"Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение падаван » 03 дек 2015, 03:34

Raysen писал(а): из того, что смущает... вот читаешь вторую главу, сюжет развивается не равномерно и скачет туда-сюда, что не поймёшь, где прошлое, где будущее, где настоящее :)

Плюсую мне тоже так показалось. Тяжеловатый кусок. С первого раза не вник.
Сила рыцарей джедай, это сила вселенной. © Йода

Нет незаменимых, есть не заменённые. © позывной Шум
Аватара пользователя
падаван

 
Сообщения: 97
Зарегистрирован: 05 ноя 2014, 03:28
Откуда: ангарск
Карма: 51

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Инодин Николай » 05 дек 2015, 06:49

***
Рассказать три раза подряд, потом три раза рассказать вечером того же дня. Один раз на третий день после того, как начнёшь учить, и один раз через седмицу от начала. В следующем месяце тоже рассказать. Если через месяц не удастся вспомнить дословно, повторить всё сначала.
Нелегко запоминать священные тексты, но без их знания ты не ведьма, а жалкая никчемная тварь, вроде нетопыря – от зверей отбилась, а птицей не стала. Потому – с утра повторить три раза…
Учитель много повторять не любит. Теперь не любит, сначала куски были короче, и повторял их старый Свавамысл охотно, столько, сколько требовалось, чтобы Смешка могла запомнить и повторить. Потом слов в отрывках стало больше, а запоминать приходилось с трёх-четырёх повторов. Сейчас седой вреднюга и второй-то раз повторять не желает. Смешке и обидно – другим ученицам задания куда проще выпадают, и гордость берёт – никто так не может, а я могу!
После Свавамысла за девочек берётся матушка Ксава. Хотя матушкой её зовут, только чтобы приятное сделать, травница в матушки если кому и годится, так это бабулям своих учениц. Но ясности ума и остроте взора Ксавы могут позавидовать многие молодые.
– В самом деле, этот куст белокопытника не похож на тот, что вырос вот там, а почему?
Выслушает ответ, покачает седой головой.
– Такая умная девочка! Не верю, что ты можешь говорить такие глупости. Брось трепать передник, начинай думать!
И ведь добилась того, что ученицы в каждой травине стали видеть больше, чем обычный человек за всю жизнь на целом лугу разглядит. Теперь ученицы запоминают, когда и какая часть растения самую силу набирает, как ему в этом помочь и как эту силу сохранить и использовать, во славу Великой Матери.
– Великая дала нам всё. Лишь глупость наша и лень не дают людям её дарами воспользоваться.
Очаг, в котором обучаются будущие ведьмы, поставлен на берегу прекрасного озера. Глядятся в тёмную поверхность деревья священной дубравы, но вода только кажется чёрной. С лодки на песчаном дне каждый камень можно разглядеть даже когда до него веслом дотянуться невозможно. За необычную форму берегов зовут озеро Чистой Пригоршней.
– В первые времена была в этих краях засуха страшная, гибли от жажды звери и птицы, сохли леса и поляны. Тогда Великая наклонилась и зачерпнула в сложенные ладони воды прямо из пересохшей земли. Из них напилась всё живое. И как только напилась последняя мышь, кончилась сушь и зазеленели окрестности. А в том месте, где богиня чудо творила, озеро осталось. Не знаю, было так, не было, но нашим старухам прежние старухи о том рассказывали.
Такие сказки девочкам у вечернего костра рассказывают каждый вечер, разные учителя, каждый своё. Но всегда – интересное.
В Очаге скучать не приходится. Трудно бывает, только это добрая трудность, это не с дурнем Межником в одном селище жить, от того хотелось сбежать на край света, а тут из кожи вон лезешь, чтобы остаться.
А оставляют не всех.
Круглолицая невысокая Лунька была из природных, кровь от крови, ведьма в шестом поколении, о чём старательно рассказала каждой ученице. Вот только плевать в Очаге хотели на то, сколько колен в их роду за бойниками присматривало – не далась Луньке наука, перевели девоньку на кухню – стряпухам помогать. Из всех занятий остались ей те, что учат по хозяйству колготиться.
– Тебе, дитя, ведьмой не быть. Замуж пойдёшь, – приговорили ведьмы Очага, собрав малое коло. И стало так.
***
Очаг у руслян, вильцев и езерищенцев совсем новый, ещё и полста лет не стоит. Но учениц в нём хватает – племена сидят на новых землях, старый порядок в родах поплыл, а новый ещё не сложился. В такую пору больше девочек рождается негожих под домашнее ярмо, ярких, упрямых, думающих. Оставь их в селище, через десяток лет такую вязь не удержит в покое самая опытная местная ведьма. По такой причине как бы не каждая десятая девка в окрестностях «съедается» на посвящении. Только по старинному приговору верховного кола ведьм молодые урождённые ведьмочки после Очага никогда в свои и близкие земли не возвращаются.
Свет велик, племён у смыслянского корня много. Рождённые на Извилице ведьмы будут жить или на полудне, или на восходе, а то и на берега Первой реки попадут. За этим старшие следят особо. Это второе отличие природных ведьм от урождённых, первые могут и в соседскую ватагу попасть, бойники и без того знают, куда ведьмины дети деваются.
– Вижу вас, ведьмы.
Никаких славословий дороге, что привела – умна старая, всё понимает. Уж этой дорожки -то природные предпочли бы век не видать.
– Надолго?
В Очагах всегда недостаток учителей и просто взрослых, и бабуля уже прикидывает, как и к чему можно пристроить мамку с двумя сестрицами. Привычка. Наверняка из местных, те настолько привыкают круглосуточно свои вязи пасти, что постоянно удерживают в головах все расклады среди подопечных.
Отвечает Золяна.
– Нет, старшая. Хотим на время у вас девочек оставить. А сами назад, похоже, не нас одних припекло.
– Похоже, – соглашается старшая, прикрывая дряблыми веками по-молодому живые глаза.
– Тебя, ягодка, не только на время. – Наклоняется к Малинке и гладит морщинистой ладонью нежный румянец детской щеки. – В младшие беру, летами ещё не вышла, но вижу – справишься. Хорошо тебя мамка учила.
Девочка начинает светиться, щёки заливает жар прилившей крови, не зря Малинкой назвали. Но чужой женщине не отвечает, стреляет на глазками на маму.
– Забирай, старшая.
– И за малышкой присмотрим. Не беспокойтесь. Ночлег, еда требуются?
Ведьмы переглядываются, младшие кивают, выражая согласие с Золяной.
– Спасибо, уважаемая, пойдём мы.
Бабка чертит правой рукой солнечный знак:
– Гладкой дороги. Найти желаю не то, что хотите, а то, что нужно.
Когда сомкнувшиеся за их спинами стволы деревьев скрыли от глаз поляну Очага, Ренка, глядя себе под ноги вполголоса интересуется:
– Не поняла я, чего это она нам пожелала?
– Чудит старая, – мотнула головой Золяна, ладонью сбивая на землю наглого слепня. – Пророчица нечёсаная.
Смешка промолчала.
Инодин Николай

