Короткие сказки и, типа, рассказики.

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Инодин Николай » 30 янв 2016, 11:59

С самиздата я свои тексты убрал, а выложить где-то хочется. Дай, думаю, на ФДС отнесу - может, кто критику наведёт? Тексты все несерьёзные, под настроение писанные. Так что по лицу просьба не бить, ругайте словами.
Последний раз редактировалось Инодин Николай 30 янв 2016, 12:02, всего редактировалось 1 раз.
Инодин Николай

 
Сообщения: 476
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2100

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Инодин Николай » 30 янв 2016, 12:00

СОН РАЗУМА.
Влезать в чужой сон следует аккуратно, торопливость в этом деле чревата – проснётся малолетний гадёныш, прощай охота – вся ночь летит опоссуму под облезлый хвост. Впрочем, наработанный долгими годами опыт позволял Фреде Крюгеру выполнять помянутую деликатную операцию на полном автомате, не задумываясь и не допуская досадных ошибок. Выбравшись из портального окна, в этот раз принявшего вид широкого дупла в замшелом древесном стволе, ночной охотник ловко, практически бесшумно соскользнул на близкую землю. Огляделся, сплюнул, поправил сбившуюся при переходе шляпу. Белесый лунный свет успел мазануть по страшным шрамам на лице, отразиться от лезвий на перчатке.
Приведя себя в порядок, Фредя присел на корточки, опёрся руками о землю и повёл носом слева направо, шевеля ноздрями: добыча где-то недалеко, тёплый, вкусный запах раздражающе притягателен.
– Девочка,– понял охотник. – Маленькая.
Крюгер на секунду зажмурился, предвкушая предстоящее удовольствие. Впрочем, растягивать момент предвкушения он не стал – приподнялся и, не разгибаясь, скользнул туда, куда вело его отточенное многочисленными охотами чутьё.
Спустя несколько минут Фредя пробрался сквозь бесконтрольно разросшиеся кусты персидской сирени во двор многоподъездной пятиэтажной избы. Постройка знавала и лучшие времена – бычий пузырь во многих окнах прорван, кое-где оконные проёмы забиты серыми бельмами арборита, покоробившегося от времени и дождей. Жёлтые кирпичи на ведущих к подъездам дорожках разъехались, перекошены, половины и вовсе не хватает. Входная дверь в первом парадном выбита и валяется в палисаднике, еле заметная под разросшимися лопухами. Дверь второго болтается на одной нижней петле. Прикидывает, в левый или правый палисадник придётся ей лететь в ближайшее время.
Крюгер отмечает все эти незначительные подробности периферийным зрением – основное внимание его привлекает Детская площадка. Ржавая железная горка перекосилась, в её жести тут и там чернеют дыры. Сваренные давным-давно из толстых металлических труб качели слегка покачиваются на ветру, скрипя резко и неприятно.
Между металлоконструкций стоит ребёнок. Девчонка, лет семи. Льняная кудель волос, пара пышных белых бантов над длинными косами. Ярко-голубые глазищи, в которых копится обида на весь белый свет. Простенькая хлопчатобумажная блузка с коротким рукавом. На вороте расстёгнуты две пуговки, открывая тонкую, трогательно-беззащитную шейку с голубым прочерком вены. Через левое плечо переброшен потёртый ремешок старой женской сумочки из коричневой искусственной кожи. На боку сумочки зияет рваными краями большая дыра. Короткая синяя плиссированная юбочка, схваченная на талии жёлтым пояском с металлической пряжкой. Под куцым подолом – тощие, загоревшие до тёмно-коричневого оттенка ножки в шрамах и царапинах, обширная ссадина на правом колене щедро залита зелёнкой. Измазанные белые гольфы, левый сполз почти до щиколотки. Стоптанные жёлтые сандалики. Сплетённая из бордовых нитей авоська с бутылками «Столичной» на сером потрескавшемся асфальте.
Семь штук, – машинально отмечает Фредя.
– Маленькая, – зловещим низким голосом протягивает нить первого контакта охотник, – Не слишком ли тяжела для тебя такая ноша?
Девочка коротко шмыгает носом, запускает через дыру руку в сумку и извлекает из её недр пачку «Беломора». Привычно обминает картонный мундштук, вставляет в угол рта, чиркает спичкой о подошву левой сандалии, закуривает и затягивается. Выпускает из ноздрей струи дыма и оценивающе осматривает пришельца – от ботинок до шляпы.
– Стра-а-ашненький, – голос у девочки низкий, сиплый и прокуренный. Она сплёвывает сквозь зубы и чешет левой рукой в затылке. – Сама думаю – дальше тащить, или пять тут высосать. Но ты, убогий, не примазывайся, самой не хватает.
Клацают лезвия на страшной перчатке, Крюгер садится перед ребёнком на корточки:
– Мне не нужна твоя водка, дурочка. Я буду играть только с тобой, – охотник страшно щерится в лицо очередной жертвы. – И ещё: курить вредно.
Страшные пальцы щелчком выбивают изо рта девочки тлеющую папиросу. Крюгер терпеть не может огня.
– Сука, – девочка выдыхает ему в лицо клуб вонючего дыма и без подшага коротко и сильно бьёт коленом в покрытое шрамами лицо. Маньяк мычит что-то короткое и падает на спину. Пытаясь удержать равновесие, взмахивает рукой, лезвия перчатки пробивают ржавую сталь горки и застревают намертво.
Малолетка выдёргивает из авоськи, прямо из-под водочных бутылок, большой молоток и умело, со знанием дела дробит Крюгеру колени тощих нескладных ног.
– А то больно прыткий, – поясняет она свои действия, ни к кому конкретно не обращаясь.
Достаёт из пачки очередную «Беломорину», закуривает, наступает сандаликом на скребущую по асфальту кисть свободной руки маньяка и стаскивает с его уродливой головы шляпу. Оттягивает кожу на щеке, хмыкает:
– Будет мамке заплата на сумку, будет. Почти крокодиловая. А пока мы займёмся глазками.
Девочка перебрасывает косички за спину, делает глубокую затяжку и берёт папиросу в руку, заворожённо глядя на тлеющий табак.
– Не волнуйся, урод, никто не услышит. В этом районе и не живёт-то никто.
Фреди забился, безуспешно пытаясь освободить руки, и громко замычал, глядя на приближающуюся к лицу папиросу.
Последний раз редактировалось Инодин Николай 14 фев 2016, 19:33, всего редактировалось 1 раз.
Инодин Николай

