Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение ВинипегНави » 23 июл 2017, 08:09

toron писал(а):Городской судья, Адольф Скиннет нависал над Гаем Брюннером, глядя сверху вниз, немигающим взглядом.

1. Либо запятая, отделяющая имя от должности, лишняя; либо нужна вторая, закрывающая уточнение. Хотя я соглашусь с коллегой Raysen, так как в данном контексте имя важнее должности.
2. Красная запятая просто лишняя.
toron писал(а):Даже Брюннер, которого боялась половина города, этой силе противопоставить ничего не мог.
Хотя дворянская спесь всё же заставляла.

Ощущается незаконченность предложения, даже предыдущее предложение (из предыдущего абзаца!) не помогает. Если не добавлять или не объединять предложения, то советую заменить точку на многоточие.
toron писал(а):Но под сверлящим змеиным взглядом, не выдержал.

toron писал(а):– Старик! Чего ты так взвился, ради какого-то камнешлёпа? Я не собираюсь…

Запятая лишняя. Но если Вы желаете интонационно разделить на две части, то лучше оформить два вопроса, где второй будет выражать удивление-непонимание: "Чего ты так взвился? Ради какого-то камнешлёпа?". Так Вы избежите разночтения. Либо другой вариант: "Чего ты так взвился, да ещё ради какого-то камнешлёпа?".
toron писал(а):И после паузы, сказал()

Не приемлет душа конец абзаца без знака препинания. Можно объединить две реплики Брюннера в один абзац.
toron писал(а):– Арман ведь не дворянин, – напомнил судья Скиннет.не рискуешь ли ты честью?

Либо запятая, либо с заглавной.
toron писал(а):– Может, проведём дуэль формально? – неожиданно предположил Адольф.

Лучше "предложил". Здесь явно не предположение. :)
toron писал(а):– Наследник… наместник… зачем им наша глушь? – В глазах Гая мелькнула растерянность, близкая к страху.

С маленькой. Либо с красной строки.
toron писал(а):Судья хорошо знал, этот тик.

toron писал(а):Хотя обычно лицо Брюннера, что маска.

Запятая между подлежащим и сказуемым лишняя. Можно, конечно, заменить на авторское тире, но...
toron писал(а):И они несколько минут молча, смотрели друг на друга.

toron писал(а):– Ты в курсе, – судья нарушил тишину первым, – что в соседней провинции повесили шестнадцать бретёров? За дуэли! Император в бешенстве, оттого, что зимой на дуэли погиб его лучший механик.

1. Похоже я созрел для разговора о бретерах! :D
2. Одна из запятых лишняя - Ваш выбор!
-----
О бретерах.
Слово "блат"-"блатной" пришло к нам, если ничего не путаю, через Польшу от немецких евреев (идиш). И первоначально использовалось исключительно в криминальной среде для обозначения конкретных воровских понятий. Но в последующем практика применения расширилась, хотя и отражает такие же нехорошие (коррупционные) явления в нашем обществе. Но ненаказуемые! Подразумеваемые только!
"Бретёр" пришел вместе с распространением французского языка в дворянской среде. Но в отличие от "блатной" - его значение именно в русском языке сузилось, поскольку существует достаточно много синонимов. Для обозначения заядлого дуэлянта (забияки и драчуна), использующего своё превосходство с нечестными намерениями либо иным образом нарушающего неписанные законы чести, и стали использовать это французское слово. И тоже подразумевать! "Бретер" - это приговор молвы, а не уголовно-процессуальное понятие.
Без контекста у большинства читателей (у меня уж точно!) это слово вызвало ассоциацию заказного киллера, использующего нормы социального поведения для осуществления преступления. Пока не доказанного, но тем не менее очевидного! (Вспомните, скольких чиновников считают ворьём, но с доказательствами для суда туго.) Бретер вызов на дуэль (себя или сам) должен готовить особенно тщательно, его репутация уже подмочена. Значит - интрига, провокация, ну и корысть должна присутствовать.
Так вот аннотация написана явно архитектором, где приговор уже вынесен самим персонажем - ярлык бретера приклеен. Он сам ни в чём не виноват - поведение проштрафившегося современного клерка! Вызов или принятие такового - это ВЫБОР! Если он знает, что Гай является бретером, то камнешлёп - дурак. Я понимаю, что существуют социальные условности, но принять не могу - это личное и к Вашему рассказу не относится.
По данному отрывку я делаю вывод о благородстве Гая, вступившегося за менее умелого друга (и брата, оказывается!) с целью сохранения тому жизни. Как-то плохо вяжется с отрицательным отношением к бретерству.
Кстати, месть заказному киллеру у меня тоже плохо стыкуется, а вот избалованному гаду - отлично ложится.
Уф, всё!
Впрочем, мы, возможно, просто расходимся в дефинициях! 8-) Пишите дальше - всё равно интересно! Уж больно захватывающий сюжет с местью выдала Ваша аннотация.
"Собака - друг человека, а критик - враг человека, хотя тоже СОБАКА." Неизбалованный читатель.
Аватара пользователя
ВинипегНави

 
Сообщения: 1222
Зарегистрирован: 13 фев 2016, 21:39
Откуда: Новосибирск
Карма: 1753

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение Raysen » 23 июл 2017, 14:07

toron писал(а):Здание в сто этажей, цепляющее своей крышей небо.


лишнее

В этом он, конечно, своего беспутного отца превзошёл…


лишнее

Лаура стойко переносила жизнь с Арманом, и лишь сегодня он подумал о том, как тяжело ей это давалось.


можно удалить

Это был их младший сын, озорной мальчуган пяти лет. Скоро ему будет шесть.


ну вот, опять. Почему "был"?

Закатал рукав своей рубахи и отстегнул красивые механические часы.


лишнее

Арман пожал сыну руку, поздравил с наступающим праздником и передал ему свои часы изящно упакованные в атласный свёрток.


лишнее
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2162
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2508

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение ВинипегНави » 24 июл 2017, 07:05

toron писал(а):Арман охотно брался за любой проект, сулящий пусть даже не так деньги, как известность.

У меня фломастеры другой системы. :) Может, лучше "не столь(ко)..., сколь(ко)..."? Или переставить "пусть даже не так сулящий деньги, как известность"?
toron писал(а):Лаура суетливо вытерла слёзы, и нежно обняла мужа.

toron писал(а):Особенно в свете той, прошедшей(,) жизни, которая протекала на работе.

Здесь не однородные. Либо уточнение - тогда выделение с двух сторон, либо Вы хотите подчеркнуть связь "той...,которая..." - тогда удаление выделения с двух сторон.
toron писал(а):Она зажгла свечи. Улыбнулась через силу и сказала ()
– Я хочу отметить день рождения Виктора. С тобой.