 
Сообщения: 497
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2147

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Цоккер » 05 дек 2015, 10:32

Инодин Николай писал(а):Из них напилась всё живое.

Либо "напилась вся живность", либо "напилось всё живое".
Инодин Николай писал(а):Уж этой дорожки -то природные предпочли бы век не видать.

ПМСМ лучше будет "уж этой-то дорожки ..."
Цоккер

 
Сообщения: 2253
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2034

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Raysen » 05 дек 2015, 12:43

Инодин Николай писал(а):
Учитель много повторять не любит. Теперь не любит, сначала куски были короче, и повторял их старый Свавамысл охотно, (точка) столько, сколько требовалось, чтобы Смешка могла запомнить и повторить.


После Свавамысла за девочек берётся матушка Ксава. Хотя матушкой её зовут, только чтобы приятное сделать, (точка) травница в матушки если кому и годится, так это бабулям своих учениц.


За необычную форму берегов зовут озеро Чистой Пригоршней.


слово выбивается из общей атмосферы... слово "очертания" здесь будет гораздо уместнее

Такие сказки девочкам у вечернего костра рассказывают каждый вечер, разные учителя, каждый своё. Но всегда – интересное.


повтор

В Очаге скучать не приходится. Трудно бывает, только это добрая трудность, (точка) это не с дурнем Межником в одном селище жить, (точка) от того хотелось сбежать на край света, а тут из кожи вон лезешь, чтобы остаться.


Очаг у руслян, вильцев и езерищенцев совсем новый, (двоеточие) ещё и полста лет не стоит.


Но учениц в нём хватает – племена сидят на новых землях, старый порядок в родах поплыл, а новый ещё не сложился.


повтор

Оставь их в селище, (союз "и" был бы здесь к месту) через десяток лет такую вязь не удержит в покое самая опытная местная ведьма.


– Нет, старшая. Хотим на время у вас девочек оставить. А сами назад, (точка) похоже, не нас одних припекло.