 
Сообщения: 476
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2100

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Инодин Николай » 30 янв 2016, 12:02

ПРО ЭЛЬФОВ, МАМОНТА И ИНТЕЛЛИГЕНТНОГО ПОПАДАНЦА.
Писателю Князеву посвящается.
Золотые лучи благословенного светилища, устав пробиваться сквозь волны целебного воздуха срединного мира, покраснели, и, окатив на прощание багрянцем застывшие над долиной Речного Раздолинья замки кучевых облаков, угасли. Блистающее детище Феонтира скрылось за краем моря, уходя освещать дивные земли предвечного Запада.
Многоголосый птичий хор исполнил прощальную песню, многочисленные пернатые певцы разлетелись по гнёздам, укрытым на земле, под землёй, в ветвях кустарников и в вершинах дерев. По извечным тропам, как заведено это от изначальной песни творения, шагают, бесшумно раздвигая сухие травы и сохнущие ветви, к золотолистым меллорнам могучие олифанты. В лесном сумраке сахарно мерцают их тяжёлые бивни. Ушастые громадины по очереди подбираются к подножию величественных меллорнов, и оставляют в гуще водушных корней этих царственных исполинов священного леса самое дорогое, что у них есть. Экскременты. В час, когда под кронами священного леса происходит это действо, загадочный серебристый сумрак эльфийской твердыни полнится счастливым скрипом и шорохом царей древесного мира. Корни дерев радостно поглощают пищу, необходимую им для поддержания жилых платформ в густых кронах, и к утру только бодрящий живительный аромат напоминает обитателям древесных крепостей о ночном таинстве леса.
Исполнив свой долг перед гигантами растительного царства, великан царства животного скрывается в дебрях леса, унося дар благородного дерева – пучок золотых листьев, каждый из которых благодаря силе волшебства изначальных способен на несколько часов насытить самого прожорливого олифанта.
Шли века, установленный божественной музыкой порядок не нарушался ни злобным гоблом, ни окончательно одубевшим без женской ласки древним понтом. Но в одну из тёмных ночей, когда ватное одеяло туч укрыло землю от животворящего света ночных феонитов, в глубине Смрадной Топи, среди миазмов, в самой чаще искривленных тёмной волшбой стволов валидатора, из-под лохматых прядей жёсткого бурого волоса зловещим рубиновым огнём сверкнули ужасные глаза. Тёмная масса скользнула на землю из гнезда, укрытого в самой гуще пальмовых листьев, и почва содрогнулась под весом этого посланца сил мирового зла. Тяжкая стопа ударила в поверхность лесной тропы, безо всякой жалости раздавив любопытного молодого василиска, решившего поглазеть на невиданное доселе животное. Страшный, покрытый густой шерстью хобот мимолётно скользнул по поверхности мокрого пятна, оставшегося на тропе, всосав остатки выступившей крови. Зловещий довольный рык, от которого стыла в венах кровь, холодели души и покрывались ледком лужи разнёсся по дрогнувшей чаще. Сообразительные гномы передвинули бочонки с пивом поближе к выходу из своих пещер – по летнему времени коротышки предпочитали употреблять пенный напиток охлаждённым.
Робкий и трепетный олифант, застенчиво помахивая ушами, пробирается скрытой тропой к укрытому среди скал и деревьев водопаду. Спешит омыться в прохладных струях, потому что вчера прекрасная самка, та самая, что живёт за большим бугром, наконец ответила на его двухлетнее ухаживание и согласилась принять в дар несколько листьев меллорна. Это будет первое свидание в его жизни! Нужно успеть подготовится до восхода светилища!
Но что это? Сгусток ужаса, темнее самой темноты выступает из чащи навстречу беспечному воздыхателю. Багровые глаза, лишая воли, впиваются в зрачки несчастной жертвы, жёлтые потрескавшиеся бивни, свёрнутые наподобие пожарных шлангов, распрямляются со зловещим хрустом, и устремляются к шее беззащитного животного. Минута – и лишённое крови тело олифанта с последним стоном опускается на землю, а его убийца скрывается в сумраке, направляясь к своему зловещему гнезду.
Рядом с безжизненно вытянутым хоботом олифанта, втоптанные в грязь, остаются сиротливо лежать ажурные золотые листья.
***
– По данным анализа, проведённого на основе перманентной импедансной плетизмографии, Ваше Величество, при таких темпах сокращения поголовья олифантов, каковые имеют место в настоящее время, критическое обострение жилищного кризиса можно ожидать уже к середине ближайшей бесконечности. С учётом значительного сокращения срока эксплуатации, сдача новых меллорнов уже не покрывает износа отслуживших своё деревьев.