В принципе, можно просто удалить "и сказала" и смело поставить точку, поскольку авторство следующей ответной реплики очевидно по контексту.
toron писал(а):Служанка Берта – простая, но неглупая баба – быстро смекнула, что к чему. Не стала возражать против удлинённого рабочего дня.

1. Устойчивое выражение.
2. Резануло! Для возражения должно поступить требование. Вряд ли кто-то специально её упрашивал, скорее всего, она сама догадалась ("неглупая баба смекнула"). Надо бы перефразировать.
toron писал(а):Арман пожал сыну руку, поздравил с наступающим праздником и передал ему свои часы(,) изящно упакованные в атласный свёрток.

toron писал(а):– Пап… спасибо! – Маленький Виктор был в восторге.

toron писал(а):– А если вдруг дочь,(?)(рек.) – тихо спросил он.

toron писал(а):Дверь в прихожую распахнулась, прежде чем, Лаура успела соскочить с коленей мужа.

toron писал(а):В латном доспехе, стальном шлеме(,) из которого торчали седые кудри.
"Собака - друг человека, а критик - враг человека, хотя тоже СОБАКА." Неизбалованный читатель.
Аватара пользователя
ВинипегНави

 
Сообщения: 1222
Зарегистрирован: 13 фев 2016, 21:39
Откуда: Новосибирск
Карма: 1753

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение toron » 24 июл 2017, 08:06

ВинипегНави писал(а):О бретерах.

Я Вас понял. Но похоже мы с Вами держим в уме разные эпохи. Вы, наверно, говорите о русских дуэлянтах 18-19 в, и вообще о временах, когда дуэли начали сходить на нет. В это время человек с десятком дуэлей выглядел отнюдь не героем.

Я же говорю Европе (особенно Франция и Испания) куда более ранних времен (16-17вв) . Даже короли были бессильны запретить дуэли, потому что общество это дело одобряло и всячески покрывало. Бретёр в эту эпоху не был чем-то предосудительным.
Тем более они прекрасно знали - на кого можно нарываться, а на кого нет :)
Аватара пользователя
toron

 
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 20 июл 2017, 16:10
Откуда: Ставрополь
Карма: 450

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение Fire74 » 24 июл 2017, 10:13

Арман охотно брался за любой проект, сулящий пусть даже не так деньги, как известность.

Пусть - лишнее
М.б. лучше не столько деньги, сколько известность?

Это было большим праздников для всех, особенно для жены, неизбалованной его вниманием.

Праздником

Это было большим праздников для всех, особенно для жены, неизбалованной его вниманием.

Раздельно,т.к. есть зависимые слова
Твоя смерть от других рук Базза не удовлетворит, и не надейся.

Предлагаю от чужих рук
С хера ли? – искренне удивился Гильфи. Кто за неё вступится?

Тире - прямая речь продолжается

Желаешь испытать жаркую любовь Базза Скиннета.

?
Fire74

 
Сообщения: 320
Зарегистрирован: 09 янв 2016, 04:25
Карма: 728

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение toron » 24 июл 2017, 10:59