– Похоже, – соглашается старшая, прикрывая дряблыми веками по-молодому живые глаза.


причастный оборот лучше поменять местами с "соглашается старшая"
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2167
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2523

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Инодин Николай » 14 дек 2015, 20:10

Прошу оценить работу над ошибками, найденными или понятыми с вашей помощью.

Перед замком Шишагов придерживает коня, на брёвна подъёмного моста жеребец вступает шагом – если гонять здесь галопом, леса на ремонт не напасёшься.
В воротном проезде человек соскальзывает с конской спины, встряхивается – во все стороны летят брызги. Рядом то же проделывает Маха.
– Привет, Кремник, здорово, Храмит!
Вид голого вождя стражей не впечатляет – не такое насмотрелись. Здесь, на Сладкой, ко многому относятся проще, чем в окрестных племенах. Одежда, она для согрева, ныне же на улице жара, ливень – к чему лишний раз барахло мочить? Ну, ещё по одёже о новом человеке судят, так Романа окрест на много дней пути не то, что собаки, его куры знают, перед кем ему величаться?
Храмит перехватывает повод Тора:
– Отведу в конюшню.
– Погоди, – Роман достаёт из сумки штаны и рубаху, сапоги, сбрасывает прямо на брусчатку проезда сбрую с оружием и принимается одеваться.
Машка вожака не ждёт – пока тот натягивает порты, рыся не спеша, с достоинством проходит внутрь. Кого провести решила? Роман слышит: свернула за угол, и мокрой молнией метнулась к жилым покоям. Прыгнула сразу на открытую галерею перехода второго этажа и ввинтилась в коридоры, испугав кого-то из женщин. К Митьке помчалась – соскучилась. Сутки не видела, не слышала, не нюхала. И не чувствовала.
Зашнуровав сапоги, Роман подмигивает Кремнику и проходит внутрь. Выложенная крупной галькой площадь окружена бревенчатыми стенами. Второй этаж на добрых два метра козырьком нависает над первым. Под этим «навесом» теснятся коновязи, нечёсаными шевелюрами торчит из кормушек сено, там же стоят телеги – под крышами места на всё уже не хватает. Под водосточными желобами темнеют долблёные колоды поилок. Вода с шумом хлещет в дубовые ёмкости, но свободного места там давно нет, обиженная влага плещет на камни, журчит между ними, собирается в ручейки, образует лужи. Заполнить двор не получается, поэтому она обречённо срывается в отверстия решёток ливневой канализации.
Роман быстрым шагом направляется к лестнице в жилые покои. Проходя по галерее, замечает на тёмном брусе перил свежие отметины от мощных когтей, фыркает с укором, но не задерживается. В два прыжка пролетает оставшееся расстояние и подхватывает жену на руки в тот момент, когда она шагает из дверей. Сжимает любимую, прижимается щекой к её груди и замирает, щурясь от счастья. Раздувающиеся ноздри мужчины жадно ловят родной запах.
– «Я тоже тебя люблю. Опусти меня, и пойдём, он уже ждёт».
Роман ещё раз втягивает ноздрями воздух и ставит супругу на ноги. Она берёт его за руку и ведёт внутрь. Навстречу несётся громкое урчание.
Маха, зажмурившись от удовольствия, по-кошачьи собралась у висящей в центре комнаты колыбели и тарахтит, как танковый дизель на холостом ходу. Медвежонок дергает обрезанным ухом, отходит в сторону, чтобы не мешать. Ему ревновать старшую товарку к детёнышу смешно – кобель Этайн почти не выходит из детской.
Дмитрий разметал пелёнки, ухватился правой ручкой за край резной люльки и тащится, изливая на рысю свою любовь. Чувствует появление отца, открывает глаза и радостно улыбается беззубым ртом, гукает и дрыгает от удовольствия ногами. Вся семья сливается в разноцветье эмоций, заполнивших небольшое помещение. У малыша их пока не так много, зато они чисты, как родниковая влага.
Волну их счастья не останавливают стены, облако эмоций дотягивается до каждого обитателя замка. Замерла на бегу, задумалась о чём-то спешившая с кухни девчонка. Вроде как выше и шире в плечах стали часовые у ворот и на башне. Встрепенулся на насесте учёный ворон мода Жанака, крумкнул вполсилы и замер, приподняв крылья. Успокоились в конюшне возбуждённые возвращением Тора кони, даже коровы замерли, прекратив жевать.
Через минуту обитатели замка встряхиваются и вновь принимаются за свои дела, улыбающиеся и умиротворённые.
***
– Ну, что там нового слышно? Отчего Вага давно не появлялся? Малыш скучает по нему.
Роман пожимает плечами.
– Нормально всё, наш лохматый обормот, похоже, тоже захотел потомством обзавестись. Только начал не с того.
– Это как?
– Стихи сочиняет. Уходит в пущу под вечер, есть там одно укромное озерко, садится на берегу, смотрит на закат и сочиняет. Получается плохо, он злится, вскакивает, потом успокаивается и заново приступает. Когда забывается, начинает порыкивать, ритмично так.
– Уверен, что о любви?
– Нет, конечно. О природе слагает, о себе, только слова его пока плохо слушаются.
Этайн запускает пальцы во влажные волосы мужа.
– Всё равно он молодец.
Роман мотает от удовольствия головой.
– Конечно, молодец. Помнишь: – Ложкой, Вага! Нет, через край пить нельзя, ложкой ешь?
– Такое забудешь!