Правитель Раздолинья красив суровой красотой родителя номер два, что нисколько не вводит в заблуждение собравшихся на совещание подданных – все знают, что за неустанную работу по преодолению всех и всяческих запретов и ограничений в деле общения между разумными и даже неразумными существами его величеству давно присвоено почётное звание «родитель без номера». Время от времени, узнав об очередном успехе монарха, придворные лизоблюды пытаются присвоить своему правителю ранг «родитель вне категорий», но присущая повелителю личная скромность каждый раз заставляет его отклонить подаваемый ими законопроект.
Надо признать, владыка эльфийских кущ несколько растерян – не первую вечность сидит он на сикоморовом троне своих предков, но с кризисом такой силы сталкивается впервые.
– Помогает ли в решении проблемы мобилизация наших внутренних ресурсов?
Министр внутренних дел удручённо разводит руками:
– Из-за того, что в последние бесконечности уровень жизни Ваших подданных постоянно повышался, плотность населения на единицу жилого фонда значительно сократилась, и внутренних ресурсов уже не хватает. Без сомнения, при уменьшении количества пригодных для обитания деревьев результативность программы возрастёт, но это ожидаемо вызовет недовольство у избалованных обитателей среднего яруса. Они и в настоящее время выказывают недовольство тем, что один процент народа, обитающий в верхних ярусах занимает семьдесят процентов суммарной площади всех дэлоней леса…
– Распустил я вас, – недовольно раздувает точёные ноздри идеального носа правитель. – А что нам скажет начальник логистической мануфактуры?
– За отчётный период из-за пределов Леса доставлено на триста процентов больше необходимых для поддержания экологического равновесия веществ, чем за предыдущий, Ваше Величество!
– Транспортиэль, в предыдущем периоде мы не импортировали стратегического сырья, – удивился повелитель.
– Департамент подсчётистики поднял архивы, и убедительно доказал, что во время дипломатического визита повелителя Алкогорна к Вашему Величеству его скакун дважды помогал увеличить плодородие нашей почвы!
– Значит, ваша мануфактура доставила жалких шесть кучек?
– Мы готовы были доставить в несколько раз больше, но дипломаты не смогли добиться увеличения поставок, Ваше величество.
Со своего место поднялся умудрённый годами Болтуниэль:
– К сожалению, лошадники, прознав о нашем тяжёлом положении, безбожно подняли цены и напрочь отказали нам в гиппонитарной помощи. Мотивируют тем, что кони листьев не едят, и сырьё нужно им для удобрения пастбищ.
– Ну а вы, Силавиэль, чем порадуете своего повелителя? Как поживают наши смелые рейнджеры, по-прежнему ли не знают промаха их разящие стрелы?
– Готов понести заслуженное наказание, Повелитель! Порождение злобной фантазии всеобщего Врага не боится ран, нанесённых нашим оружием – даже переходные стрелы с мифриловым сердечником не наносят ему никакого ущерба.
– Не пробивают шкуру?
– По оперение входят, повелитель.
– И что?
– Исторгает обратно, мерзавец, причём безболезненно. В рукопашную тоже ходили.
– Результат?
– Нас стало на четырнадцать меньше, повелитель. Великие мечи Разорвун, Протыкун и О.Т. Резун изъедены едкой кровью порождения мрачной бездны до полной утраты поражающих способностей.
– И что теперь делать?– растерялся правитель. – Мне что, готовиться к переселению в кирпичную конуру, как этим жалким недоэльфишкам из Чернолесья?
– Есть способ! – из-за завесы декоративного ядовитого плюща, опасливо отдёрнувшего свои побеги с её пути, вышла статная красивая эльфийка, настороженно поводя по сторонам острыми ушами.
– Что ты желаешь мне предложить, несравненная Беттаидрель? Выжечь гнездо ужасного монстра огненным штормом, для вызова которого нужно испепелить весь наш лес?
– Если сочтёте нужным, Владыка. – Склонила гордую шею в придворном реверансе красавица.
«Вторую вечность знаю, но не приедается, стерва. До чего же хороша», - подумал повелитель эльфов, временно переходя в состояние родителя номер два.
– Но сперва выслушай свою самую преданную…
«Много раз», – уточнил про себя повелитель.
… подданную, – договорила Беттаидрель. Она извлекла из складок воздушного, почти прозрачного одеяния, древний манускрипт, и трагически, с подвыванием, начала читать начертанное в незапамятные времена предсказание:
Когда от иссохших корней достигнет нежданное горе
Высоко поднятых вершин златолистых, и вскоре
Померкнет в смятеньи души сиянье в неистовом взоре
Владыки великого взглядов лучистых, чрез море
Пространств, просочиться сквозь щёлку в заборе
Воитель, гроза порождений нечистых. И в радостном хоре
Восславят в веках стран далёких засланца, его - Попаданца.