Предпоследняя часть

Утро
Говорят, перед смертью наступает отрешённость. Говорят, что человек прощается со всем, что его связывает с этим миром и обретает невиданную лёгкость...
Но у Армана ничего подобного не было и близко. Наоборот, с утра ему всё сразу стало интересно. Всё имело значение. И то, как встал с кровати. И каждая штанина, в которую просовывал ноги. И конечно то, как спит Лаура. Она лежала, откинувшись на подушке, разбросав пышные карие волосы. Красивая грудь, открытая спущенным одеялом, поднималась и опускалась от мерного дыхания во сне.
Осторожно укрыв её, Арман удержался от поцелуя, боясь разбудить. И пошёл собираться.
Зайти что ли к детям? Нет! Почему-то при мысли о детях, он сразу же расклеивался. Помнил видимо того ребёнка, что утирал слёзы над маминой могилой, когда Гильфи носило где-то в дальних краях. Лучше обойтись.
Сегодня не хотелось думать о плохом. Даже, вспомнив о Гильфи, Арман испытал нечто вроде благодарности. За эту ночь старый наёмник вытер ему сопли досуха избавив от опустошающего чувства обречённости.
– А ты как хотел?– усмехался он, – чтобы всё было и ничего за это не было? Так не бывает, сынок. Зато ты понимаешь, с кем связался, а они – нет. И это хорошо! Поверь мне…
Да и образование Армана – дело рук отца. Гильфи расщедрился, выдав «своему бестолочу» денег на обучение в Архитектурном Институте аж в самой в столице. Был как-то у наёмника «урожайный» год. Купил себе пивнушку, залатал пару ран, новой женой обзавёлся.
Ну и детей не забыл.
– Раз уж человеком стать не можешь, – усмехался он, сажая Армана в поезд, – возводи дворцы. Глядишь и мне чего выстроишь, каменщик...
Арман спустился вниз. Без спешки и со вкусом оделся, хотел было побриться, потом решил, что не надо. Даже расчёсываться не стал. Глаза красные, пойдёт. Пусть на лице царит отпечаток бессонной ночи полной страхов.
Наскоро умыв лицо и руки, он взял свою рапиру и вышел во двор. Извозчик и секундант уже ждали его в карете.
***
Местечко за городом было красивым. Полянка плавно превращалась в склон, спускающийся к изящной быстрой речке. За рекой стеной стоял густой хвойный лес. Особенно сейчас, когда небо наверху было тёмно-синим, а восток алел первыми лучами солнца.
– Это не дуэль, это спектакль какой-то! – возмущался секундант Армана, господин Кобальт, глядя на толпу в тридцать или даже сорок человек. И был прав! Дуэли в Империи обычно старались проводить в кругу доверенных лиц. Но здесь на окраинах, недостаток зрелищ сказывался. И потому список «доверенных лиц» скажем так, слегка расширился.
Арман молча дождался, когда карета подъедет к остальным, аккуратно поставленным в ряд. Вылез.
– Здравствуйте, Арман! – мэр города, невысокий толстячок грустно пожал ему руку, глядя куда-то мимо. Он уже собрался было уйти, как его внимание привлек Гильфи. Рядом с ними покуривали трубку бывшие сослуживцы, одетые и экипированные схожим образом. Всего их отряд насчитывал семеро бойцов, увешанных оружием.
Гильфи тревожно посматривал на дорогу, словно ожидая чьего-то прибытия. Он был в том же облачении, что и вчера, разве что пистолей добавилось, их у него теперь было четыре.
Мэр перехватил его взгляд. Невесело усмехнулся.
– Если вы ждёте добрейшего Джерри, то, увы – он сломал себе ногу на пути в город.
– Когда это? – удивился Гильфи.
– Вчера ночью, – вздохнул мэр. – Он так спешил сюда, что его лошадь кувыркнулась на дороге. Так что на заступничество рассчитывать нечего.
– На всё воля Божья! – хмыкнул Гильфи, взглянув в сторону барона Брюннера.
Гай стоял по другую сторону площадки в компании молодых парней и девушек. Он был гладко выбрит и одет в роскошный белый с золотом костюм. В руке держал рапиру с золочёной гардой и рукоятью из слоновой кости. Эта дорогая игрушка в разные годы успела убить как минимум шестерых, что и «подарило» Брюннеру репутацию бретёра и вообще опасного человека.
Брюннер острил и делал комплименты девушкам, о чём-то увлечённо разговаривал с приятелями. И совсем не было заметно, что этот человек пришёл убивать.
Его вечного «хвостика» Базза рядом не было. Отец и сын Скиннеты стояли среди важных городских мужей – «отцов города». Туда подошёл и секундант Армана. Представился.
– Хайнц Кобальт, барон Синеозёрский. Я прибыл в ваш город как представитель одного из заказчиков Армана, но согласился исполнить печальную роль секунданта.
Мужи, включая судью, степенно склонили головы и поочерёдно представились.
– Я гляжу никто из наших горожан, Арману эту честь предоставить не пожелал, – фыркнул Базз. – Меня зовут Базз Скиннет, я буду секундантом барона Брюннера.
Кобальт холодно взглянул на младшего Скиннета, вежливо кивнул.
– Как угодно барону Брюннеру.
К ним подошёл Арман, отставший от Кобальта. Ватные ноги, идти быстро не желали. За время поездки от его боевого духа не осталось и следа. Из памяти выветрилось абсолютно всё, что говорил отец. Вся бравада и злость на противника. Остался только липкий страх и ещё больший страх при мысли о Лауре. Их противостояние определяло поведение Армана в текущий момент.
– Доброе утро, Арман, – сухо поприветствовал его Адольф. Остальные мужи кивнули с разной степенью приветливости. Базз Армана брезгливо проигнорировал.
– Господин судья!– сказал Арман, твёрдым и громким голосом, – Довожу до вашего сведения, что сейчас состоится дуэль, запрещённая Императором с начала прошлого года.
Наступила недоумённая тишина. Мужи смотрели на него, кто с удивлением, а кто с откровенной насмешкой. Разве что Кобальт одобрительно хмыкнул. В крупных городах империи подобное даже позором уже не считалось. Впрочем, Арману было всё равно. Есть план действий и его надо реализовать. Точка.
На лице Адольфа дёрнулась мышца. Тот поспешно справился с тиком.
– Да? А кто, простите, в ней участвует?
– Я и Гай Брюннер!
Люди зашептались. В их глазах читалось осуждение. Базз Скиннет плюнул себе под ноги и громко крикнул
– ТРУС!
Слух о сказанном пошёл по рядам. Люди оглядывались и осуждающе смотрели на архитектора. Гай Брюннер на выходку Армана не отреагировал совсем. Впрочем, это была его фирменная черта – не видеть в упор тех, на ком сходились перекрестье прицела.
На лице Адольфа Скиннета проскочила злобная усмешка. Арман хочет жить. Но тогда Базз снова всё равно будет мстить ему за оскорбление. И может пострадать. Судья взглянул в сторону Гильфи. Нет! Арман жить не будет!
– Стало быть, вы только что признались в желании участвовать в дуэли, – тихо и отчётливо сказал Адольф. – Правильно, Арман?
И повысив голос, добавил:
– Волею Императора, я имею право Вас повесить. Хоть сейчас!
– Например, на во-о-он той ветке. Живописно будешь смотреться на фоне рассвета, – хохотнул Скинет-младший. – Натюрморт!
– И Брюннера, – угрюмо добавил Арман.
– С чего бы? – Адольф свирепо улыбался. – О планах господина барона на это утро мне ничего не известно. На дуэль ПРИПЁРЛИСЬ исключительно вы.
– И нас притащил! – снова хохотнул Базз.
– Так что все условия для казни у меня есть, – скалящаяся улыбка Адольфа превратилась в уродливую гримасу. – И верёвка, и ветка, и даже зрители.