Оба смеются. Вага пришёл на Сладкую, почти полностью утратив разумную составляющую. Существо, которым бойники собирались попугать поселенцев, было скорее диким зверем, чем человеком. Говорить членораздельно Вага уже не мог, так, порыкивал. И вот – стихи сочиняет. Роману есть чем гордиться.
Таких запущенных случаев больше не было, но те, кого живущие окрест смыслянские и поморянские племена именуют оборотнями, а в родном мире Шишагова когда-то именовали берсерками и ульфхеднерами, собираются к Роману со всех окрестностей. Сейчас на лесном хуторе их двадцать четыре – все они давно прошли путь, объединяющий звериное и человеческое начала, помогают соплеменникам в работе, но жить предпочитают наособицу, им среди своих проще. Обычные люди им кажутся немного ущербными, недоделанными – слабые, полуглухие, нюхать и вовсе не способны…
И это одна из очередных проблем Шишагова.
– Я – миксер, заявил он однажды жене.
– Что такое миксер? – не оборачиваясь, спросила она.
– В моём мире на кухнях было такое устройство. Вы ложками всё смешиваете, ну, там, тесто для блинов, например, а там хозяйки просто заливают и засыпают в одну посуду всё, что смешать надо, миксер пожужжит-пожужжит, лопаточки повертятся и собьют всё в однородную массу. Так и я – кручусь, верчусь, сбиваю в одно целое смыслян со сбродниками, бойников с бывшими полоняниками, оборотней с людьми. Что-то получается, но ёлки-палки, до чего медленно!
Этайн посмотрела на мужа и сделала строгое лицо:
– А почему в замковой кухне до сих пор такого миксера нет?
***
Гатал полностью поседел за прошедший год. Дольше всего держалась борода, но и в её черноте серебро уже отвоевало добрую треть места. Старый разбойник всех близких потерял в боях со скандами, живёт бобылем. С уцелевшими соотечественниками общается только по делу.
– Раньше не такой был, – Акчей с сожалением смотрит на слегка сутулящегося бывшего вождя. – Горел. А сейчас будто промёрз. Лицо каменное, ни злости, ни улыбки. Раньше его люди побаивались, теперь за него боятся.
Оттаивает горбоносый только вечерами, в гостях у Айне и Анлуана. Видно, нашёл общий язык с бывшими правителями. И общую страсть – любовь к лошадям.
Мужчины садятся за стол, отхлёбывают из кружек поднесённое младшей дочерью мак Кетов пиво, и начинают долгие разговоры о боях и победах, оружии, боевых приёмах. Ну и о лошадях, конечно. Начинает обычно кельт:
– Настоящий боевой конь … – и Анлуан выдаёт оду, достойную Махабхараты, воспевая стати и достоинства любимых существ. Гремят по каменистой земле литые колёса боевых эссед, повинуясь умелым возницам, несут их по просторам Зелёного острова крылоногие кони, ветер развевает хвосты и гривы. Умеет островитянин красиво рассказывать, не хочешь, а заслушаешься. Однако оппонент остаётся глух к доводам кельта:
– Что проку от этих тарахтящих родственников арбы? – картинно возмущается представитель более прогрессивного направления. – Конь должен нести укрытого бронёй всадника, и сам должен быть защищён от стрел, поэтому правильный боевой конь это…
Гатал тоже не чужд эпитетов и гипербол, сравнивая манеру речи двух старых вояк можно получить немалое удовольствие.
Выдохшись, спорщики обращаются за поддержкой к Роману.
– Анлуан, боевые колесницы, несомненно, прекрасны. Там, где для них достаточно простора. Как ты собираешься разгонять свою эсседу в пуще? Молчишь? То-то. Всякому оружию подобает своё время и место.
На полудне, в степях, сейчас правят конные лучники. Просторно там, можно поражать врагов издалека, от мечников и копейщиков уходить на быстрых конях и стрелять ещё. Как думаешь, смогут они у нас разгуляться? Правильно думаешь, не смогут.
В здешних войнах найдётся место для тяжёлого всадника на защищённом коне. Стоптать слабый строй, гнать бегущих после битвы врагов… Но скажи, какая конница в лесу или на речном берегу сможет драться с моими оборотнями? Да и с обычными воинами нашего племени?
Роман переводит дыхание, отпивает из ковша клюквенный взвар, благодарно кивает Креде.
– Сейчас нам нужны другие лошади. Коренастые, мощные, способные тащить тяжёлые повозки и плуги.
Каждый мужчина у нас воин и работник. Даже бабы по мере сил учатся бить из самострелов. Значит, у людей должно хватать времени на работу, на отдых и на воинские тренировки. Отдых и тренировки уменьшать нельзя, нужно облегчить работу. Одними водяными колёсами не обойтись. Нужны упряжные кони, пусть небыстрые, зато выносливые. Поэтому мы будем ловить тарпанов и крыть их скандскими и твоими жеребцами, Гатал. И, может быть, их потомки не покажутся тебе такими уж уродливыми и никчемными.
– С перетаскиванием возов справляются и волы, – ворчит старый рубака, которому никто не мешает холить и лелеять уцелевших степных скакунов, тренировать небольшой, но прекрасно экипированный и вооружённый отряд конных воинов. – Нам бы хоть пять десятков обучить… Да только много ли парней захотят тереть штаны о конские спины, насмотревшись на твоих пеших бойцов? Акчей теперь на коне только ездит, для боя норовит спрыгнуть на землю, ему так удобнее. А ведь из лучших молодых был!
Инодин Николай