Повелитель поморщился – старый пергамент был плохо дезодорирован.
– И чем, милочка, нам поможет этот ваш, извините, попаданец?
– Всем, повелитель. Попаданцы, они для того и существуют, чтобы помогать. Их для этого и попадают. Мир так устроен. Постулат Второго Авторского Произвола, пункт первый, часть вторая.
– А что гласит первая? – скромно поинтересовался глава департамента подсчётистики.
– Утрачена, – грубо оборвала его повелительница зеркал.
***
Эммануил Иванович Светиков прожил на свете тридцать пять лет, но так и не понял, зачем. Процесс сей удивлял Эммануила затянутостью, однообразием сюжета и скудостью выделенных на него ресурсов. В свободное от сна, тягостных размышлений и употребления горячительных напитков время потомственный педагог Светиков серо и однообразно наставлял подрастающее поколение в правилах родного языка, в чём, впрочем, тоже не преуспел. Причина, судя по всему, крылась в несовпадении вкусов. Эммануил Иванович любил слова длинные и однозначные, эдакие перлы изящной словесности, подрастающее поколение выбирало слова короткие, пригодные для передачи максимума информации при минимуме выразительных средств. Кроме того, такой подход позволял здорово экономить краску и время при нанесении петроглифов на разные поверхности. Склонность учеников к наскальной живописи Светикова не удивляла, он помнил, что общество развивается по спирали. Видимо, начинается очередной виток, глядишь, тыщ через десять годков потомки современных троглодитов опять изобретут азбуку. Не зря дед Эммануила, Серафим Оразбердыевич Кант, говорил:
– Чем больше слов, тем меньше они стоят. – И непременно добавлял: – Однако.
В тот судьбоносный вечер Эммануил Иваныч нетвёрдой походкой возвращался с посиделок в случайной, но весьма интеллектуальной компании. Некий выверт вероятности методом соединения в общественном транспорте свёл Светикова, слесаря с высшим гуманитарным образованием Петровича, специалиста по материализации желаний Родабора Уверенного, в быту отзывавшегося на банальное Сёма и кандидата околовсяческих наук Анамподиста Аристарховича Масюту-Соколовского, в квартире коего и происходил вышеупомянутый пир духа. Совершенно случайно во внутреннем кармане потёртого пиджака педагога обрела временный приют одна из поданных хозяином на стол вилок.
– Реликвия! Фамильный сервиз! От прабабушки остался! Это ещё разобраться надо, была ли у тебя прабабушка! – бурчал себе под нос Светиков, обходя очередную лужу.
– Да и вилку я взял маленькую. Вдруг мне завтра поправиться не на что будет?
Туман сгущался, в воде тускло мерцали отражения фонарей. Вдруг одно из отражений заговорщицки подмигнуло Эммануилу. От удивления знаток спряжений и повелитель знаков препинания остановился. Это было ошибкой – на ходу равновесие удавалось поддерживать. Взмахнув руками, как крыльями, Светиков рухнул в лужу. Выставленные ладони не встретили опоры, и он упал в воду с головой… По пояс… Напоследок над поверхностью мелькнула дёрнувшаяся нога, обутая во в меру стоптанный, но тщательно начищенный ботинок. Исчез педагог, в воду канул, хоть глубиной была лужа воробью по колено. Как говорил отец Эммануила Ивановича, Феофилакт Ибрагимович Наливайко, - пьяному и лужа по уши. Как в воду глядел, чесслово!
***
– Это и есть попаданец, который должен решить нашу проблему?
Повелитель эльфов со скепсисом оглядывает щуплое тельце в мокрых одеждах непривычного покроя, скорчившееся у постамента волшебного миррора Беттаидрели.
– Судя по всему, да, Величайший.
Волшебница не менее удивлена результатом – теоритически, из зеркальных вод должен был явиться мускулистый брутальный субъёкт в полосато-пятнистой одежде и голубеньком головном уборе, увешанный боевым железом, как Враг проклятиями, с маркировкой «Za VDV!» на груди – среди знатоков сия надпись почиталась неким знаком качества попавшего выручателя. А это… Впрочем, возможно, всё не так уж плохо. Очки имеются, такой случай упоминался в священных текстах. А где мешок?
Тело на плитах скорчилось ещё сильнее и исторгло из ротового отверстия некоторое количество субстанции мерзкого вида и запаха.
– Отвратительно! – попятился повелитель, – Что за мерзкий каприз природы – использовать для вывода результатов жизнедеятельности то же отверстие, что и для поедания пищи!
– Значит так, сильномудрая. Судя по всему, твой попаданец – отравленная приманка, иного применения для него я не вижу. Тщательно завернуть, доставить к логову чудовища и выложить на тропинке.
Повелитель, скривившись от отвращения, ещё раз мазнул взглядом по добыче миррора.
– Если порождение мрака сожрёт ЭТО, – эльфа передёрнуло, – точно сдохнет. В мучениях.
– Заворачивать-то зачем? – не смекнула волшебница.
– Чтобы лес не изгадить. Если что – саму тропы мыть заставлю! С шампунем!
Владыка лесных кущ развернулся на каблуках и стремительной походкой покинул помещение.
***
Утро не задалось. Эммануил с трудом поднял тяжкие вежды. В такие моменты он страстно завидовал Вию – гаду не приходилось надрыватьсясамому, хватало помощников. Открывшийся глаз захотелось закрыть снова – таких крупных и мерзких жаб в их городе никогда не водилось. Или это чёрт? Светиков снова приоткрыл глаз.
– Нет, не чёрт. Зелени не хватает.
Жаба оглушительно обругала перекрывшего тропу педагога и поскакала в обход.
Утро! Уроки!
– Где я? – Эммануил сел, возмущённые таким поведением мухи взметнулись в воздух и злобно загудели.
– Фу-у, сегодня ж выходной, – облегчённо вспомнил незаслуженный учитель, но ложиться на землю не стал. Очень хотелось пить. Светиков поднялся, расслабил узел галстука и поплёлся искать воду – о пиве в этой лесополосе оставалось только мечтать.