Окружающие мужи и подошедшие дворяне тихо засмеялись. Здесь собрались в основном любители «поединков чести», потому ждать снисхождения Арману было не от кого.
Архитектор замер как лягушка под взглядом змеи. Кожа судьи посерела, лицо, словно превратилось в череп. Адольф не шутил. Он и впрямь с вечера подумывал повесить Армана и обезопасить Брюннера от лишних проблем с проведением дуэли.
– А не слишком ли длинна у тебя верёвка, Адольф? – послышался насмешливый хриплый голос за спиной. Повернувшись, Адольф увидел семерых ландскнехтов, облачённых как перед боем.
– Ты что на войну собрался? – удивился Адольф.
– Да я вот думаю, – сказал Гильфи с обеспокоенностью в глазах. – С твоим то огромным ростом, не слишком ли верёвка длинной будет?
Судья посерел ещё сильнее, хотя казалось уже и некуда. На лице заглавными буквами читалось – ты не охренел, калека?
Но вслух он сказал иное.
– Не понял?
– А чего непонятного? – простодушно пожал плечами Гильфи. – Ты нарушаешь два закона сразу. Вешаешь дворянина без приказа Императора, и к тому же вешаешь за дуэль, которой не было. Знаешь, что за это полагается? Знаешь! А я, как верный слуга Его Величества, имею право приводить приговоры в исполнение. Закон «О ветеранах» ты тоже наверняка знаешь.
– А силёнок то хватит? – Адольф Скинет с трудом сдержался, чтобы не пробежаться глазами по своим людям, распределённым в толпе. Вместо этого свирепо улыбнулся, зная, что обычно это вгоняет в ступор.
– Ну, – взгляд Гильфи красноречиво сказал, что он видал лилипутов и поувесистее. – На все, боля Божья, Адольф. Не победим, так развлечемся. Верно ребята?!
Шестеро седых покрытых шрамами «ребят» дружно рявкнули что-то воинственное. И приветливо улыбнулись. Все присутствующие сразу же разглядели за этими улыбками полтора-два десятка трупов, застреленных и заколотых.
Судья молчал. Ему совсем не улыбалось, чтобы завтра вся губерния знала о бойне, которая случилась потому, что судья решил повесить дворянина за дуэль. Которой к тому же и не было. Замечательное завершение карьеры. Не каждому врагу такое пожелаешь…
– Эй, Брюннер! – крикнул Гильфи. – А с каких пор тебя судья покрывать начал?
– Я не нуждаюсь в покровителях! – отозвался Брюннер, отвлекаясь на миг от своих собеседников. – И для тебя я господин барон. Ты меня понял?
– Разумеется, господин барон! – сказал Гильфи и с глумливой ухмылкой попытался поклониться в панцире, что получилось более чем нелепо. Брюннер издёвку проигнорировал.
Адольф дёрнул щекой и снова усилием воли сдержался. Идея с повешеньем провалилась окончательно. Теперь только дуэль. Хотя… может лучше внезапная смерть Армана от встречи с грабителями?
– Ладно, Арман, – Адольф вернул лицу бесстрастное выражение. – Я тебя отпускаю. Можешь идти домой!
– Наш дом – поле боя! – Гильфи и хлопнул застывшего Армана по плечу.
– Парень, очнись. Враг скучает!
Арман кивнул и под мрачным взглядом судьи, как зомби, шаг за шагом, поплёлся на ровную площадку. Несколько шустрых парней уже ограничили её флажками.
– Так господа! – громко сказал Кобальт, глянув на часы. – Шестой час утра! Что будем делать?
– Штаны ему поменяйте! – ухмыльнулся Скиннет, и крикнул вслед Арману. – Верно, трусишка?
– Держите себя в руках, юноша! – строго сказал Кобальт. – Это не цирк!
При слове «цирк» Базз побелел от гнева
– Закройте рот!
Кобальт резко замер, его усы встопорщились, а рука выразительно легла на трость.
– Что вы сказали?
– Базз! – окликнул Адольф. – Извинись перед господином Кобальтом. Сейчас же!
Базз, поджав губы, выдавил из себя несколько слов извинений.
– Иди сюда! – продолжил судья. – Думаю, господин Кобальт справится сам.
Кобальт кивнул
– Разумеется!
И не глядя на Базза, пошёл за Арманом.
Увидев, что спектакль начинается, народ начал понемногу подходить к флажкам, стараясь распределиться более-менее равномерно. Семеро вояк, держались особняком, бегло осматривая толпу.
Брюннер снял свой расшитый золотом камзол, оставшись в белой рубахе. Неторопливо размялся. Пошутил, вызвав смех друзей и подруг. Взял рапиру и зашёл за флажки. Красуясь, прошёлся по площадке, выбрав себе позицию так, чтобы восходящее солнце было за спиной. Спокойный, уверенный профессионал. Глядя на Брюннера, кто-то даже начал ворчать, что это не дуэль, а убийство, но его тут же заставили замолчать.
Арман камзол не снял, так и поплёлся к флажкам. Какой-то господин вслух допустил мысль о запрятанном доспехе. Гильфи смерил его долгим внимательным взглядом, и бдительный товарищ сразу увял. Впрочем, Кобальт всё равно потребовал от Армана расстегнуть камзол. Арман двигаясь как во сне, расстегнул камзол, показав рубаху.
– Мне холодно! – угрюмо сказал, застёгиваясь. Больше претензий к нему не было.
Лохматый, небритый, с красными глазами он являл собой полную противоположность Брюннеру. Зрители смотрели на него скептически, иногда со злыми усмешками. Кто-то попросил Брюннера «не решать дела быстро» и тот усмехнувшись кивнул.
Вытащив со второй попытки рапиру из ножен, Арман уронил их в траву и зашёл за флажки, сбив один из них. Утреннее солнце мелькало над деревьями, освещая его с головы до ног.
– Уйти с солнца! – прошипел Гильфи, и жестами, начал подсказывать Арману, что надо сменить позицию. Его товарищи, выпучив глаза, тоже махали руками и шипели, подсказывали, под тихие смешки зрителей. Но Арман застыл как столб, покачиваясь, глядя безумными глазами напротив себя. Грудь Армана вздымалась и опускалась, будто он всерьёз собирался «надышаться» вопреки известной пословице.
Брюннер, в общем-то, был не против стать к солнцу боком. Чтобы всё было честно. Но видя полную апатию противника, остался на месте.
Гильфи зло плюнул, и тоже махнул рукой.
– Арман! – окликнул его мэр. Архитектор вздрогнул и пришёл в себя. Даже ватное тело обрело чувствительность. Он был искренне благодарен мэру города, что вывел его из очередного ступора. Мэр, один из немногих зрителей, кто не воспринимал происходящее как забаву. Когда-то он дал шанс амбициозному юноше, и с тех пор ни разу не пожалел.
– Я выражаю соболезнования… – хрипло и печально сказал мэр, нервно вертя в руках курительную трубку. – Мне очень жаль… Буду молиться за вашу душу…
– Спасибо! – кивнул Арман, не глядя на него, и пожал руку, промахнувшись правда пару раз.
– Всё? – спросил Кобальт. Дождавшись, когда мэр уйдёт за флажки, он стал между дуэлянтами. Поднял руку, готовясь дать команду.
Между ними было всего три шага. Брюннер стоял в своей типичной манере, в упор не глядя на противника. Арман же смотрел вниз, поскольку солнце уже начало мешать видеть. Кобальт медлил, хмуро глядя на свои часы. Среди зрителей начало нарастать напряжение. Все были так заняты начинающимся поединком, что не обратили внимания, как Гильфи небрежно снял шлем и помахал им, словно пытаясь его охладить.
– Начали! – скомандовал Кобальт и отошёл за флажки.
Последний раз редактировалось toron 24 июл 2017, 21:54, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
toron