 
Сообщения: 497
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2147

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Римма » 14 дек 2015, 20:16

Инодин Николай писал(а): так Романа окрест на много дней пути не то, что собаки, его куры знают, перед кем ему величаться?

Лишнее, кмк.
Общее впечатление - определенно, стало лучше. Добавилось то, что называется мудрёным словом "атмосферность".
Нет повести печальнее на свете,
Чем... нет, не про Ромео и Джульетту,
И даже не про спирт без закуси,
А сага про мышей и кактусы.
(В. Тимофеев)
Аватара пользователя
Римма

 
Сообщения: 1405
Зарегистрирован: 08 окт 2014, 20:25
Откуда: Тамбов
Карма: 2180

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Raysen » 14 дек 2015, 22:46

Инодин Николай писал(а):Ну, ещё по одёже о новом человеке судят, так Романа окрест на много дней пути не то, что собаки, его куры знают, (точка) перед кем ему величаться?


Говорить членораздельно Вага уже не мог, так, порыкивал.


Членораздельно Вага уже не говорил - так, порыкивал.

Мужчины садятся за стол, отхлёбывают из кружек поднесённое младшей дочерью мак Кетов пиво, и начинают долгие разговоры о боях и победах, оружии, боевых приёмах. Ну и о лошадях, конечно. Начинает обычно кельт:


повтор
первое "начинают" предлагаю заменить на "ведут"

и вообще "начинают разговоры" можно заменить на простое разговаривают,говорят, беседуют... это как с примером "сделал шаг"... уж лучше "шагнул"

В остальном, всё хорошо :)
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2167
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2523

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение падаван » 15 дек 2015, 08:30

Инодин Николай писал(а): Вид голого вождя стражей не впечатляет – не такое насмотрелись .


Не такое видели(видали) или не на такое насмотрелись.
И предлагаю заменить голого на обнаженного.
Сила рыцарей джедай, это сила вселенной. © Йода

Нет незаменимых, есть не заменённые. © позывной Шум
Аватара пользователя
падаван

 
Сообщения: 97
Зарегистрирован: 05 ноя 2014, 03:28
Откуда: ангарск
Карма: 51

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Цоккер » 19 дек 2015, 18:06

Инодин Николай писал(а):– Я – миксер, - заявил он однажды жене.

Не хватает тире, отделяющего прямую речь.
Цоккер

 
Сообщения: 2253
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 2034

Re: "Уходимец". Книга третья. "На своём месте".

Сообщение Инодин Николай » 19 дек 2015, 18:51

Всем спасибо, поправил.
Инодин Николай

 
Сообщения: 497
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2147

Пред.След.

Вернуться в Мастерская

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3