Тёмный исполин, исчадие мрачных глубин, тоже может страдать. В том числе и от головной боли. Вчера удалось изловить сразу двух олифантов, и ночной ужас златолесья несколько перебрал, от чего и мучился с утра. И хотя солнечные лучи уже осветили верхушки деревьев, желание поправить здоровье толкнуло лохматого алкоголика на лесные тропы – терпеть последствия абстинентного синдрома было невозможно.

Они столкнулись нос к хоботу на узкой топкой тропе недалеко у сочащегося по болотине ручейка – туберкулёзника. Ветер внезапно дунул в спину человеку, и огромный кровосос отшатнулся, отводя хобот в сторону.
– М…Мэнни? – близоруко щурясь сквозь заляпанные стёкла очков, удивился Эммануил.
Помятая фигурка среди болота цветом и запахом вызывала отвращение, но чуткий нюх тёмного чётко определил: теплокровный. Значит, вполне годится. Лекарство не обязано быть вкусным, лишь бы помогало. Покрытая буро-коричневой жёсткой шерстью гора мышц решительно шагнула вперёд. Лекарства в упаковке всего ничего, такого клыком не возьмёшь, прошибёт навылет. Значит, нужно выжать всё до капли – прямо в рот. Могучий хобот сдавил Светикова и поднял над развезшейся пастью…

Очки слетели, но и без них попаданец разглядел горящие зловещим рубиновым огнём глаза чудовища. Страх не сковал члены дипломированного филолога, напротив, придал прыти его тщедушному телу. Выхватив своё единственное оружие из внутреннего кармана, с пронзительным визгом Светиков воткнул вилку в сдавивший его хобот, похожий на взбесившийся лохматый пожарный шланг.
На несколько ударов сердца они застыли диковинной скульптурной композицией, затем смертоносный хобот обмяк, будто из шланга вытекла вода, и человек упал на мягкий, но грязный торфяной берег. Всю огромную тушу порождения тьмы коробило от враждебной субстанции, попавшей в её гнилую кровь. Наконец чудовище взревело в последний раз, замерло и тяжело рухнуло набок. Героический истребитель исчадий Тьмы в последний момент на четвереньках выбежал из-под рушащейся на него массы. Дрогнула земля, закачались деревья, взлетели в воздух сотни испуганных ворон.
– Фу, урод, чуть не напугал, - пробормотал Эммануил Иванович, без сил опускаясь на тот бивень, который оказался внизу.
Труп сумасшедшего мамонта перекрыл ручейку сток, и вскоре перед ним образовалась небольшая лужа. Страдающий с перепоя педагог не раздумывал долго – пал на четвереньки и восполнил запасы влаги в организме. Потом решительно начал раздеваться, развешивая одежду на бивнях поверженного врага. Нагой, как в миг рождения, шагнул он в воду нового мира. Луч восходящего светила пронзил листву и высветил выколотый на груди попаданца изящный профиль Александра Сергеевича Пушкина.