 
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 20 июл 2017, 16:10
Откуда: Ставрополь
Карма: 450

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение Raysen » 24 июл 2017, 18:12

toron писал(а):Она лежала, откинувшись на подушке, разбросав пышные карие волосы.


так обычно говорят о глазах
волосы, может, каштановые?
хотя, дело вкуса и авторского произвола :)

Арман спустился вниз.


спускаются всегда вниз :)
предлагаю заменить вниз на что-то более конкретное. К примеру, не писать "вода стекала вниз", а "вода стекала в лужи".

он взял свою рапиру и вышел во двор.


лишнее

Местечко за городом было красивым.


но что стало с его красотой? :)

Он был гладко выбрит и одет в роскошный белый с золотом костюм.


но неожиданно покрылся щетиной? опять это "был" :)

В руке держал рапиру с золочёной гардой и рукоятью из слоновой кости.


повтор

За время поездки от его боевого духа не осталось и следа.


лишнее

– Я не нуждаюсь в покровителях! – отозвался Брюннер, отвлекаясь на миг от своих собеседников.


лишнее

– Наш дом – поле боя! – Гильфи и хлопнул застывшего Армана по плечу.


лишнее

Брюннер снял свой расшитый золотом камзол, оставшись в белой рубахе.


лишнее

Красуясь, прошёлся по площадке, выбрав себе позицию так, чтобы восходящее солнце было за спиной.


встав так

Кобальт медлил, хмуро глядя на свои часы.


лишнее
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2162
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2508

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение ВинипегНави » 24 июл 2017, 20:59

toron писал(а):Говорят, что человек прощается со всем, что его связывает с этим миром(,) и обретает невиданную лёгкость...

КМК, сказуемое "обретает" в грамматической основе с "человек".
toron писал(а):И то, как встал с кровати. И каждая штанина, в которую просовывал ноги. И (,)конечно(,) то, как спит Лаура.

Повтор с союзами "и" уместнее выглядит в одном предложении, но в случаях акцентирования путем разбивки на предложения лучше соблюдать ритмику: каждое должно начинаться одинаково. Может, удалить "то"? Хотя это дело вкуса. ;)
toron писал(а):Она лежала, откинувшись на подушке(у?), разбросав пышные карие?! волосы.

Круче только "каурые"! :lol: :lol: :lol:
toron писал(а):Красивая грудь, открытая спущенным одеялом, поднималась и опускалась от мерного дыхания во сне.

Перефразировать. Открыть грудь одеялом, да ещё спущенным?! Понятно, но коряво!
toron писал(а):Зайти (,)что ли(,) к детям?

toron писал(а):Помнил(,) видимо(,) того ребёнка, что утирал слёзы над маминой могилой, когда Гильфи носило где-то в дальних краях.

toron писал(а):Сегодня не хотелось думать о плохом. Даже, вспомнив о Гильфи, Арман испытал нечто вроде благодарности.

Не понятно, к чему относится усилительная частица "даже"! Если вдруг я не прав с удалением запятой, и её постановка значит "даже Арман", то тогда лучше сделать перестановку.
toron писал(а):За эту ночь старый наёмник вытер ему сопли досуха(,) избавив от опустошающего чувства обречённости.

toron писал(а):Глядишь(,) и мне чего выстроишь, каменщик...

toron писал(а):Но здесь(,) на окраинах, недостаток зрелищ сказывался. И потому список «доверенных лиц»(,) скажем так, слегка расширился.

toron писал(а):– Здравствуйте, Арман! – мэр города, невысокий толстячок(,) грустно пожал ему руку, глядя куда-то мимо.

toron писал(а): Он уже собрался было уйти, как его внимание привлек Гильфи. Рядом с ними покуривали трубку бывшие сослуживцы, одетые и экипированные схожим образом. Всего их отряд насчитывал семеро(семь?) бойцов, увешанных оружием.

toron писал(а):Остался только липкий страх(,) и ещё больший страх при мысли о Лауре.

Если ед.число, то не однородные, а добавка.
toron писал(а):– Господин судья!– сказал Арман, твёрдым и громким голосом,(.) – Довожу до вашего сведения, что сейчас состоится дуэль, запрещённая Императором с начала прошлого года.

toron писал(а):Наступила недоумённая тишина.

Недоумение-недоуменный.
toron писал(а):Есть план действий(,) и его надо реализовать.

toron писал(а): Базз Скиннет плюнул себе под ноги и громко крикнул()
– ТРУС!

toron писал(а):Впрочем, это была его фирменная черта – не видеть в упор тех, на ком сходились перекрестье прицела.

Числа не совпадают. Да и при дуэли холодным оружием образная фраза - не очень соответствующая.
toron писал(а):Но тогда Базз снова всё равно будет мстить ему за оскорбление.

Не звучит. Коряво как-то. Я бы "снова" удалил. Да и "тогда" после высказанного желания жить выглядит неуместно. После "выжил" - к месту. А так...
toron писал(а):Кожа судьи посерела, лицо, словно превратилось в череп.

toron писал(а):– Ты(,) что(,) на войну собрался? – удивился Адольф.

Здесь "что"="что ли".
toron писал(а):С твоим то огромным ростом, не слишком ли верёвка длинной будет?

В прямой речи можно заменить на многоточие, если Вам, как автору, нужна пауза. На крайняк - авторское тире.
toron писал(а):– А силёнок(-)то хватит? – Адольф Скинет с трудом сдержался, чтобы не пробежаться глазами по своим людям, распределённым в толпе.

toron писал(а): – На все, боля Божья, Адольф.

toron писал(а): Верно(,) ребята?!

toron писал(а):Хотя… может(,) лучше внезапная смерть Армана от встречи с грабителями?

toron писал(а):– Наш дом – поле боя! – Гильфи и хлопнул застывшего Армана по плечу.

Что-то пропущено.
toron писал(а):– Так(,) господа! – громко сказал Кобальт, глянув на часы.

toron писал(а):– Штаны ему поменяйте! – ухмыльнулся Скиннет, и крикнул вслед Арману.

toron писал(а):Кобальт кивнул ()

toron писал(а): Семеро вояк, держались особняком, бегло осматривая толпу.

toron писал(а):Арман(,) двигаясь как во сне, расстегнул камзол, показав рубаху.

toron писал(а):Кто-то попросил Брюннера «не решать дела(о?) быстро»(,) и тот(,) усмехнувшись(,) кивнул.

toron писал(а):– Уйт(д)и с солнца! – прошипел Гильфи, и жестами, начал подсказывать Арману, что надо сменить позицию.

toron писал(а):Гильфи зло плюнул, и тоже махнул рукой.

toron писал(а):Когда-то он дал шанс амбициозному юноше, и с тех пор ни разу не пожалел.

toron писал(а):– Спасибо! – кивнул Арман, не глядя на него, и пожал руку, промахнувшись(,) правда(,) пару раз.
"Собака - друг человека, а критик - враг человека, хотя тоже СОБАКА." Неизбалованный читатель.
Аватара пользователя
ВинипегНави

 
Сообщения: 1222
Зарегистрирован: 13 фев 2016, 21:39
Откуда: Новосибирск
Карма: 1753

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение toron » 25 июл 2017, 18:45

