссмейстер!
- А… - раскрыл рот Боря. – Это… То есть…
- Не отвлекайся на ерунду, - сурово нахмурил брови Лёха. – Мировая корона должна вернуться в Россию. Причем, в конкретный город. А новичков обучать мастер не нужен. Найдем пару-тройку разрядников.
- А можно наших ребят ориентированию подучить? – положение Войнича-младшего в республике лучше всего характеризовалось словом «сочувствующий», но в среде мухосранских реконструкторов Яшка был человеком уважаемым. – А то на прошлых играх дружина Святослава шла на Царьград, а вышла к Волге.
- И что страшного? – Надя склонила голову к левому плечу. – Проиграли что ли?
- Да нет, - Яшка озадаченно почесал в затылке. – Побили хазар, раз уж пришли. Итиль по бревнышку раскатали. Потом вернулись обратно и сделали вторую попытку. Добрались в конце концов. Но через Болгарию!
- Погоди, - Олег поднял глаза на брата. – Ведь в реальной истории именно так и было. До деталей!
- Ну да, - кивнул младший. – Но настоящий князь бил кого хотел, а не к кому тропинка выведет!
- Ты это твердо знаешь?
- Значит так, - пока Яшка чесал в затылке, Зонтов перевел вопрос в практическое русло. – Создаем новое министерство. По оказанию всяческой помощи. Для начала надо определить круг задач и первоочередные цели. Вот этим Наташка и займется.
- А чего я, - вскинулась Туголукова.
- Жалостивая ты, товарищ министр, - пояснил президент. – И справедливая. Для этой работы самое оно. А Вовка тебе поможет. В качестве грубой мужской силы.
А оно Вам надо?
Аватара пользователя
ВВГ

 
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 11 окт 2014, 09:48
Откуда: Тольятти
Карма: 365

Пред.След.

Вернуться в Мастерская

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4