Охвативший педагога подъём не покинул его и далее – победитель, стоя по колено в мягкой торфяной водице с наслаждением плескался и радостно наблюдал за разлетающимися по сторонам брызгами. Раздавшийся совсем рядом мелодичный смех застал его врасплох.
Эммануил сам не заметил, как оказался у своей одежды, прикрывая ладошками самое дорогое.
Легко перепрыгнув через волосатую конечность окоченевшего монстра, к Светикову подошла высокая стройная девица весьма непривычного облика. Раздельный бронекупальник от лучших кутюрье замечательно подчёркивал соблазнительные округлости. Чёрно-белые пряди густых длинных волос опускались до самого копчика, смешиваясь с покрывающими шелковистую кожу затейливыми узорами. Полосы белые и чёрные причудливо переплетались на её теле, делая красавицу слегка похожей на зебру. Даже брови и ресницы её состояли из серебристых и аспидно-чёрных волосков в пропорции один к одному.
– Величайший герой, освободивший прекрасное Раздолинье от неуязвимого прежде ужаса, отчего ты так скромен со мной?
Низкий, бархатный голос остроухой красавицы пробирал до глубины позвоночного столба. От его звуков распрямилась и поднялась даже втоптанная мамонтом в грязь растительность. Ладошкам Эммануила стало тяжело исполнять свою функцию.
– Меня зовут Мелированель, о великий герой, а тебя?
– Эммануил Иванович – пролепетал ошеломлённый напором истребитель чудовищ.
– Эммануэль… – мечтательно произнесла чаровница, перекладывая его ладони на топ своего бронекостюма, – не нужно скрывать от меня свои достоинства, пусть и не слишком большие, но наверняка высшего качества. Вот там, на пригорке, беседовать будет намного удобнее. Позволь, я отнесу тебя туда.
Травы скрыли их от сторонних наблюдателей, лишь ветерок – предатель вынес из-за зелёной завесы:
– Да-да, просто потяни за эту цепочку, мой герой, мой повелитель…
Последний раз редактировалось Инодин Николай 14 фев 2016, 19:32, всего редактировалось 1 раз.
Инодин Николай

 
Сообщения: 476
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2100

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Инодин Николай » 30 янв 2016, 12:14

Винегрет (что бывает, если писать две разных книги сразу).