Завершение

Со стороны дороги послышался оглушающий рёв. Все вздрогнули и обернулись. Прямо на них мчалась огромная железная штуковина, чем-то похожая на таракана. Или на жука. Она грохотала как сотня рыцарских доспехов, уроненных одновременно. Передняя и одна задняя «ноги» бессильно волочились по земле, отчего наезднику приходилось постоянно дёргать два больших рычага, дабы удержать шестилапую конструкцию в равновесии.
– СТО-О-ОЙТЕ-Е-Е! – вопил наездник во всю свою глотку. Иногда он поднимал ногу и с силой бил по какому-то ящику, после чего недра стального «насекомого» издавали жуткий трубный рёв, а изо всех щелей вырвался белый пар. – СТО-О-ОЙТЕ-Е-Е!
Толпа на всякий случай хлынула в разные стороны. Никому не хотелось попасть под стальные лапы взбесившегося «насекомого».
– Опять этот чудак что-то изобрёл… – печально сказал мэр. – Сейчас кого-нибудь покалечит или сам расшибётся.
– А я вам говорил, что надо было увеличивать сумму штрафа ещё за прошлые художества, – подал голос Адольф, угрюмо глядя в сторону приближающейся зверюги.
– Жалко, – вздохнул мэр, – Талантливый ведь, парень.
– Ну, – Адольф пожал плечами. – Тогда терпите!
Чудовищный рев, порождаемый установкой, оглушил всех. Хотя слово «оглушил» было бы слишком мягким для этого случая. Ревело так, что в каждое ухо казалось, засунули по личной трубе и со всей дури дунули. Зрители, не отрываясь от идущего поединка, громко ругались, желая юному изобретателю всяческих кар, и с каждой секундой глохли всё сильнее.
Арман сделал несколько нерешительных шагов то вперёд, то назад. Гай Брюннер, издевательски опустив шпагу, наблюдал за своим соперником, не двигаясь с места. К Автожуку дуэлянты интереса более не проявляли.
– СТО-О-ОЙТЕ ЖЕ-Е-Е-Е! – кричал Данила, перекрикивая скрежет Автожука. – Не начинайте без меняяяяхххх…. у-у-у-уйй… ох…. – Автожук «потерял» ещё две передние ноги, клюнул носом и на полном ходу ткнулся в землю. Его тут же развернуло почти на девяносто градусов и опрокинуло на бок. В считанные секунды конструкция превратилась в груду грохочущего железа, разлетевшегося по инерции, ещё шагов на пять.
Данилу вышвырнуло из кабины. В одном сапоге, он, всхлипывая, кинулся к дуэльной площадке, расталкивая зрителей. Люди больше не обращали на него внимания. Их заинтересовала смена поведения архитектора.
Арман, сделав пару шагов туда-сюда, неожиданно выпрямился, перестав быть похожим на мокрую курицу. Отсалютовал Брюннеру своей рапирой – подняв её к лицу и резко опустив.
Гай удивлённо приподнял бровь. Арман точно сошёл с ума от страха.
Хотя, скорее всего это случилось с ним раньше!
Несмотря на внешнее безразличие, Брюннер искренне пытался понять, что двигало Арманом всё это время. Гай не любил, когда ему что-то непонятно. Это его злило. Однако Арман оставался непонятен ему целиком и полностью.
Он зачем-то ответил Баззу оскорблением на его дурацкую, но, в общем-то, безобидную шутку.
Зачем? Базз давно и прочно имел репутацию «сельского дурачка» и обижаться на него никому и в голову не приходило. Арман должен был это знать, так как в последнее время частенько тусил у Джексона. Но ведь ответил!
К тому же оскорбил Базза так, что лишил себя всяких шансов «съехать на базаре». Неужели Арман не знал, что назвать Базза клоуном, это гарантированная дуэль?! Брюннер не мог поверить в глупость Армана. Но факты упрямо стояли на своём.
Когда дело дошло до выбора оружия, Брюннер на двести процентов был уверен, что Арман выберет пистоли. Гай вообще-то неплохо стрелял, но исключительно в рамках общей военной подготовки. Куда хуже, чем фехтовал. С пистолями у Армана был бы хоть какой-то шанс выжить. Особенно если стрелять по жребию.
Но архитектор выбрал оружие, которым практически не владел. И это против одного из лучших фехтовальщиков этих мест! Что это? Может быть, безумие?
А теперь этот тип стал прямо на солнце, и ещё пытается корчить из себя «благородного дона». Всё-таки он действительно… того…
После диалога с судьёй Брюннер начал подумывать, как бы оставить камнешлёпа живым, не потеряв своей чести, и не рискуя Баззом. Например, заставить Армана долго и униженно каяться перед Баззом и на этом закончить дело. Брюннер знал, как это сделать, не нарушив дуэльного кодекса.
Но всё, что он узнал об Армане, упрямо свидетельствовало о помрачнении ума. А чего можно добиться от психа?
И поэтому осталось лишь одно…
На приветствие Гай Брюннер ответил аналогичным салютом. Вежливость есть вежливость, чего уж там…
***
Всё! Тянуть время больше не нужно. Солнце, наконец, выползло из-за деревьев и било прожектором в глаза. Это ничего… терпимо… Можно начинать.
Наркотик, заложенный под язык, уже разжёван и телу сейчас легко и спокойно. Это очень ненадолго, на пару минут всего. Но больше и не надо!
Арман отсалютовал противнику, подняв рапиру вверх. А опуская ее, надавил пальцем на драгоценный камень в рукояти.
Выпуклая гарда, состоящая из полусотни лепестков, резко выгнулась в другую сторону, образовав нечто вроде чаши.
РАЗ!
Резкое и почти незаметное движение – и собранный солнечный зайчик чиркнул Брюннера по глазам. Охнув, тот попытался закрыться рукой, но не успел даже это.
ДВА!
Отточенный с самой зимы приём получился бы у Армана даже во сне. Даже у мёртвого! Наклонившись едва не до земли, он резко выбросил рапиру вперёд, перерезав ослеплённому Брюннеру поджилки на выставленной вперёд ноге. И тут же отскочил назад.
– Молодец! – прошептал одними губами Гильфи и громко свистнул. Его товарищи громко «болели» за своего, издавая самые жуткие звуки. Толпа тоже загудела. Учитывая, что все были изрядно оглушены, рёв, возможно, слышали и на окраинах города.
– Он меня… ослепил… – кричал Гай, но среди рёва оглохшей толпы его никто не слышал. А безумно кричащий архитектор продолжил серию атак.
Чудовищная разница в боевых навыках сказывалась даже сейчас. Полуослеплённый и тяжёло раненный бретёр ухитрился отбить два или три неумелых наскока.
Волоча окровавленную ногу, Гай медленно отступал за флажки. Это был единственный шанс выжить, пусть даже поставив на кон свою честь. Но ему было что сказать после поединка. Сейчас же он ничего не видел, а нога с каждой секундой теряла управляемость, превращаясь в тяжёлый кусок безвольной плоти.
Однако Арман отпускать его не собирался. Раз за разом он заходил со стороны раненной ноги, и постоянно тыкал рапирой куда-нибудь, отскакивая при малейшей опасности получить ответку.
До развязки оставались считанные мгновения. И Брюннер, набрав воздуха побольше, крикнул
– Я ОС-ЛЕ …
ТРИ!
Рапира Армана оборвала крик, воткнувшись в горло.
Как учил Гильфи – резкий поворот клинка и выдёргивание его, оставляя рану открытой.
ВСЁ!
Послышалось едва слышное бульканье, и хрип. Роскошную белую рубаху залило кровью. Ноги подломились в коленях, и умирающий барон свалился на влажную от росы траву.