Ох, и лупила бабка маленького Митьку за то, что вечно лазил там, куда не звали! И прутом хвостала, и крапивой. За ухо тоже таскала. Видно, оттого и вырос Митяй такой лопоухий. Не пошла впрок бабкина наука, потому как любопытство Митькино зудело и чесалось не в пример сильнее, чем волдыри от жгучей мелколистой крапивы. А ежели куда ход запрещён, так там самый интерес и сокрыт. Теперь бабушка внуку и до плеча не достаёт, её обязанности достались старшине Пердыщенко, командиру хозяйственного отделения, в котором выпало служить Митяю срочную службу. Не просто так служит – коноводом там или помощником кашевара, рядовой Урманцев водитель грузового автомобиля. Кого волнует, что полуторка не новая уже, и не разобрать, Митяй ли на ней ездит, она ли на Митяе. Тем более что полуторка на Родине осталась, а Митяй со своей сводной бригадой ажно в Грецию попал, братскому народу помощь оказывать в борьбе с иноземными захватчиками. Сама Греция Урманцеву не сильно нравится, сплошь горки рыжие, заросшие сухой травой. Лес ежели и сохранился где, так родной прибайкальской тайге и в подмётки не годится. Народ опять же, всё больше мелкий, носатый и чернявый, как обгорелые головешки. Ничё, курносых блондинов, кровь с молоком, с Митькой приехало – на одном пароходе не поместились. Авось, со временем и выправят ситуацию, коли прилежно к делу отнесутся. Митьке вчера одна такая, вертлявая, чегой-то намекала намедни глазами, да на старый сарай показывала. Вот он и топает к тому сараю, может, как раз выпала оказия братскому народу подмогнуть не только агрессоров отражать.
Подойдя к сараю, Митька пилотку на стриженой башке поправил, складки на гимнастёрке под ремнём согнал на спину, воровато огляделся и шмыгнул в дверку…
–Ма-а-ть моя, женщина – вырвалось у Урманцева невзначай.
Вертлявой в сарае не было. И стены дальней у сарая почти не осталось. А среди обломков каменных, от стены оставшихся, броневичок стоит итальянский, небольшенький такой. Он, видать, стену-то проломил, да в сарае и застрял. Покрашен не по нашенски, рыжим таким колером, а на боку белой краской выписано: «La Linche», Рысь то есть, уж такую малость чай и у них в тайге понимают. Ну, с железякой вражеской понятно всё, остров то у макаронников на прошлой неделе отбили, трофеи все ещё и не посчитали до конца. Так не за трофеями сюда боец пробирался.
Расстроенный коварным отсутствием гречанки, боец почесал мотню, сбил пилотку на затылок, и уже совсем собрался из сарая выйти, как броневик ему голубым глазом возьми да подмигни.
– Опа! – сказал Митяй и почесал в затылке – водки месяц не пил, а такие глюки забавные мерещатся!
– Бурк – ответил броневик, махнул кисточкой на правом ухе и застенчиво поскрёб глиняный пол правой передней покрышкой.
– Ёптыть – только и смог выдавить Митяй и осторожненько стал пробираться к дверце в боку непонятной техники. Мало ли кто там чудесит, глянуть надо. Только он к дверце подошёл, та возьми, да откройся. Настежь распахнулась, понимаешь. А в броневичке – ни души, пусто совсем. Нет, сиденья там, и механизмы присутствуют, конечно, даже барахло какое-никакое валяется, а не то что людей – крысы, и той нет. Митька на всяк случай пульс у себя пощупал, не нашёл только. Потом на яблоко глазное надавил – раздвоилось изображение. Осталось только самое верное средство проверить – дал себе Митька в ухо изо всех сил. Башка мотнулась, и в шее хрупнуло, значит, точно не сон это.
А броневичок бибикнул, жалобно так, и задним левым колесом дёргает, которое камнями как есть завалило. Мите жалко что ли, откидал каменюки от колеса. Из-под днища тоже вытащил, даже проход расчистил. В Урманцеве ведь семь пудов весу, сажень косая в плечах, и росту под два метра, не зря порция двойная положена. Ему эта работа и не работа вовсе, а так, косточки размять.
Закончил Митяй камни ворочать, рыжего по капоту похлопал, да и побрел в расположение части, и так, поди, обыскались его там. А чудо ушастое завелось, через пролом выбралось, и за ним следом едет. Митяй и голосом его обратно гнал, и ногой топал, даже камнем разок запустил (аккуратно так, чтобы не попасть) – хоть бы что, тащится броневик за ним следом, ещё и кормой виляет. Ну что ты с ним сделаёшь, привязался на Митькину голову. Так до казармы и добрались, а там старшина стоит, Урманцева поджидает. Что, говорит, боец Урманцев, в самовольную отлучку ходил, девок окучивал? Трибунал, говорит по тебе, боец, плачет, понял-на?
Митька стоит, молчит, глаза в асфальт уставил, да тут Рыся мотором рыкнул, и сбоку от него и выкатился. Внутри у него вроде как затворы лязгнули, и три ствола пулемётных на старшину уставились. В упор. Пулемёты не шибко здоровые, восемь миллиметров всего калибром, но Пердыщенке каждый с тоннель шириной показался. Железнодорожный. Враз у старшины речь перемкнуло. Замер, и по лицу видно – во все в три ствола двумя глазами одновременно взглянуть пытается.
Старшина хоть и строгий, но человек неплохой, такого обращения не заслуживает. Митяй броневичок за ближнее ухо хвать, за самую кисточку.
– Ты что это творишь, чудо иностранное? Устава не понимаешь? Я тебя быстро научу в сортир строем ходить и шины на ночь ваксой мазать!
Рыжий понял, что палку перегнул с пулемётами, бибикает виновато, на передние колёса припал, и башню набок поставил – ни дать, ни взять, котёнок виноватый. Простил его Митя, потрепал по фаре:
– Ладно, прощаю на первый раз, но смотри у меня!
Старшина Пердыщенко на это безобразие смотрит, а понять ничего не понимает. Даже от неожиданности в нём мракобесие поповское проснулось, перекрестился старшина, Господа помянул. Не помогло, не развеялся броневик, стоит посреди плаца и Митькину штанину обнюхивает. Конец света, и только.
Ну, тут повезло старшине, конечно, от штаба в казарму командир батальона с замполитом выдвигались. Им Пердыщенко про конец света и доложил.
Политрук Мышкин на старшину строго посмотрел, и приказал паники не поднимать, потому как по расчётам прогрессивных древних индейцев, ныне угнетаемых капиталистическими поработителями, до ближайшего конца света ещё почти семьдесят два года, а антинаучные доводы старшины он принимать отказывается.
А майор Заремба, хоть и раненый недавно, в вопросе разобрался сразу, пользу от Митькиной находки сообразил, и приказал броневик на довольствие поставить, место на парковке выделить и при Митяе его числить. Трофейных ГСМ тогда много взяли, и патронов на захваченных складах валом было. Но Митьке строго наказал, за броневиком следить и безобразий никаких не допускать.
Рыська оказался машиной не вредной, покладистой. Бочку с водой возил, грузовики из грязи вытаскивал. Ходил в караул с Митяем. Правда, пару раз плац машинным маслом пометил, но после того как Митяй его радиатором в лужу потыкал, привычку эту как бабка отшептала. Слушал одного Митьку, ну и комбата ещё, потому как уважал сильно, и когда видел, по стойке «смирно» вытягивался и «равнение на командира» башней делал.
Инодин Николай

 
Сообщения: 476
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2100

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Инодин Николай » 30 янв 2016, 12:14

Котовасия

В далёкие советские времена жил – был в одной семье кот. Назовём его Васька. На самом деле имя было покучерявее, потому что кот был породистый, редких достоинств, женился регулярно и являлся желанным отцом многочисленных отпрысков. Но к нашему рассказу данная тема отношения не имеет. Жил Васька в городской квартире, существом был насквозь домашним, ухоженным и избалованным донельзя. И диета у Васьки была самая на тот момент достойная, вкушал он единственный продукт – свежеразмороженную спинку минтая. Хека там или, не дай Бог, плотву, не предлагать, понюхает, и страдальчески отвернётся, бедняжка.
Так и прожил бы Василий свою жизнь без особых забот, да вмешался случай. Собрались его хозяева на курорт. На две с лишним недели. А за котом попросили соседа приглядеть. Он одинокий, пенсионер, что ему стоит?
Кормом Ваську обеспечили. Не знаю, как в Мурманске или Петропавловске, а в Минске в те времена спинка минтая в рыбных отделах вовсе не лежала, тоскуя о покупателе. Уж какими путями добывала этот кошачий деликатес Васькина хозяйка, не знаю, но морозильную камеру в соседском холодильнике она на всякий случай забила им полностью. Не насторожило её отсутствие в этой камере других продуктов. Курорт на носу, бдительность притупилась.
Такое событие, как отъезд на Юга, отмечали на даче у соседа, с шашлыками и всем, что к ним полагается. Василия, чтобы не потерялся, заперли в сарайчике с огородным инвентарём.
Ну, отметили и отметили, отъезжающие отъехали, а сосед, по пагубной привычке, останавливаться не стал и плавно ушёл в запой. Из которого откинулся примерно к возвращению соседей. Полез в холодильник, рыбу мороженую увидел и на попу сел – а кот-то где?
Метнулся на дачу, сараюшку открыл, оттуда Василий выполз, живой, слава те, Господи. Но голодный.
Вернувшиеся хозяева кота удивлены были безмерно. Васька ел всё: сосиски, курицу, макароны, картошку, капусту грыз, и сухую хлебную корочку тоже не отталкивал. Сосед на вопрос, как ему удалось кота перевоспитать, благоразумно помалкивал.
Впрочем, через пару месяцев Василий снова питался только размороженной спинкой минтая. Хорошо иметь хозяев, которые себя сами дрессируют.
Инодин Николай

 
Сообщения: 476
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2100

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение HoKoNi » 30 янв 2016, 13:14

http://forum.kontorovich.ru/viewtopic.php?f=6&t=570&view=unread&sid=5d9025e90871b90cf87040b5c19a8adb#p12726
Инодин Николай писал(а):Привычно коротко дунув в папироску и вставив в угол рта, прикусывает, затем двумя пальцами обминает картонный мундштук], вставляет в угол рта, чиркает спичкой о подошву левой сандалии, закуривает и затягивается.

Предлагаю слегка поменять. Курил когда-то "Беломор". Сминаешь папиросу зубами, а затем большим и указательным пальцем обминаешь мундштук. Такое сразу выдаёт опытного курильщика со стажем. :)
Инодин Николай писал(а):без подшага коротко и сильно бьёт ногой в покрытое шрамами лицо

Лучше коленом. И сильнее получится, и напрягаться не нужно. :)
Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом. © Аль Капоне
Нужно задействовать 43 мышцы, чтобы нахмуриться, 17 – чтобы улыбнуться... и только 3, чтобы нажать на спусковой крючок.
Аватара пользователя
HoKoNi

 
Сообщения: 1121
Зарегистрирован: 08 окт 2014, 20:23
Откуда: Пермь
Карма: 1320

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Инодин Николай » 30 янв 2016, 13:34

Костя, спасибо! Принимается.
Инодин Николай

 
Сообщения: 476
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:57
Откуда: Минск
Карма: 2100

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Цоккер » 30 янв 2016, 20:49

Инодин Николай писал(а):затем сметоносный хобот обмяк

смертоносный (ну не смету же он носил, в самом деле? ;) )
Цоккер

 
Сообщения: 1995
Зарегистрирован: 19 окт 2014, 10:25
Откуда: Екатеринбург
Карма: 1871

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение RDL_python » 14 фев 2016, 16:12

Цоккер писал(а):
Инодин Николай писал(а):затем сметоносный хобот обмяк

смертоносный (ну не смету же он носил, в самом деле? ;) )

А может как раз и смету - от чего всем и всему смерть и настает?
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 684
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 358

Re: Короткие сказки и, типа, рассказики.

Сообщение Алексей » 15 фев 2016, 13:35

...живой,слава те,Господи....
Т.к идет проявление положительно-восторженных эмоций, после Господи думаю нужен "!".
На ваше Николай усмотрение,возможно я и ошибаюсь.
Кто хочет,тот ищет возможности,кто не хочет-ищет причины.(Сократ)
Аватара пользователя
Алексей

 
Сообщения: 904
Зарегистрирован: 12 окт 2014, 11:44
Откуда: Орехово-Зуево, МО.
Карма: 358

След.

Вернуться в Мастерская

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 1