Наступила гробовая тишина. Только Данила, стоящий в одном сапоге, с порванной штаниной тихо смеялся. Вытирал рукавом выпачканные очки и снова смеялся.
– Вот… блин… а. Вот же… блин. Вот же… а!
– Какого… КАКОГО ЧЁРТА?!!… – завизжал Базз, ошарашено глядя на дёргающегося в агонии Брюннера. – ЭТО… ЭТО КАК?
– Господа! Всё было честно, – сказал, а точнее крикнул Кобальт, тоже оглушённый Автожуком. Недоуменный гомон был ему ответом.
– НЕТ, НЕЧЕСТНО! – визжал Базз, всё больше теряя самообладание. – ВЫ СГОВОРИЛИСЬ! ВЫ,..
– ЗАТКНИСЬ, КЛОУН! – заорал Арман, направив окровавленный клинок в его сторону. Побочное действие наркотика ударило ему в голову, хотелось рыдать и выть. Гильфи даже переглянулся с товарищем, делавшим «смесь». Похоже перестарались с дозой.
Как бы Арман кони не двинул прямо тут…
– Здесь тебе не ЦИРК! – продолжал орать Арман. – ТЫ ПОНЯЛ, КЛОУН? ЧЁРТОВ КЛОУН!!!
Базз побелел. Этот… оскорбил его за пустячную шутку в адрес своей уродки-сестры. Теперь убил брата и…
…И снова позволяет себе глумиться. Среди людей.
Безнаказанно глумиться…
…над ним….
Поднявшийся фонтан гнева вышиб из-под Базза последние опоры благоразумия. Выхватывая рапиру, тот скинул с головы шляпу и с яростным рёвом побежал прямо на Армана.
– УБЬЮ, ТВА-А-АРЬ!
– Прекратите! – крикнул Кобальт, сделав останавливающее движение рукой
– СТО-О-ОЙ! – заорал Адольф, который так впечатлился гибелью Гая, что не успел среагировать на припадок Базза.
Но Баззу уже было всё равно. И даже не из-за гнева. А исключительно из-за черноты бесконечно глубокого дула пистоля. Такого маленького, но заслонившего собой абсолютно всё….
Бахнул выстрел, согнавший с веток ворон, и перепугавший и без того впечатлённых женщин. Базз сложился пополам и с хриплым бульканьем рухнул неподалёку с телом Брюннера.
Арман с дымящимся пистолем в левой руке, застыл над ними как статуя. Только плечи подрагивали, от едва сдерживаемых рыданий.
Наступила поистине гробовая тишина.
– ТЫ-Ы-Ы! – страшно закричал Адольф Скиннет. Его лицо дёргалось тиком.
– ТЫ-Ы-Ы!
– Он напал на меня! – крикнул Арман и всхлипнул. – Напал!
Всхлипнув, Арман сполз вниз рядом с убитыми врагами. В его руках болталась окровавленная шпага, и дымился разряженный пистоль.
– ВЗЯТЬ! ВЗЯТЬ ЕГО! – заорал Адольф Скиннет, обернувшись в поисках своих людей, которые куда-то пропали.
– Насчёт «взять» согласен! – неожиданно сказал какой-то невзрачный господин, демонстрируя жетон агента имперской "охранки". – Вы арестованы, господин БЫВШИЙ судья. За потакание дуэлям. Или даже за организацию...
Короткий свист и три «зрителя» надев поверх себя такие же точно жетоны, с маленькими пистолями в руках вышли навстречу публике. К ним присоединились семеро старых солдат, решивших подсобить верным слугам Императора.
Исключительно из гражданской сознательности, разумеется.
Впрочем, их помощь была излишней. У дворян и мысли не возникло что-то делать против агента имперской службы. Подобные мысли ещё дед нынешнего Императора срубил начисто, вместе с парой тысяч буйных голов…
Адольф посерел. Тик дёргал лицо, а взгляд не сходил с двух сыновей, лежащих мёртвыми друг подле друга. А ещё он понял. Понял всё, что задумал и осуществил этот юнец, ставший в глазах толпы жертвой обстоятельств.
И он должен был понять это раньше. Намного раньше…
Адольф Скиннет истошно закричал. Болезнь, мучавшая его всю жизнь, вырвалась из-под контроля. Тик перекосил лицо, превратив в нечеловеческую маску.
Лёгким движением рук он расшвырял ничего не ожидавших агентов как щепки. Хрустнула чья-то шея, в руках Скиннета оказалась шпага. Рыча как зверь, Адольф двинулся туда, где неподвижно сидел Арман.
Кобальт, белый как мел, со шпагой в руке, закрыл Армана собой.
– Нет! Я запреща….
Хлопнул выстрел. Скиннета толкнуло вперёд, но он удержался на ногах. Эффект от попадания оказался нулевой. Страшную рану в боку Адольф проигнорировал, продолжая идти на Армана и Кобальта.
Но второй выстрел оказался удачнее. Пуля угодила в позвоночник и ноги судьи разучились ходить. Скиннета, развернуло на ходу и опрокинуло на землю.
Рык превратился в мычание, из губ его шла пена, но Скиннет раздирал землю пальцами, пытаясь проползти мимо Кобальта и добраться до ненавистного молодчика.
Однако на него навалились оклемавшиеся агенты и спеленали как младенца, превратив в заляпанную кровью мычащую мумию.
Кобальт, осуждающе взглянув на Гильфи.
– Ты меня чуть не пристрелил!
– Не волнуйтесь, – поклонился тот. – Я синиц на лету сшибаю!
– Отбегался, субчик…
Кобальт хмыкнул и с завистью посмотрел на своих подчинённых, пакующих судью и уносящих трупы. Ему хотелось побыстрее сесть за отчёт, сулящий немало наград, но придётся продолжать играть свою роль. До утра не раньше. Уговор есть уговор, да и оплата за прикрытие Армана будет щедрой.
А отчёт он и завтра напишет.
***
– Подъём, салага! – гаркнул над ухом Гильфи. – Чего нюни распустил? Тоже мне…
Арман с большим трудом встал, виновато глядя на отца. Его уже отпустило, хотя всё ещё потряхивало.
– Ты меня чуть не отравил!
– Отравление железом было бы куда более опасным, – хохотнул старый наёмник. – Ты я гляжу едва не обоссался перед Брюннером.
Арман виновато пожал плечами.
– Ну так…
– Да! – протянул Гильфи. – С Гаем Брюннером рубиться не то, что этого дурачка резать! Зато есть теперь чем гордиться, а?
Арман неохотно кивнул.
– Пистоль верни! – приказал Гильфи. – Во!… Теперь дай обниму тебя, чёрта!
Прижав сына к себе, тихо прошептал ему на ухо.
– Десять процентов! Два миллиончика. И ещё сто тысяч Кобальту. Данилу не забудь… ему теперь машину свою чинить.
– Не волнуйся, отец! – Арман едва выдохнул в стальных объятиях. – Я всегда оплачиваю свои счета.
– Всё-таки моя порода! – довольно крякнул Гильфи. – Волчья! А я всё боялся, что нагуляла тебя матушка, упокой Господь её душу. Ну, да ладно. Пойду к себе. Пивнушку открывать пора.
Арман выпрямился и отсалютовал бывшему наёмнику. Тот подмигнул и, прихрамывая, двинул к своей лошади. Друзья уже поджидали его сидя на конях.
Подошёл имперский агент. Взял с него слово дворянина, что Арман сам придёт на суд. Арман поклялся и агент, незаметно подмигнув, ушёл.
Потом пришёл Данила, поздравил с победой. Он выглядел очень смущённым.
– Так это ты у меня это гарду заказал? А я думал, думал…
– Ты не ори-то… – тихо сказал Арман. – Давай потом это обсудим, ладно?
Подошёл Кобальт.
– Поехали, Арман?
– Я пешком пойду, – улыбнулся Архитектор. – Хочу побыть один. Довезите пожалуйста Данилу. Ему ещё транспорт искать – Арман кивнул на Автожука, – барахло своё везти.
– Ничего это не барахло! – обиделся Данила.
– Как скажете, – ответил Кобальт. – Поздравляю с победой.
Они раскланялись. Кобальт с Данилой уехали. Толпа тоже рассосалась. Кто-то поздравил, кто-то прошёл мимо…
Вскоре Арман остался один.


Эпилог. Месть должна быть холодной

Эта история началось ещё осенью.
Арману одна столичная сорока, принесла на хвосте весточку, что здесь рядом в следующем году хотят строить крепкий и длинный мост через широкую реку. Империя вечно с кем-то цапалась, поэтому нуждалась мостах и дорогах для частой переброски войск.
Благодаря своим знакомым Арман узнал то, о чём пока знали лишь два-три чиновника. И своим знанием воспользовался – скрупулёзно составив список «коллег», которые могли бы составить через год конкуренцию.
Действительно серьёзных людей набралось немного – двое.
Пёс войны Гильфи «за жалких три процента» быстро и аккуратно провёл зачистку. О тендере ещё никто не знал, смерти выглядели как несчастные случаи. Арман остался вне подозрений…
…как ему казалось.
Вскоре пришёл судья Скиннет и раскрыл Арману всю его схему. Показал наглядно, что умных людей всегда больше чем один. Поставил условие:
– Вы, молодой человек, избавляетесь от верёвки на шее. А я так уж и быть избавлюсь от своего племянника, когда он выиграет конкурс. Выделю вам немного денег на стройку. И никаких других вариантов не будет, ясно?
Двадцать миллионов уплывало прямо из-под носа. К тому же Арман теперь сидел на крючке у судьи. Неприятно, мягко говоря...
Гильфи от «заказа» отказался наотрез.
– Ты дурак, сынуля? Адольф потому и дожил до этих лет, что все подобные вещи просчитывает на раз. Меня прибьют, а тебя повесят. Придумай, что-нибудь умнее.
И Арман думал всю осень. Весьма кстати пришёлся гнев Императора на дуэлянтов. Арман почуял хороший вариант.
А дальше… письмо в имперскую безопасность, о судье, который плюёт на указ Его Величества. Договор с «конторой», о проведении «контрольной» дуэли.
Выбор Базза Скиннета, как идеальной жертвы. Адольф не стал, бы мешать дуэли. Он никогда не пошёл бы против местных традиций. Тем более Скиннет знал, что Арман не умеет фехтовать. Но на дуэль обязательно бы пришёл, за сына он переживал.
За четыре месяца Арман отработал единственный удар рапирой. Исключительно против Базза Скиннета, с которым пофехтовал один милый человек. На тренировках, куда Базз регулярно ходил. Через него Гильфи узнал, что Базз слабо отбивает удары по ногам. Это и определило «коронный приём» Армана.
Потом вечеринка у Джексона, куда Арман старательно ходил последние четыре месяца, чтобы примелькаться и не выглядеть подозрительно. Потом сестра – дурнушка Флора, мимо которой забияка Базз никогда бы спокойно не прошёл.
Тщательно продуманный заранее ответ Армана.
– Базз, ты не в цирке!
Реакция Базза на такое – предсказуема. Но…
Кто ж, чёрт подери, знал, что Базз не просто «шестёрка» Брюннера, а его тайный брат?!!! Это был шок. Полная и окончательная катастрофа…
Ну да ладно. Покумекали полночи, да и выкрутились. Прав был Гильфи – не знали враги, с кем связались. Слишком уж расслабились, за что и поплатились.
Теперь судью повесят в его же собственной тюрьме. Народ будет коситься, конечно, но прямо Арману никто ничего не предъявит.
А когда мост будет построен, он уедет из этого вонючего городишки. Навсегда.

День

Тело почти не дрожало, и дыхание выровнялось. Только плохо вымытая в реке рапира напоминала ему о дуэли. Но Арман на неё не смотрел. Он отслеживал последние алые лучи утреннего солнца. Они всегда ему нравились.
Солнце неумолимо поднималось вверх, постепенно теряя свои багровые тона. Кровавый рассвет закончился. Начинался обычный летний день.
Последний раз редактировалось toron 26 июл 2017, 08:56, всего редактировалось 3 раз(а).
Аватара пользователя
toron

 
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 20 июл 2017, 16:10
Откуда: Ставрополь
Карма: 450

Re: Порода волчья (рассказ, стимпанк)

Сообщение Raysen » 25 июл 2017, 22:30

у меня только одно замечания

А безумный архитектор продолжил серию атаку


серию атак

После прочтения эпилога, даж не знаю, как относится к главному герою.
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2162
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2508

Пред.След.

Вернуться в Мастерская начинающего автора

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1